Госдепартамент США профинансирует усиление в Армении антироссийских настроений

Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда при Государственном департаменте США объявило конкурс на грант в размере 900 тыс. долларов, целью которого названо «укрепление прав работников в Армении» на фоне «стремления России усилить влияние» в этой стране. В пояснении указано, что «обеспечение реформ особенно важно сейчас, на фоне растущей озабоченности из-за того, что Россия использует возможности выгодно усилить свое влияние». Ранее контора Энтони Блинкена выделила Армении средства на «восстановление дружественных отношений с жителями Турции и Азербайджана», а также на традиционное «развитие потенциала СМИ, демократии и гражданского общества».

Данные сообщения привлекли внимание ряда российских СМИ, стремящихся внимательно отслеживать ситуацию в Армении, особенно после смены власти в стране в апреле-мае 2018 года и войны в Карабахе осенью минувшего года. Нынешний же политический кризис в российском экспертном сообществе трактуется по-разному, в том числе со ссылкой на армянские Telegram-каналы с информацией разной степени достоверности.

В реальности процесс выделения американцами средств на «восстановление дружественных отношений с Турцией и Азербайджаном», а также на вытеснение России запущен отнюдь не сегодня и даже не вчера. Традиционно США стремились получить контроль над регионом Южного Кавказа при поддержке своих двух союзников по блоку НАТО – Турции и Великобритании и при посильной лепте прочих сателлитов. От имени блока НАТО именно Турция курирует регион Южного Кавказа, входящий в зону ответственности Анкары.

Тем, кто сомневается, предлагаем поехать в Брюссель в штаб-квартиру альянса, где можно узнать, что ответственным за Кавказ является турецкий офицер, под руководством которого проводится подготовка всего военно-политического планирования блока в регионе. Но вот незадача: если Грузия официально стремится в НАТО и Анкара является одним из главных лоббистов членства этой страны в альянсе, а Азербайджан де-факто является военно-политическим союзником Турции, то Армения придерживается несколько иной ориентации.

Соответственно, для того чтобы перетянуть Ереван на «правильную», как уверены в НАТО, сторону, необходимо урегулировать ее отношения с западным соседом. В случае нормализации армяно-турецких отношений небольшая кавказская страна уже не имела бы столь острой нужды в военно-политическом союзе с Москвой. Особо отметим, что отношения Армении со всеми странами НАТО развиваются в позитивном ключе, а с некоторыми – даже в очень позитивном.  Единственная проблема – Турция.

С момента обретения Арменией независимости в начале 1990-х годов американские партнёры неоднократно указывали её лидерам на необходимость нормализации отношений с Анкарой. «Хорошо!» – отвечали в Ереване, согласившись на установление дипломатических отношений без предусловий. Но далее нашла коса на камень, т. к. после «кельбаджарской операции» армянских вооружённых формирований в апреле 1993 г. Турция заблокировала границу и стала требовать от Еревана односторонних уступок в вопросе урегулирования нагорнокарабахского конфликта.

Тогда американцы решили «играть в долгую». Так, в начале 2000-х гг. начались закрытые двусторонние консультации при посредничестве США и Швейцарии. По общественной линии была создана совместная турецко-армянская экспертная комиссия по примирению. В конечном итоге этот сложносоставной процесс привел к подписанию в 2009 г. двух армяно-турецких протоколов в Цюрихе. Событие это было весьма значимое, на подписании присутствовали не только главы МИД двух стран, но и Швейцарии, а также государственный секретарь США Хиллари Клинтон, глава МИД России Сергей Лавров и глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон. По просьбе турецкой стороны протоколы должны были быть ратифицированы. Особо отметим то обстоятельство, что подписание протоколов совпало с «перезагрузкой» отношений США и России – соответственно, Москва поддерживала этот процесс, фронтменом которого многие наблюдатели считают г-жу Клинтон.

Однако в дальнейшем всё закончилось неудачей – турецкий парламент откладывал ратификацию протоколов и в конце концов уходящий со своего поста президент Армении Серж Саргсян (2008-2018 гг.) сначала отозвал протоколы из Национального собрания Армении, а затем и подпись Еревана.

И хотя задача по нормализации армяно-турецких отношений никуда не делась, её реализация значительно усложнилась по нескольким причинам:

– сегодняшняя Турция уже не декларирует, как в 2000-х годах, политико-дипломатическую константу «ноль проблем с соседями». Турецкое руководство не стесняется предъявлять территориальные претензии соседям, открыто вмешиваться в их внутренние дела, принимать активное участие в вооружённых конфликтах, как это было в Нагорном Карабахе в сентябре-ноябре 2020 г.;

– американо-турецкие отношения переживают явно не лучшие времена, и уровень влияния Вашингтона на Анкару не сравнить с периодом расцвета политической карьеры Ахмета Давутоглу. Кроме того, в декабре 2019 г. обе палаты Конгресса США признали факт геноцида армян в Османской Турции в годы Первой мировой войны и право их потомков на получение компенсации.

Всё это, впрочем, не означает, что заокеанская «сверхдержава» отказалась от поставленных стратегических задач, особенно в ситуации усиления позиций на Кавказе России, направившей в Нагорный Карабах миротворческий контингент.

Соответственно, США продолжают активно работать в Армении в антироссийском ключе через подконтрольные неправительственные организации и средства массовой информации. Естественно, что для поддержания их ресурсов в лице прессы, части экспертов и пр. необходимы финансовые средства, но их получение партнёрами в Армении не представляет никаких сложностей вследствие крайне либерального законодательства.

Прозападные политические группы в Армении и сформированная вокруг них медийная инфраструктура работают по нескольким направлениям:

– во-первых, пытаются убедить общественное мнение в том, что Россия не выполняет или не выполнит своих союзнических обязательств по обеспечению безопасности в случае нападения / прямой агрессии Турции или Азербайджана. Акцент делается на то, что Россия якобы не пришла на помощь Армении в последней войне в Карабахе, однако при этом умалчивается факт отсутствия юридических обязательств по защите армян в Карабахе до 10 ноября 2020 года, как и многие иные обстоятельства;

– во-вторых, неискушённую публику явно или неявно уверяют в том, что поражение армян в Карабахе – это и поражение российского оружия. Помимо скандального заявления премьер-министра Пашиняна относительно российских комплексов «Искандер», которое он затем вынужден был опровергнуть, подобную точку зрения высказал, в частности, «независимый» депутат Арман Бабаджанян;  

– в-третьих, делается всё возможное для того, чтобы настроить армянское общественное мнение против российского миротворческого контингента в Нагорном Карабахе. При этом демагогически эксплуатируется провоцирующий в обществе большие эмоции вопрос об освобождении армянских пленных, чего якобы не может добиться Россия, не выполняя, таким образом, роль гаранта выполнения всех пунктов трёхстороннего заявления 9 ноября 2020 года. При этом опять-таки вопросы к действующей власти в Ереване, не способной обеспечить даже нормальную охрану «вновь обретённых» государственных границ с Азербайджаном, странным образом остаются «за кадром».

Упомянутые выше темы, а также их локальные сюжетные ответвления видятся достаточно серьёзными – общественное, экспертное и политическое мнение в Армении в своем абсолютном большинстве ориентировано на приоритетное военно-политическое сотрудничество и тесные экономические связи с Россией. Однако данная ситуация – вполне «рабочая» для натасканного через американские гранты спецконтингента в самой Армении с тем, чтобы попытаться сдвинуть её в желаемом направлении.

К примеру, вышеупомянутый А. Бабаджанян (основатель и владелец «Первого информационного» – того самого, в интервью которому Пашинян поведал о «невзорвавшихся ли взорвавшихся на 10 %» «Искандерах»), не сомневается в том, что «…поражение во Второй Арцахской войне во многом произошло из-за неудачной внешней политики. Сложившаяся ситуация должна была стать для Армении поводом пересмотреть свою внешнюю политику по всем направлениям, выстраивать наши отношения с миром через призму новых реалий. Армяно-американские отношения необходимо перезагрузить, в каком-то смысле начать с новой страницы. Но это возможно только в случае концептуального пересмотра нашей внешней политики, освобождения внешней политики от российского господства. Нам нужны союзники, новые, настоящие союзники по всему миру. После катастрофического поражения во Второй Арцахской войне, в условиях нового российско-турецкого миропорядка, установленного на Южном Кавказе, наш “стратегический” союз с Россией не позволяет устанавливать какие-либо отношения с новым союзником. Мы стали заложниками союза с Россией, сей союз стал тормозом для развития Армении, который еще больше ужесточается из-за недальновидной и пугающей политики нынешнего правительства Армении».

А вот другой пример. Министр обороны Вагаршак Арутюнян недавно заявил в интервью РИА «Новости», что армянская сторона заинтересована в расширении и наращивании потенциала 102-й российской военной базы в Гюмри, упомянув также о дислоцировании части действующей базы на востоке страны. В ответ один из адептов антироссийских сил в Армении политолог Степан Григорян в эфире «Радио Азатутюн» сказал: «Россия помогла нам во время войны? Не помогла, вы знаете. Значит, министр имеет право высказать свое мнение, но вопросы, которые затрагивают суверенитет армянского народа, армянской государственности, не могут решать один или пять человек… Что касается идеи о том, что российские войска нам выгодны, мы должны посмотреть, что происходило во время войны. У нас были проблемы не только в Карабахе, российские войска не помогли, были проблемы и в Армении, Азербайджан бомбил Варденис, Капан, село Давид-Бек. И насколько я помню, это территория Армении, а не территория Нагорного Карабаха, но Россия нам не помогла».

Политолог также отмечает, что действующий договор о базе четко фиксирует условия размещения войск, вооружения и для их изменения необходим новый договор, который должен быть поставлен на голосование в Национальном собрании и утвержден Конституционным судом. На самом деле все вышесказанное Григоряном не соответствует действительности, это не что иное, как манипуляция фактами, пусть и достаточно умелая и ловкая. Кстати говоря, 13 марта этот горе-«политолог» публично опроверг иные свои клеветнические измышления в адрес бывшего начальника Генерального штаба армянской армии Юрия Хачатурова относительно роли последнего в событиях апрельской войны 2016 года.

Для успешного продвижения нужных посылов, ведущих к снижению уровня влияния России в Армении, достаточно системно используется и тема «конкурентного сотрудничества» Москвы и Анкары по ряду направлений. У некоторых наблюдателей создаётся впечатление, что Москва не разъясняет, либо делает это не очень убедительно мотивы и дальние планы своего сотрудничества с турками не только для армянского, но во многом и для собственного общества. Естественно, что недоработками российской публичной политики в Армении пытаются воспользоваться её открытые, последовательные и неплохо мотивируемые финансово оппоненты.

Конечно, вышеупомянутые объемы выделяемых Госдепом средств достаточно ограничены, однако здесь уместна аналогия с видимой и невидимой частью айсберга. Конечно, публично выделяемых средств, для решения столь амбициозной задачи, как вытеснение России из Армении, явно недостаточно. Однако они явно не будут лишними для поддержания проамериканской лоббистской инфраструктуры разного уровня в постоянном «тонусе» и в повышенной боевой готовности на фоне затяжного внутриполитического кризиса в Армении, который западные партнёры будут стремиться в максимальной степени обернуть себе на пользу.

Саркис Мартиросян, по материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий