По следам вояжа премьер-министра Армении: Москва в пиар не верит?

Цель визита премьер-министра Армении в Москву осталась за закрытыми дверями

8 апреля на фоне начавшейся подготовки политических партий и групп к предполагаемым досрочным парламентским выборам с однодневным рабочим визитом в Москве побывал действующий премьер-министр Армении Никол Пашинян. Ранее на своей странице в социальной сети Facebook он написал, что выборы состоятся 20 июня, однако официально их дата должна быть утверждена подписанным президентом законом после хитроумной парламентской процедуры, прописанной действующей редакцией конституции страны.

Ничего этого пока нет – только лишь обещания Пашиняна уйти в отставку, без которой в парламентской и «суперпремьерской» республике приступить к досрочным выборам невозможно. Несмотря на сохранение некоторой части наиболее преданного электората и использование административного ресурса, перспективы «бархатного мессии» и его партии «Мой шаг» даже на относительное большинство в парламенте нового созыва выглядят крайне сомнительно.

В подобных случаях непопулярные власти, как правило, предпочитают «сушить» (снизить) явку на выборах, а также пытаются разобщить и размыть протестный электорат (вплоть до стимулирования миграционных настроений). Отчасти этому способствует и местная политическая культура, когда, как шутят некоторые острословы, количество политических партий и блоков в Армении скоро превысит число потенциальных избирателей.

Согласно некоторым социологическим выкладкам, около половины неопределившихся граждан не хотят поддерживать ни команду «варчапета» (премьера), некомпетентную и бездарную, ни политиков, отождествляемых с бывшими властями, “шахматные комбинации” которых во многом способствовали приходу Пашиняна к власти. Запрос на «третью силу» силён как никогда, и уже заметно, как ею пытаются представить прозападную антироссийскую группировку «Сасна Црер», выступающую за некий «привилегированный статус» Еревана в отношениях с США и за вывод из Армении 102-й военной базы. С учётом оперативно отредактированного «Избирательного кодекса» в парламенте не исключено появление как откровенных радикалов, так и представителей других прозападных колонн, получающих поддержку извне.

Тем не менее, если верить недавнему социологическому опросу, более 60 % армянских граждан выступают за укрепление отношений в первую очередь с Москвой, в то время как в пользу Вашингтона и Брюсселя высказываются 16 и 5% соответственно. Так что в борьбе за голоса пророссийского электората надо постоянно демонстрировать тесный диалог с Россией, сопровождаемый красивой картинкой. Отчасти это и в самом деле безальтернативно в ситуации, когда некоторые функции целенаправленно разваливаемых государственных структур, таких, как охрана границ, вынуждены брать на себя российские военные. В частности, в дополнение к базе в Гюмри опорный пункт ВС РФ развёрнут в аэропорту города Сисиан, а ряд участков, ставших приграничными дорог в Сюнике, охраняют российские пограничники.

Провальная политика правящей «команды», в значительной степени укомплектованной «птенцами гнезда Сороса», поставила под угрозу не только военную, но и медицинскую, энергетическую и любую другую сферу безопасности страны. К примеру, перед началом переговоров с президентом России Пашинян заявил, что попросит рассмотреть возможность строительства в Армении новой атомной электростанции. Между тем, «европейские» обязательства Еревана делают весьма туманным даже продление после 2026 года сроков эксплуатации действующего энергоблока Мецаморской АЭС. Кроме того, остановка (пока временная) находящегося в собственности ЗАО «Газпром Армения» 5-го энергоблока Разданской ТЭС, как отмечает доктор политических наук Ваге Давтян, является «очередным провалом энергетической политики армянского правительства». Поставки электроэнергии в Грузию прекращены, а в Иран не производятся, так как ведущая за Аракс третья линия электропередач превратилась в очередной долгострой.

Однако едва ли многочисленные острые проблемы заботят действующего премьер-министра Армении, стремящегося к воспроизводству своего режима, базирующегося на безудержной социальной демагогии, манипулировании общественными настроениями и сектантской психологии наиболее преданных адептов.  В последнее время к этим сомнительным способам удержания власти всё более примешивается откровенная «полицейщина», вынужденная опора на которую едва ли прибавляет рейтинг «народному премьеру».

 В этой связи нельзя исключить, что одной из целей вояжа в Москву было получение очередного кредита, который в предвыборный период был бы весьма кстати. Но что-то подсказывает, что подобного рода пробросы – если бы они последовали или последуют в ближайшее время – едва ли будут восприняты с пониманием. Хотя бы потому, что в армянских СМИ периодически приводятся факты весьма вольготной жизни тех или иных чиновников, включая размеры выписываемых ими самим себе премий, которые никто уже не удосуживается опровергать.

В ходе открытой для прессы части переговоров с президентом России Пашинян заявил, что присутствие российских миротворцев в Нагорном Карабахе становится важным фактором стабильности и безопасности в регионе. А буквально через пару часов в пафосной гостинице на «закрытой» встрече со специально подобранными юристами, детали которой немедленно «утекли» в прессу, умудрился исподволь возложить на Москву ответственность за изменение статус-кво в Карабахе, что является излюбленным коньком армянских русофобов.

Помимо явно рекламной составляющей поездки и отсутствия конкретных результатов в виде подписанных документов, оппоненты Пашиняна указывают на «незримую» тень второго президента Роберта Кочаряна, вражда с которым действующего премьер-министра – один из ключевых сюжетов постсоветской истории Армении. 5 апреля в эфире программы «Познер» первого канала Кочарян вновь подтвердил своё намерение принять участие в предстоящих выборах, предположительно, во главе блока из двух политических сил. Среди партий, с опорой на которые второй президент теоретически мог бы побороться за пост премьера, наблюдатели чаще всего называют АРФ «Дашнакцутюн» и «Возрождающуюся Армению», в которую вошли многие выходцы из оппозиционной режиму Пашиняна Сюникской области.

Дистанцируясь от армянских внутриполитических разборок, в Москве неоднократно указывали на безальтернативность решения внутриполитического кризиса в Армении исключительно через конституционные и демократические процедуры. Проблема, однако, заключается в том, что очевидный настрой Пашиняна и преданных ему «шагающих рюкзаков» на «победу любой ценой» провоцирует обострение гражданского противостояния и после предполагаемой даты голосования.

 Начиная с 1996 года, когда после объявленной победы Левона Тер-Петросяна случился первый штурм парламента сторонниками его соперника (и нынешнего лидера «Движения за спасение Родины») Вазгена Манукяна, в Армении не было случая, чтобы организующая выборы правящая политическая сила их проиграла. Недовольство значительной части населения, периодически прорывавшееся в протестных уличных или даже террористических акциях, как это было 2016 или в 2018 году, способствовало делигитимации ключевых институтов государственного управления, открыв дорогу таким персонажам, как недоучившийся журналист истероидного склада характера, которого Р. Кочарян справедливо, на наш взгляд, сравнивал с небезызвестным Навальным.

Стремясь «хоть тушкой, хоть чучелком» продать обществу плачевные результаты карабахской войны и гибель многих тысяч молодых людей, Пашинян рассуждает о «стратегической задаче» – «как можно скорее создать железнодорожную связь с Россией и Ираном. Это будет означать, что мы станем транзитной территорией от Персидского залива до Чёрного моря». Слушая всё это и многое другое, поневоле создаётся впечатление, что уроки географии в иджеванской школе нынешний «варчапет» благополучно прогуливал.

Непринятие, активное или пассивное, большинством граждан настойчиво фабрикуемой будущей «победы» Пашиняна и его партии чревато для небольшой республики очередными тяжкими и, возможно, непоправимыми последствиями уже в ближайшие несколько лет. Впрочем, слабая надежда на консолидацию здоровых сил, способных опереться в том числе и на наиболее близкую современной Армении российскую диаспору, пока еще сохраняется.

Андрей Арешев, по материалам: ИнфоШОС

Добавить комментарий