Армения – Нагорный Карабах – Нахичеван: откроет ли Турция новый фронт на Кавказе?

Июльское обострение

На северо-восточном участке армяно-азербайджанской границы, между Тавушским марзом Армении и Товузским районом Азербайджана, установилось относительное затишье, прерываемое спорадическими обстрелами и иными враждебными акциями. Приграничные армянские сёла Айгепар, Чинари, Мовсес, Неркин-Кармирарпюр и другие по-прежнему  в прицеле снайперов и артиллерии противника. Вместе с тем предпринятая начиная с 12 июля очередная попытка проверить на прочность позиции третьего армейского корпуса под командованием Григория Хачатурова (а заодно сделать условия для жизни в приграничных сёлах Тавуша ещё более невыносимыми) привела не совсем к тем результатам, на которые рассчитывали в Баку.

Высота, расположенная, если верить ещё советским картам, в пределах Армянской ССР и известная как «Бесстрашная» (в азербайджанской версии «Гарадаш»), так и осталась за Арменией. Две попытки её штурма ночью 16 июля силами элитного спецназа «Яшма» провалились со значительными потерями для штурмующих. Косвенно это признали и в военном ведомстве Азербайджана, заявив об отсутствии территориальных потерь на Товузском направлении. Ранее при отражении неудачной попытки захвата армянского поста погибли высокопоставленные азербайджанские военные, включая генерала и полковника.

21 июля в Ереване в военно-авиационном институте имени маршала Арменака Ханферянца прошла выставка беспилотников противника и их фрагментов, захваченных или сбитых в ходе недавних столкновений в Тавуше, а также в ходе военных действий вокруг Нагорного Карабаха. Примечательно, что одну из суперсовременных машин израильского производства удалось благополучно посадить на армянской территории. Очевидно, этих и других достижений было бы сложнее добиться как без «работы над ошибками» в Армении после апрельской эскалации 2016 года, так и без военно-технического сотрудничества с Россией, в частности в сфере ПВО и радиоэлектронной борьбы.

Армянские военнослужащие с закупленным Баку в 2019 году боеприпасом SkyStriker израильского производства. Источник: facebook / Vitali Mangasaryan

Надо полагать, власти Азербайджана, испытывающего серьёзные социально-экономические трудности из-за падения цен на энергоресурсы и заинтересованные в отвлечении внимания националистически настроенной части общества на борьбу против «внешнего врага», также будут делать свои выводы. Прежде всего – с помощью Турции, незамедлительно выступившей с поддержкой Баку. Несмотря на плотную вовлечённость Анкары в военные действия в Сирии и в Ливии, эта поддержка носит беспрецедентный, комплексный характер. Заявлениями по этому поводу отметились глава Управления оборонной промышленности Турции Исмаил Демир, министр обороны Хулуси Акар и президент Реджеп Тайип Эрдоган. «Наша военная промышленность – от беспилотных летательных аппаратов, ракет, электронных систем и других технологий – вся в распоряжении Азербайджана. Кроме передачи Азербайджану новых систем вооружений, мы готовы модернизировать уже имеющиеся на вооружении образцы и производить их совместно», – заявил И. Демир после встречи 16 июля в Анкаре с заместителем министра обороны Азербайджана, командующим ВВС Рамизом Таировым, командующим дислоцированной в Нахичеване Отдельной общевойсковой армией Кярамом Мустафаевым и другими членами военной делегации из Баку.

Министр обороны Турции пообещал оказать Азербайджану всю необходимую помощь для отражения  «армянской агрессии», и это – не пустые слова. Уже не первое поколение офицерского состава азербайджанской армии проходит обучение в Турции, а отдельная армия в Нахичеване, по некоторым данным, интегрирована в турецкую военную инфраструктуру. По словам бывшего министра обороны Армении Вагаршака Арутюняна, «она полностью подконтрольна Турции, которая там создает секретные базы. Там существует аппарат советника, проводятся совместные учения».

Сразу после событий в Тавуше турецкие истребители F-16 начали демонстративные полёты в районе границы с Арменией, что совпало с внезапной проверкой боеготовности российской армии, затронувшей в том числе Южный военный округ, в состав которого входит дислоцированная в Гюмри 102-я российская военная база. В ряде курдских и арабских источников появилась информация о начавшейся в оккупированных турками районах Сирии вербовке боевиков для Азербайджана с немаленькой «зарплатой». Хотя в Анкаре и Баку это отрицают, игнорировать данную информацию не следует.

Стоит обратить внимание и на тиражируемое азербайджанскими СМИ заявление вице-президента Государственной нефтяной компании SOCAR Эльшада Насирова о некой угрозе продолженным в Грузию и Турцию энергетическим коммуникациям. Несмотря на незамедлительное опровержение Министерством обороны Армении самого факта наличия подобной угрозы, известно, что отработка «охраны» нефте- и газопроводов – важная составляющая продвигаемого Анкарой со второй половины 2000-х годов формата трёхстороннего взаимодействия с Азербайджаном и Грузией. Как показывает опыт Сирии и Балкан, некий громкий инцидент можно организовать под «ложным флагом», приписать противнику и использовать для интернационализации конфликта, особенно, если речь идёт о собственности международных энергетических консорциумов, коей являются упомянутые трубопроводы.

После 16 июля рядом мониторинговых интернет-сервисов были зафиксированы перелёты в Азербайджан турецких военно-транспортных самолётов А400. Судя по некоторым данным, требующим дополнительной проверки, Баку мог оперативно получить до шести разведывательно-ударных средневысотных БПЛА Bayraktar TB2 (по-турецки «знаменосцев») с радиусом действия около 150 км. Вероятно, в комплект поставок входят и высокоточные лазерные боеприпасы с лазерной полуактивной системой наведения. Разговоры о закупке Азербайджаном этих так называемых «мух Эрдогана» начались несколько месяцев назад; 14 марта факт ведения соответствующих переговоров подтвердил министр обороны Закир Гасанов. И не исключено, что июльское обострение подтолкнуло стороны к более оперативной реализации давних планов.

По всей видимости, противники Армении и власти в Киеве надеются, что «знаменосцы» позволят успешно вести воздушную войну, минимизируя потери и способствуя успехам на земле. Однако если это и так, то только при отсутствии у противостоящей стороны эффективных средств ПВО, средств обнаружения воздушных целей и средств радиолокационной борьбы. В ином случае «Байрактары» рискуют превратиться в легко уязвимую и при этом весьма дорогостоящую цель.

В рамках упомянутой «работы над ошибками» в Армении была создана группа компаний, специализирующаяся на разработке собственных разведывательных и ударных БПЛА. В 2018 году на военно-промышленной выставке ArmHiTec-2018 одно из входящих в эту группу предприятий представило барражирующий боеприпас «Монстр», предположительно применяемый сейчас для уничтожения тяжёлой техники по ту сторону границы. Кроме того, началась активная модернизация стоящих на вооружении армянской армии средств ПВО и радиоэлектронной борьбы, не в последнюю очередь в рамках военно-технического сотрудничества с Россией. Наряду с разработками армянских предприятий это позволило Еревану сформировать эшелонированную систему ПВО, способную эффективно отражать угрозы и действовать на упреждение.

В недавнем заявлении министр иностранных дел России Сергей Лавров призвал участников Минской группы ОБСЕ, к коим относится и Турция, «избегать заявлений, провоцирующих дополнительный рост напряженности между Арменией и Азербайджаном». Однако вряд ли это возможно. Кавказское направление – столь же неотъемлемая часть османского великодержавия, как Ближний Восток и Восточное Средиземноморье. В сентябре 2018 года Р.Т. Эрдоган и И. Алиев были главными зрителями военного парада, приуроченного к 100-летию захвата Баку на самом закате Османской империи «Кавказской исламской армией» Нури-паши; сопровождавшегося массовыми погромами армянского населения. С тех пор турецко-азербайджанский тандем укрепился, и есть все основания полагать, что, несмотря на активные посреднические усилия Москвы, относительное затишье на границах Армении и Нагорного Карабаха рано или поздно вновь будет нарушено.

Андрей Арешев, по материалам: Фонд стратегической культуры

Добавить комментарий