Для чего США расселяют беженцев из Афганистана от Турции до Центральной Азии?

Пока в Афганистане продолжаются военные действия, 2 августа госсекретарь США Энтони Блинкен представил план переселения за пределы страны многих тысяч жителей страны, рискующих стать объектами преследования со стороны боевиков запрещённого в России движения «Талибан» за помощь, оказывавшуюся ими американцам и их союзникам в ходе операции «Несокрушимая свобода». Программа Priority 2 распространяется на афганцев, не имеющих права на получение специальной иммиграционной визы (SIV – с 2008 года их получили более 70 тысяч человек), работавших на финансируемые США проекты, неправительственные организации и средства массовой информации (включая переводчиков) и на их семьи.

Ранее, в ночь на 29 июля, первая группа в 200 афганцев прибыла специальным рейсом из Кабула в Даллас, однако теперь процедура выглядит куда более замысловатой. Перед тем как предварительно согласованные кандидаты получат возможность переселиться за океан, им предстоит, после подачи заявления, пребывая в третьей стране, дождаться рассмотрения иммиграционных дел в течение 12-14 месяцев, причём добираться туда афганцы будут за свой счёт. Да и в эту самую «третью страну», к примеру, в Пакистан или Турцию, ещё предстоит въехать, зачастую – нелегальным путём, а затем там жить – опять-таки, за свой счёт. При этом США «не смогут обеспечить защиту или поддержку отдельным лицам, пока они ожидают решения по своему делу о беженцах». Как заявил представитель Госдепартамента Нед Прайс, «мы признаём, что… афганцам крайне трудно получить визу в третью страну или в некоторых случаях найти способ въехать в третью страну». И хотя американские официальные лица продолжат рассматривать ситуацию на месте, и «наше планирование будет развиваться», очевидно, что по мере завершения вывода к сентябрю оккупационных войск делать это будет всё труднее. Интересно и замечание Прайса о важности открытости афгано-пакистанской, а с учётом «турецкого» маршрута – также афгано-иранской и ирано-турецкой границ.

С учётом имеющихся вызовов и рисков (от контрабанды до наркотрафика), вполне естественно, что и в Тегеране, и в Анкаре действуют соответствующим образом, стремясь укрепить пограничные рубежи и в максимальной степени упорядочить их пересечение. Турецкие власти опасаются нового миграционного кризиса, способного создать дополнительные проблемы в стране, прибежище на территории которой уже нашли более 4 миллионов перемещённых лиц. Официальный представитель МИД Танжу Бильгич осудил «безответственное» заявление Госдепа, выпущенное без предварительных консультаций с Турцией и способное спровоцировать «серьезный кризис беженцев в нашем регионе и  увеличить страдания афганцев на миграционных путях». А директор по связям с общественностью Ак-Сарая Фахреттин Алтун в интервью агентству Bloomberg прямо заявил о том, что Турция «не является, и не будет служить комнатой ожидания для какой-либо страны».

По мнению главы оппозиционной «Народно-Республиканской Партии» Кемаля Кылычдароглу, Запад увидел, что он может превратить Турцию в «тюрьму для беженцев», в то время как неконтролируемый приток мигрантов является реальной проблемой выживания Турции. Более того, лидер «кемалистов» утверждает, что в ходе недавней встречи с Байденом президент Эрдоган якобы неофициально согласился принять афганских беженцев, а потом «вёл себя так, чтобы скрыть свое решение». В случае победы на президентских выборах 2023 года Кылычдароглу обещает отменить достигнутые с США договорённости в «миграционном вопросе».

Направляемые оппозицией критические стрелы являются предметом особой тревоги властей, столкнувшихся с многочисленными экономическими проблемами, усугубляемыми лесными пожарами, пандемией коронавируса, финансовым кризисом и растущей безработицей. Многомиллионная «армия» «слуг Аллаха» из Сирии и без того являются предметом растущего общественного недовольства, и пополнение её десятками тысяч афганцев едва ли обрадует местные власти. По данным Министерства внутренних дел, в текущем году в Турцию въехало более 30 тысяч граждан Афганистана. Отвечая Кылычдароглу, глава ведомства Сулейман Сойлу рассказал о мерах по укреплению пограничной безопасности, включая строительство стены протяжённостью 152 километра на границе с Ираном, при том, что работы продолжаются. Восточная граница страны протяженностью 740 километров будет «мониториться» беспилотными летательными аппаратами с воздуха, а электрооптическими станциями и тепловизионными ночными камерами – с земли. В целях усиления безопасности в приграничных районах развёрнуты дополнительные 500 сельских стражников и 82 бронетранспортера. В результате этих мер, по словам министра, в 2020 году удалось предотвратить незаконный въезд более 505 тысяч человек, и  более 253 тысяч – в году текущем.

По некоторым экспертным оценкам, претендовать на участие в программе Priority 2 могут от 10 до 20 тысяч афганцев. Пока количество ежедневно прибывающих в Турцию афганских беженцев относительно невелико – от 500 до 2000 человек, однако не исключено, что в случае обострения ситуации в Афганистане оно может существенно увеличиться.

За несколько десятилетий афганского конфликта количество только зарегистрированных переселенцев составило около 2,5 млн. чел., до 90 % которых приняли соседние Пакистан и Иран. По данным УВКБ ООН, помимо примерно 950 тысяч зарегистрированных беженцев, только в Иране нашли прибежище от полутора до двух миллионов афганцев без документов. В 2020 году, на фоне американских санкций и осложнения санитарно-эпидемиологической обстановки, около 860 тысяч из них были высланы на историческую родину, где они столкнулись с ещё большими трудностями. Можно предположить, что теперь многие из них захотят воспользоваться американской программой, провоцирующей, таким образом, новый конфликтный очаг, способный распространиться и на страны Центральной Азии. В ходе недавней международной конференции в Ташкенте министр иностранных дел России Сергей Лавров упомянул об инициативе американцев по то ли временному, то ли постоянному размещению на территории Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана от 10 до 100 тысяч выходцев из Афганистана. По словам главы российской дипломатии, руководители государств региона хорошо понимают таящиеся в этих замыслах риски, а потому примут верное решение, исходя из собственных интересов.

Между тем, реальная ситуация – достаточно сложная. Так, в начале июля стало известно о прибытии более тысячи человек в Горно-Бадахшанскую область Таджикистана; общее же число переселенцев из Афганистана в государствах Центральной Азии может идти на тысячи. «Риск инфильтрации боевиков в регион, в том числе под видом беженцев, не может не вызывать обеспокоенности и у наших центральноазиатских соседей», – заявил на недавнем заседании Совета Безопасности по Афганистану российский представитель при ООН Василий Небензя. Мы же добавим, что американская программа Priority 2, вольно или невольно, способствует этой самой инфильтрации с непредсказуемыми последствиями для внутриполитической и региональной стабильности. Соответственно, в рамках деятельности антитеррористических структур Шанхайской Организации Сотрудничества и ОДКБ региональным миграционным процессам необходимо уделять самое пристальное внимание.

По материалам: ИнфоШОС

Добавить комментарий