«Полярный» ислам грозит России

Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев заявил, что неконтролируемый приток мигрантов из-за рубежа ведет к активизации исламских радикалов и росту числа законсервированных ячеек террористических организаций на Урале. В будущем такая ситуация чревата дальнейшим нарастанием угроз не только национальной безопасности, но и территориальной целостности страны.

Заявление о миграционной ситуации Н. Патрушев сделал в ходе совещания по вопросам обеспечения национальной безопасности в Уральском федеральном округе, состоявшемся в административном центре Ханты-Мансийского автономного округа Хаты-Мансийске. «Неконтролируемое увеличение притока иностранных трудовых мигрантов, в том числе из государств с повышенным уровнем террористической активности, – отметил он, – способствует формированию “спящих” ячеек радикальных исламских организаций». Скопление мигрантов в местах проживания, по его словам, ведет к росту напряженности. С 2017 года в округе выявлено 26 ячеек террористических организаций, а число экстремистских преступлений выросло в 2,5 раза. Полагаем, что озвученные Н. Патрушевым данные являются лишь вершиной айсберга.

Место для совещания было выбрано отнюдь не случайно, поскольку именно регионы Северного Урала в последние годы стали крупным центром распространения радикального ислама. По оценкам исследователей, на Севере, богатом полезными ископаемыми, а потому привлекательном для мигрантов из самых разных регионов РФ и стран СНГ, формируется третий после Северного Кавказа и Поволжья мусульманский регион России. Такие мнения, в частности, высказывались на состоявшемся в конце января этого года семинаре «Миграционные исследования» ВШЭ, посвященном мигрантам-мусульманам на российском Севере. Как отмечает старший научный сотрудник Института европейских, российских и евразийских исследований Университета Джорджа Вашингтона Марлен Леруэль, миграционный приток населения в крупных центрах добычи полезных ископаемых хорошо заметен по растущему числу мечетей.

В расселении этнических мусульман по территории северных регионов РФ заметна определенная региональная «специализация»: в Мурманской области больше азербайджанцев, в Якутии – выходцев из Средней Азии, а в северных нефтедобывающих регионах – жителей российских мусульманских регионов: Башкирии, Татарстана и Северного Кавказа. По данным старшего научного сотрудника Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмета Ярлыкапова, в Новом Уренгое, крупнейшем городе Ямало-Ненецкого автономного округа с населением около 120 тыс. человек, сформировались многочисленные татарская, башкирская, дагестанская, ногайская, вайнахская общины, а также проживают около 10 тыс. мигрантов из среднеазиатских государств, преимущественно киргизов. При этом численность русских, по данным последней Всероссийской переписи 2010 г., составляла около 64% населения, а вместе с украинцами и белорусами – около 3/4 жителей города.

Внутри мусульманской общины существуют заметные этноконфессиональные различия: уроженцы российского Поволжья – Татарстана и Башкирии, придерживаются более традиционной, умеренной версии ислама, чем выходцы из республик Северного Кавказа и государств Средней Азии. В полном соответствии с данными социологов о том, как в принимающем обществе функционируют мигрантские сообщества, выходцы из южных мусульманских регионов формируют свои диаспоральные сетевые структуры, которые берут на себя работу с вновь прибывающими мигрантами. С помощью этих структур они находят жилье, работу, налаживают деловые и соседские связи, договоренности о которых нередко достигаются на встречах в мечетях или халяльных кафе. В результате такого общения мигранты начинают принимать более радикальные версии ислама, который приносят с собой выходцы из кавказских регионов России и азиатских стран СНГ.

По данным, которые приводятся в докладе Московского центра Карнеги «Ислам на современном Урале», на середину 2010-х гг. в регионах Уральского федерального округа насчитывалось более 400 мусульманских культовых объектов, включая 267 мечетей, 84 молельных дома и 51 молельную комнату. Для сравнения: в советский период на всей территории современной России насчитывалось всего около 70 мечетей. Подавляющее большинство мусульман до распада СССР на территории Урала составляли татары и башкиры, а политическое влияние ислама было минимальным.

К 2010 г., когда проводилась последняя всероссийская перепись, количество выходцев из Средней Азии на Урале увеличилось на 70%, из Азербайджана – в 2,1 раза, а с Северного Кавказа – в 2,4 раза. Общая численность мусульман за два постсоветских десятилетия выросла почти на 100 тыс. человек, притом что численность татар и башкир в этот период, напротив, сокращалась. Причем прирост мусульманского населения происходил почти исключительно за счет нефте- и газодобывающих регионов – Тюменской области, Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского округов.

Выходцы с Кавказа и из Средней Азии принесли с собой нетрадиционный, более радикальный и политизированный ислам, которого местное мусульманское население ранее не знало. Вместе с ними на Урале появились исламские фундаменталисты – салафиты, идеи которых стали пользоваться популярностью у части местной молодежи. Поскольку приток мигрантов из Средней Азии происходил главным образом в города, выходы из этого региона стали составлять большинство прихожан местных мечетей, тогда как большинство татарских и башкирских мечетей оставалось в сельской местности. Как следствие, росла доля выходцев из азиатских стран СНГ и среди имамов городских мечетей. В отличие от местного мусульманского духовенства, многие из этих имамов получили религиозное образование в странах Ближнего Востока, что обеспечивает им более высокий авторитет среди верующих мусульман. Причем распространение салафизма наиболее заметно как раз в тех регионах, где отмечается максимальный приток кавказских и среднеазиатских мигрантов – в Тюменской области, ЯНАО и ХМАО.

С конца 1990-х гг. в регионах Северного Урала началось формирование салафитского подполья, первоначально подпитываемого за счет воевавших против федеральных сил на Северном Кавказе боевиков. Общая численность приверженцев радикального ислама на середину 2010-х гг. оценивалась в несколько тысяч человек, а главными центрами его распространения стали наиболее привлекательные для мигрантов Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа. Одним из признаков распространения радикального ислама стали участившиеся случаи конфликтов его последователей со сторонниками традиционных мусульманских течений. Феномен «полярного» ислама и формирование «спящих» ячеек исламистов, о которых говорил Н. Патрушев, являются прямым следствием этих процессов. Более того, за последние десять лет контроль за миграционными потоками в России отнюдь не улучшился, приток мигрантов из среднеазиатских государств продолжал нарастать, а значит, ситуация с распространением радикального ислама могла лишь ухудшиться.

Постоянные задержания сторонников радикального ислама говорят именно об этом. Так, по итогам 2019 г. Тюменская область, ЯНАО и ХМАО вошли в число регионов-лидеров, на территории которых были обнаружены ячейки запрещённой в России ИГ. В феврале 2019 г. сотрудниками МВД и ФСБ в ХМАО были задержаны трое участников террористической ячейки, имевшей связи с северо-кавказским бандподпольем и готовившей теракты в местах массового скопления людей. В сентябре 2019 г. пресс-служба Росгвардии Уральского округа   сообщила о задержании в Нижневартовске трех сторонников ИГ, у которых нашли экстремистскую литературу, боеприпасы и наркотические вещества. 21 июля 2019 г. в Когалыме был задержан террорист-смертник, у которого был обнаружен пояс шахида с 2,5 кг гексогена. В октябре 2020 г. связанного с ИГ жителя Ямало-Ненецкого автономного округа, готовившего с помощью самодельного взрывного устройства теракт в ямальском городе Тарко-Сале, суд приговорил к 13 годам лишения свободы. Кроме того, за 2020 г. УМВД было выявлено 13 жителей Тюменской области, уехавших воевать в Сирию на стороне ИГ.

Очевидно, что без ужесточения миграционной политики, включая контроль за количеством и составом мигрантов, положение с распространением радикального ислама на российском Севере будет лишь ухудшаться. А учитывая, что Урал занимает с точки зрения геополитики «срединное» положение, это чревато расколом России на европейскую и азиатскую части.

Александр ШУСТОВ, по материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий