Планы и практика инвестиций ЕАБР в казахстанскую экономику

Одним из приоритетов инвестирования ЕАБР в Казахстан является расширение транспортных коридоров. Одним из них будет мультимодальный маршрут транспортировки пассажиров и грузов «Север–Юг», общая протяжённость которого от Санкт-Петербурга до Бомбея – 7,2 тыс. км.

Казахстан: мелеющий Балхаш – заложник китайских проектов?

Межгосударственное сотрудничество – единственный путь к мирному решению спорных вопросов, чреватых межгосударственными столкновениями. К сожалению, повсеместный рост националистических настроений едва ли способствует укреплению коллективной безопасности на фоне повсеместных климатических изменений.

Бассейн Аракса: турецкое «водное оружие» дополнит транспортную блокаду Армении?

Вот уже около 10 лет в Армении пытаются обратить внимание Анкары на недопустимость односторонних гидрологических и смежных проектов в восточной части Турции, ведущих к обмелению Аракса. В свою очередь, пытаясь использовать тотальную внешнеполитическую несостоятельность режима Пашиняна, Анкара диктует Еревану исключительно собственную политико-экономическую повестку.

Водный кризис в Армении: окажутся ли эффективными меры правительства?

Эксперты отмечают, что чрезмерная эксплуатация подземных ресурсов Араратской долины приводит к водному дисбалансу, снижению потенциала восстановления подземных вод, созданию нехватки воды в регионе, что ставит под угрозу продовольственную и энергетическую безопасность страны.

Сирия: водный терроризм – как эффективный метод ведения войны

В то время как перед внешними спонсорами и «международными партнёрами» демонстрируется «конструктивный» характер деятельности запрещённой в России группировки «ХТШ» в Идлибе, подлинные цели которой состоят к достижению монополии на вооружённое насилие. Сирийская армия при поддержке авиации ВКС России проводит военные операции в центре страны, в частности – в районе Пальмиры.

Россия – Казахстан – Китай: разрешима ли «водная проблема»?

Китайская экспансия в Центральную Азию предполагает также и фактическую экспроприацию водных ресурсов региона. Особенно это касается обширных сопредельных районов Казахстана, граничащего с Китаем на участке протяженностью почти в 1800 км, но также и России (усыхание бассейнов Иртыша и Оби). Несмотря на взаимодействие в рамках ШОС и других объединений, подписи Пекина под какими-либо международно-правовыми документами по трансграничным водным объектам отсутствуют, а вялотекущие переговоры ни к чему не приводят.