Приграничный конфликт Индии и Китая: кому выгодно?

Столкновения индийских и китайских пограничников в провинции Ладакх стали самыми интенсивными и долговременными за последние 53 года. Несмотря на многочисленные переговоры и декларации о стремлении урегулировать противоречия, Пекину и Дели пока что не удается прийти к компромиссу. Конфликт вокруг границы между тем уже привел к осложнению отношений между двумя государствами во всех сферах, чем пытаются воспользоваться внешние силы.

Истоки конфликта

Неурегулированность приграничных вопросов между Китаем и Индией имеет давнюю историю и проистекает из действий британских колонизаторов. В 1914 г. Симлской конференцией была утверждена конвенция о границе между независимым Тибетом и Британской Индией, получившая название линии Мак-Магона. Хотя китайская делегация присутствовала на мероприятии, позицию Китая, охваченного революционными брожениями и ослабленного опиумными войнами, попросту не учли.

Получив независимость в 1947 году, Индия признала линию Мак-Магона своей границей. При этом Дели подчеркнул, что некоторые из спорных территорий, в том числе район Аксай-Чин, принадлежат Индии. Со своей стороны, Китай с самого начала не признавал британскую границу, считая, что она отрезала часть территории, принадлежащей ему. В 1950 году Поднебесная присоединила Тибет, тем самым выйдя на спорные рубежи с Индией. Приграничные споры привели к войне 1962 года, в результате которой Китай присоединил северо-восточную часть штата, называемую Аксай-Чин, часть исторического Ладакха, который своим считают и в Дели, и в Пекине. По итогам сражений возникла «линия фактического контроля».

Юридическое признание она получила в китайско-индийских соглашениях, подписанных в 1993 и 1996 годах. В последнем из них было указано: «Ни одно из государств не может предпринимать действий по пересмотру линии фактического контроля». Тем не менее противоречия сохраняются. Пекин выдвигает претензии на 3,5 тыс. кв. км территории индийского приграничного штата Аруначал-Прадеш. Нью-Дели, в свою очередь, считает, что КНР «незаконно оккупирует» более 43 тыс. кв. км индийской союзной территории Джамму и Кашмир.

Спусковым крючком для нынешнего обострения ситуации стало решение Индии об упразднении штата Джамму и Кашмир и образовании на его месте двух союзных территорий: Джамму и Кашмир и Ладакх, что вызвало протесты Китая. Приграничные споры возобновляются всякий раз, когда одна из сторон начинает обустройство территории по свою сторону линии фактического контроля. Первая стычка, положившая начало продолжающемуся до сих пор витку противостояния, возникла из-за разрушения индийцами китайского наблюдательного пункта. Каждая из сторон обвиняет другую в нарушении договоренностей, притом что истинного виновника определить крайне сложно ввиду недемаркированности линии разграничения и сложного рельефа, который меняется после каждого таяния снегов.

Силовое противостояние уже привело к милитаризации границы с обеих сторон. Индия привлекла 35 тыс. военнослужащих, Китай – около 50 тыс. 9 сентября дошло до стрельбы. Как заявил пресс-секретарь МИД Китая Чжао Лицзянь, «индийские войска нелегально пересекли линию в районе Шэньпаошань на южном берегу озера Пангонг-Цо на западном участке китайско-индийской границы и начали нагло стрелять, угрожая китайскому пограничному патрулю, который приблизился к ним». Индийская сторона в свою очередь обвиняет в эскалации ситуации Пекин.

Кто бы ни был инициатором, ситуация вопиющая: оружие заговорило впервые с 1975 года.

Отзвуки мирового геополитического противостояния

Нарастание индийско-китайского конфликтного потенциала невозможно рассматривать вне мирового геополитического контекста. Вашингтон в последние месяцы резко активизировал противостояние с Китаем и Россией. Как отмечает исполняющий обязанности директора Института Дальнего Востока РАН А. Маслов, «это часть общей большой атаки на Китай. С одной стороны, происходят события в Гонконге, с другой – идет большая психологическая атака со стороны США на Синьцзян-Уйгурский автономный район за нарушения там прав человека. И вот теперь пробуждаются старые территориальные споры. То есть КНР оказывается окружена различными конфликтами. Поэтому многие эксперты говорят сейчас, что нельзя исключать, что Индия сегодня пошла на обострение отношений между двумя странами именно потому, что сейчас хорошее время для того, чтобы пнуть Китай».

Вашингтон давно делает ставку на Дели как одного из основных союзников в борьбе с Поднебесной. В июне 2016 года США объявили Индию «основным партнером по обороне». Это уникальный статус в практике внешней политики безопасности США. С 2008 года США продали Индии оборонных товаров на $ 16 млрд,  предоставив ей также право приобретать целый ряд передовых и чувствительных технологий. При участии Японии, США и Индии постоянно проходят военные учения «Малабар». 

Кроме того, Дели является участником Четырехстороннего диалога по вопросам безопасности QSD, в который наряду с США и Индией входят Япония и Австралия. К слову, этой осенью Вашингтон намерен провести в Нью-Дели саммит с целью формализации упомянутого союза. Задача, по его мнению, состоит в том, чтобы работать вместе на уровне регионального блока против «потенциальных вызовов со стороны Китая» и «создать критическую массу общих ценностей и интересов, что привлекло бы больше стран Индо-Тихоокеанского региона».

Не потому ли так резко обострилось приграничное противостояние с Китаем? Вашингтон явно провоцирует Индию на конфликт. Сразу же после инцидента госсекретарь США М. Помпео обвинил Китай в «невероятно агрессивных действиях», подчеркнув, что «мир не должен допускать этой агрессии». Д. Трамп, в свою очередь, отметил, что действия Пекина «лишь подтверждают истинную природу Коммунистической партии Китая».  

Еще один антикитайский проект США – Blue Dot Network (Сеть голубых точек), направленный на противодействие реализации китайской инициативы «Один пояс – один путь». Официальное представление проекта состоялось в ноябре 2019 года в ходе Индо-Тихоокеанского бизнес-форума, прошедшего в рамках 35-го саммита Ассоциации государств Юго-Восточной Азии. Советник Белого дома по национальной безопасности Р. О’Брайен заявил, что Blue Dot – это ответ на «дипломатию долговых ловушек» Китая. С американской стороны проектом займутся Американская международная финансовая корпорация развития – DFC (до 2019 года известна под названием «Американская корпорация зарубежных частных инвестиций» – OPIC), которая объединила возможности с USAID. Blue Dot Network должна стать всемирно признанной системой оценки и сертификации дорог, портов и мостов в основном в Индо-Тихоокеанском регионе. То есть Госдеп США будет ставить «печать одобрения» лишь на те инфраструктурные проекты, которые устраивают американскую сторону. К американской инициативе уже присоединились Япония и Австралия, а вот Индия все же медлит.

Все это осуществляется в рамках принятой 13 июня минувшего года стратегии США в Индо-Тихоокеанском регионе. В докладе названы три противника Америки в Индо-Тихоокеанском регионе – Китайская Народная Республика, Россия и КНДР. Для противодействия врагам Пентагон создает Объединенные силы, а также расширяет военное сотрудничество с «мощной» группой союзников и партнеров США, «готовых победить в любом конфликте с самого его начала». Как сказано в документе, для повышения уровня военного союза будет использоваться экономический фактор.

Как заявлял министр обороны США М. Эспер, «Соединенные Штаты обязаны играть лидирующую роль. Мы являемся тихоокеанской страной, индо-тихоокеанской страной довольно долгое время.  Мы не собираемся уступать этот регион – ни дюйма земли, если хотите, – другой стране, любой другой стране, которая считает, что их форма правления, их взгляды на права человека, их взгляды на суверенитет, их взгляды на свободу печати, свободу религии, свободу собраний – что все это лучше того, что разделяют многие из нас».

Министр иностранных дел России С. Лавров, в свою очередь, отметил, что «продвигаемая США концепция «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона» несет в себе не объединительный, а деструктивный потенциал. Его истинная цель – разделить государства региона на группы по интересам, ослабить многосторонние начала функционирования региональной системы межгосударственных отношений, чтобы установить собственное доминирование».

Угрозы безопасности Евразии

Попытки США втянуть Индию в собственное противостояние с Китаем несут целый ряд угроз не только двусторонним отношениям двух наиболее густонаселенных стран мира, но и всей системе безопасности на Евразийском континенте. Китайско-индийские приграничные споры тесно связаны со всем комплексом взаимоотношений в азиатском регионе, затрагивая интересы Пакистана, Непала, Бутана, Афганистана, государств Центральной Азии и России. При этом четыре из них являются обладателями ядерного оружия, что подвергает континент угрозе физического уничтожения.

Вашингтон выстраивает свою политику в отношении Индии таким образом, чтобы разрушить целый ряд евразийских форматов сотрудничества, включая РИК и ШОС. Вооруженный конфликт между Индией и Китаем переносит конфликтный потенциал в Шанхайскую организацию сотрудничества. Обострение отношений Нью-Дели и Пекина пришлось аккурат на период проведения целого ряда министерских встреч ШОС. Состоявшиеся 4 сентября в Москве переговоры министров обороны Индии и Китая не привели к разрядке, поставив Россию в затруднительное положение, поскольку оба государства являются ключевыми партнерами РФ.

Силовые акции в Тибете уже привели к негативным последствиям. Индия отказалась принимать участие в стратегическом командно-штабном учении «Кавказ-2020», мотивируя это пандемией коронавируса. Истинной же причиной является нежелание взаимодействовать с Вооруженными силами Китая.

Стремление Вашингтона втянуть Индию в свои внешнеполитические стратегии непосредственно затрагивают и Центрально-Азиатский регион. Как отмечает американский Каспийский политический центр, «подключение к Центральной Азии представляет собой жизненно важную геостратегическую цель для растущей Индии, учитывая ее соперничество с Пакистаном и Китаем. Таким образом, Индия является идеальным партнером для Соединенных Штатов в их политике по сохранению независимости и суверенитета Центральной Азии от России и Китая».

Вашингтон видит Нью-Дели в качестве антагониста индийским партнерам по ШОС в Афганистане. Речь не только о попытках создания энергетических и транспортных коридоров из ЦА в обход России и Китая, но и провоцировании индийской стороны на усиление противостояния с Пакистаном, еще одним членом ШОС.

Что же касается России, в американских СМИ явно наблюдается стремление разрушить доверие между Москвой и Дели. Японская Nikkei Asian Review разместила статью американского сенатора М. Рубио под названием «Индии следует игнорировать предложение Путина выступить в качестве посредника в соглашении с Китаем». Как подчеркивает один из самых последовательных противников России в Сенате США, «люди, рассчитывающие на Кремль, должны осознавать, что, пока Путин остается у власти, у них не будет долгосрочного партнера в лице России».

Еще более показательным является материал The Wall Street Journal «Россия Индии не друг», в котором говорится, что «США однозначно поддержали Индию во время пограничного кризиса с Китаем, активизировав консультации и одновременно с этим направив в Индийский океан авианосец, начавший действовать совместно с кораблями ВМС Индии. Россия же призвала Индию и Китай к «поиску выхода из кризиса к взаимному удовлетворению».

То есть достижение компромисса с Китаем и разрядку ситуации одно из ведущих СМИ США считает неприемлемым, откровенно толкая Дели к войне. С такими друзьями враги уж точно не нужны.

Во вред самой Индии

Внешнеполитические маневры США, к сожалению, приносят определенные плоды. Как отмечает почетный научный сотрудник фонда Observer Research Foundation Н. Унникришнан, «у индийской элиты появились некоторые сомнения насчет позиции России не только по отношению к Китаю, но даже иногда и по отношению к Пакистану. Поэтому в индийской политике сейчас можно увидеть существенный крен в сторону США, и, естественно, потому что США видится как более надежный партнер для балансирования Китая».

Главной задачей вашингтонских стратегов является разрушение сложившегося военно-технического сотрудничества между Россией и Индией, что позволит поставить Нью-Дели в полную военную зависимость от США. Более того, разрыв с Россией и Китаем автоматически толкнет Индию «под зонтик» США, что лишит одну из сверхдержав и третью экономику мира возможностей проведения независимой политики.

Дополнительным фактором ослабления Индии является прямой экономический ущерб от прекращения торговых связей с Китаем. Поднебесная занимает второе после США место во внешней торговле Индии. Двусторонний товарооборот по итогам 2019 года составил $92,5 млрд. При этом Индия сильно зависит от торговли с Китаем в ключевых областях. В 2018-2019 годах 92% индийских компьютеров, 82% телевизоров, 80% оптического волокна и 85% компонентов мотоциклов были импортированы из Китая. Конфликты на границе уже привели к отключению в Индии целого ряда китайских мобильных приложений под видом защиты национальной безопасности.

Любопытно, что это совпало с кампанией по борьбе с китайскими мобильными приложениями в США. Как отметил советник главы Белого дома П. Наварро, действия Индии по закрытию китайских мобильных приложений являются «ориентиром для других стран» и «обнадеживающим примером, которому должен последовать Вашингтон».

Тем не менее необходимо отметить, что Нью-Дели не спешит пойти на поводу у провокационной политики Вашингтона. Во время совещания глав оборонных ведомств стран СНГ, ОДКБ и ШОС, прошедшего в Москве, министры обороны Китая и Индии Вэй Фэнхэ и Раджнатх Сингх высказались за конструктивный диалог, а также сообщили о стремлении сохранять мир и стабильность на китайско-индийской границе. Делегации МИД Китая и Индии приняли участие в заседании глав внешнеполитических ведомств ШОС, состоявшегося в Москве 9-10 сентября. Как заявил по итогам переговоров с министром иностранных дел С. Лавровым его индийский коллега С. Джайшанкар, они «отражают наше особое и привилегированное стратегическое партнерство».

Представители Индии не могут не отдавать себе отчета, что сотрудничество с китайскими и российским партнерами на всем пространстве Евразии стратегически выгоднее предлагаемых США игр в противостояние. Вероятность полномасштабной индийско-китайской войны крайне низка, в том числе и благодаря многосторонним механизмам сотрудничества ШОС. В отличие от Вашингтона, предлагающего свое «посредничество» Индии и Китаю, Россия не спешит предлагать посреднические услуги, но, председательствуя в Шанхайской организации сотрудничества, готова предоставить сторонам переговорную площадку, играя роль, по образному выражению, «умягчителя сердец».

* * *

На состоявшейся 10 сентября в Москве встрече министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар и глава МИД Китая Ван И договорились избегать действий, которые могут привести к обострению ситуации на границе между этими странами.

«Министры иностранных дел двух стран согласились с тем, что обе стороны должны следовать ряду важных договоренностей, достигнутых лидерами двух стран в отношении развития индийских отношений, в том числе не допустить, чтобы разногласия между двумя странами переросли в конфликт», – говорится в совместном заявлении министров.

Результатом встречи министров стало соглашение о деэскалации.

Виктория ПОПОВА, по материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий