Чем ответить на агрессивность НАТО в Черном море?

Блок НАТО неуклонно наращивает свое военное присутствие в Черноморском регионе. Руководители блока утверждают, что делают это вынужденно — «из-за возросшей активности России».

Недавно генсек НАТО Йенс Столтенберг  заявил, что блок «значительно усилил присутствие на своих восточных границах, включая регионы Балтики и Черного моря», а также указал на необходимость увеличения расходов на «оборону и сдерживание».

«Только за последние три недели три корабля ВМФ США находились в Черном море, — отметил на днях Столтенберг. — В том числе состоялись учения с украинскими ВМС».

Весной активность НАТО в Черном море резко возрастет. Очередные учения, к примеру, Sea Shield и Sea Breeze, которые являются, по сути, отработкой действий по нападению на базы Черноморского флота России, могут пройти на фоне обострения конфликта на Донбассе. Корабли НАТО в таком случае окажут  украинской стороне, как минимум, разведподдержку, а также могут задействовать свои системы РЭБ.

Что из себя представляет эскадра НАТО, которая может зайти в Черное море, можно представить на примере проходивших в 2019 году учений Sea Shield-2019. Тогда Черноморскую акваторию вошли фрегаты HNLMS Evertsen (Нидерланды), TCG Yildirim (Турция), BGS DRAZKI (Болгария) и ROS Regele Ferdinand (Румыния), FHH333 «Торонто» королевских ВМС Канады и F81 «Санта Мария» ВМС Испании. Позднее к ним присоединился и ракетный эсминец Военно-морских сил США USS Ross DDG71, который имеет на вооружении 90 ракет «Томагавк».

Это серьезная сила, солидный довесок к совокупному потенциалу ВМС стран НАТО Черноморского бассейна. Отстоять наши берега ЧФ России, конечно, сможет, в немалой степени с помощью средств береговой обороны: ракетных комплексов «Бал» и «Бастион», а также  авиации ВМС РФ.

Как известно, пребывание военных кораблей нечерноморских государств в Черном море регулируется конвенцией Монтрё и ограничивается сроком до 21 суток. Кроме того, ограничивается водоизмещение проходящих в Черное море кораблей нечерноморских государств.

Нарушения конвенции имели место неоднократно. В феврале-марте 2014 года фрегат ВМС США USS Taylor на 12 дней превысил срок пребывания в Черном море из-за поломки винта. При заходе в турецкий порт Самсун фрегат наскочил на мель и потерял ход. В сентябре 2008 года суммарный тоннаж кораблей США и НАТО, зашедших в Черное море, превысил 30 тысяч тонн, предусмотренных конвенцией Монтрё. Россия в ответ пригрозила обращением в ООН.

Наращивание присутствия в Черном море, о котором говорил Йенс Столтенберг, может быть выражено в увеличении  численности кораблей, а также частоты посещения черноморской акватории. Если при этом США и НАТО не будут нарушать конвенцию Монтрё, то суммарный тоннаж кораблей не превысит 30 тысяч тонн. Так, суммарный тоннаж зашедшей 28 марта 2019 года в Черное море натовской эскадры составляет 21 762 тонны («Эвертсен» – 6 048, «Торонто» – 3 875, «Санта Мария» – 3 610, «Илдирим» – 2 929, «Регеле Фердинанд» – 5 300).

Какой-либо серьезной военной угрозы для России группа этих кораблей, даже с учетом имеющихся на них крылатых ракет, нести не может, в отличие от американского эсминца «Дональд Кук», довольно часто заходящего в Черное море. USS Donald Cook – эсминец УРО типа «Арли Бёрк». Его главным оружием являются крылатые ракеты «Томагавк» с дальностью полета до 2500 км, способные нести ядерные боеголовки. В обычном и ударном вариантах эсминец несет соответственно 56 или 96 таких ракет. Полное водоизмещение «Дональда Кука» – 8915 тонн.

Согласно конвенции Монтрё, в Черное море могут войти одновременно не более трех таких эсминцев с кораблями сопровождения, что может создать реальную угрозу для России, так как расстояние, скажем, от грузинского порта Поти до Москвы менее 2 тысяч километров, то есть в пределах досягаемости американских «Томагавков». Именно по этой причине при каждом появлении «Дональда Кука» в черноморской акватории его берут под пристальное наблюдение и сопровождают российские корабли и самолеты.

Реальной угрозой является возможное создание Румынией в Черном море союзнической флотилии. В состав военно-морской группировки, которую Бухарест хочет видеть в Черноморском регионе, могут войти корабли ВМС США, Германии, Италии и Турции.

Что может противопоставить Россия, помимо уже имеющихся военных возможностей, нарастающей активности НАТО в Черном море?

Минобороны РФ, как известно, рассматривает вопрос о восстановлении военно-морской базы в Балаклаве. Объект 825 ГТС – подземная база подводных лодок в Балаклаве, секретный военный объект времен холодной войны, расположенный в Балаклавской бухте, представляет собой сооружение противоатомной защиты первой категории, включающее в себя комбинированный подземный водный канал с сухим доком, цеха для ремонта, склады ГСМ, минно-торпедную часть. Располагается в горе Таврос, по обеим сторонам которой находятся два выхода. Со стороны бухты – вход в канал (штольню). В случае необходимости он перекрывался батопортом, вес которого достигал 150 тонн. Для выхода в открытое море был оборудован выход на северной стороне горы, который также перекрывался батопортом. Оба отверстия в скале были искусно закрыты маскировочными приспособлениями и сетями.

Восстановить подземную базу подводных лодок, конечно, необходимо, это уникальный объект, где можно будет базировать не только субмарины, но и боевых пловцов. Но есть и другие возможности уравновесить превосходящие силы натовских флотов.

Как известно, Китай строит в Южно-Китайском море искусственные острова и располагает на них взлетно-посадочные полосы для своей военной и транспортной авиации. Это выдающаяся военная инновация, Китай создает эти острова, намывая гигантские песочные массы на рифы и мели. Новые острова способны выдерживать большие здания, человеческие поселения и разведывательные системы. Искусственные острова помогут Китаю в установлении более продвинутых систем слежения и станут местами снабжения китайского ВМФ. Точно таким же способом создаются из песка искусственные острова в Дубае. Есть и другие технологии создания искусственных островов. В настоящее время накоплены огромные знания и практический опыт в такого рода проектах. 

Строительство искусственных островов в мире имеет долгую историю.

В эпоху неолита, в Шотландии и Ирландии сооружались кранноги – искусственные острова в виде деревянных платформ на песчаных отмелях. Древние полинезийцы в XIII веке построили в Тихом океане искусственный архипелаг Над-Мадол. В XVII веке в Японии был построен искусственный остров  Дэдзима в бухте Нагасаки для того, чтобы иностранцы не допускались на священную японскую землю. Этот остров служил морским портом для голландских торговых судов. Первый в России искусственный остров Черепаха был построен в 1702 году рядом с гаванью мыса Таган-Рог, затем несколько островов (в основном каменно-набросные) были построены в Финском заливе близ Кронштадта.

Искусственный остров-форт No Man’s Land Fort был построен англичанами между 1867 и 1880 годами  близ  острова Уайт, для защиты Портсмута от нападения французов. В поперечнике постройка превышает 60 метров, ранее там размещалось 80 солдат.

В России существует проект создания архипелага «Федерация». Его планируется намыть в Чёрном море в Хостинском районе Сочи напротив Малого Ахуна. 15 июня 2017 года подписано распоряжение Правительства Российской Федерации о сооружении 4-х искусственных островов в Кольском заливе для нужд «Центра строительства крупнотоннажных морских сооружений».

Одним из крупнейших проектов ОАЭ стало строительство в Дубае архипелага «Мир» (The World) — около трёхсот островов, повторяющих континенты Земли.

В Японии  международный аэропорт Кансай построен на искусственных островах в Восточной Азии. На искусственном острове к югу от Нагои в Центральной Японии, в бухте Исе у города Токонаме построили аэропорт Тюбу. Остров Мечты, искусственный остров в Токийской бухте, построен полностью из отходов.

Остров Нотр-Дам (Île Notre-Dame) был построен за 10 месяцев из 15 миллионов тонн горной массы, добытой при строительстве Монреальского метро в 1965 году. Остров построили для размещения Всемирной выставки Expo-67, чтобы отпраздновать 100-летие Канады. Остров расположен на середине реки Святого Лаврентия.

В 1969 году в Северном море в Нидерландах был закончен Флевополдер — крупнейшая осушенная островная территория.

Архипелаг Дуррат-эль-Бахрейн в Бахрейне похож на подобные острова в ОАЭ. Этот проект стоил 7 миллиардов долларов США и представляет собой архипелаг из 15 искусственных островов.

Возвращаясь к экспансии НАТО в Черном море, отметим, что наряду с увеличением боевой мощи Черноморского флота и сил береговой обороны может быть осуществлен асимметричный ответ на усиление военного присутствия НАТО в Черном море – создание в акватории Черного моря искусственных островов военного назначения. Военные базы на искусственных островах станут непотопляемыми авиа- и ракетоносцами. 

Имеет ли право Россия строить искусственные острова в Черном море?

Морская конвенция, одобренная ООН в 1982 году, установила для прибрежных государств ширину прибрежной морской полосы – ширину территориальных вод – в 12 морских миль (1 миля морская = 1,85 км). Государство осуществляет полный суверенитет над воздушным пространством, над морским дном и его недрами в своих территориальных водах. 

В «Энциклопедическом словаре экономики и права» 2005 года есть разъяснительная статья «Статус искусственных островов и сооружений на континентальном шельфе»: «Прибрежное государство обладает исключительным правом возводить или разрешать возводить и регулировать создание на своём континентальном шельфе искусственных островов, а также сооружений… Прибрежное государство осуществляет юрисдикцию над такими искусственными островами, в том числе юрисдикцию в отношении таможенных, налоговых, санитарных, иммиграционных законов и правил. Вокруг искусственных островов и сооружений могут устанавливаться зоны безопасности шириной до 500 метров…»

Границы континентального шельфа прибрежного государства могут, как известно, простираться далеко за границы его территориальных вод и находиться на расстоянии от 200 до 350 миль от берега, в зависимости от внешней границы подводной окраины материка.

Таким образом, с точки зрения международного права Россия обладает легитимной возможностью создавать искусственные острова на своем континентальном шельфе. Построенные хотя бы по 12-мильной периферии территориальных вод (а лучше бы и подальше) военно-морские базы на искусственных островах серьезно расширят пространство возможностей российской стороны и увеличат ударный потенциал Черноморского флота РФ.  Даже рассмотрение вопроса о строительстве таких островов охладит боевой пыл таких стран-сателлитов, как Румыния, и позволит России спокойно заняться мирным строительством в Крыму.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

Добавить комментарий