Почему Турция стала конкурентом России на рынках бронетехники?

Бронеавтомобиль VURAN, фото: Военное дело

Турция стала одним из основных конкурентов России в производстве бронетехники для внешнего рынка, сообщил в интервью Sputnik главный конструктор российского АО «Ремдизель» Игорь Зарахович.

Главный конструктор российских бронеавтомобилей отметил, что в какую бы страну они не пытались въехать, «всегда есть турецкие компании, которые смогли предложить свои автомобили и уже установили хорошие и дружеские отношения».

По его мнению, одной из причин успеха турецкого бронетанкового сектора является то, что законодательство Турции позволяет местным компаниям предлагать свои машины на зарубежных рынках в течение начального маркетингового периода без необходимости получения официального разрешения.

«Честно говоря, если мы хотим добиться такого успеха, нам необходимо провести реформы в системе экспорта защищенных транспортных средств. Нам нужно сначала получить лицензию на маркетинг, а затем лицензию на продажу», – сказал Зарахович, имея в виду двухэтапное лицензирование – подход, который упростит для таких компаний, как его экспорт оборудования за границу.

Недавно турецкие бронемашины Vuran решили закупить власти Косово. В прошлом месяце Минобороны Кении заключило контракт на поставку 118 турецких бронетранспортеров Hizir. Турецкая БМП «Tulpar» успешно прошла испытания в Казахстане. Вооружённые силы Казахстана рассматривают возможность покупки турецкой бронемашины, сообщает телеграм-канал «Голос Турции».

В чем же заключается несомненный успех турецкого оборонпрома? Ответ прост: турецкая оборонка является «сборочным цехом» мирового военно-промышленного комплекса, в первую очередь – ВПК стран НАТО.

Те же «Байрактары» – это канадско-австрийские движки (которые турки пытаются заменить на украинские), канадско-немецкие сенсоры (которые на турецкие меняют только с ухудшением качества) и тайваньские микросхемы.

Что касается турецкой бронетехники, то это либо лицензионка, либо практически отверточная сборка бронетехники из иностранных комплектующих.

Возьмем, к примеру, турецкий Vuran (в переводе – «атакующий»). Бронированная машина Vuran MPAV (Multi-Purpose Armoured Vehicle – многоцелевая бронированная машина) имеет противоминную и баллистическую защиту, соответствует классу MRAP (англ. mine resistant ambush protected – защищённый от подрыва и атак из засад, миностойкий засадозащищённый) – колесные бронемашины с усиленной противоминной защитой. В большинстве своём машины данного типа обладают большим дорожным просветом, V-образным днищем, хорошо противостоящим осколкам и позволяющим эффективно рассеивать энергию взрыва).

Vuran является лицензионным вариантом Hurricane, созданной израильской компанией Hatehof (ныне Carmor). В 2014 году был заключен контракт на поставку управлению специальных операций МВД Турции 60 таких машин.

А сейчас турки самостоятельно собирают эти бронемашины, оснащённые полностью иностранной начинкой.

Двигатель – «Cummins ISL e3 375 PS» производства Cummins Inc. Штаб-квартира Cummins Inc. находится в Колумбусе (штат Индиана, США).

Трансмиссия – «Allison 3000 series» производства Allison Engine Company – американской компании, которая ранее принадлежала General Motors. В 1995 году GM продала Allison британской Rolls-Royce.

Вся остальная начинка турецкой бронемашины также закуплена за рубежом.

Так же, как и Vuran, турецкая БМП «Tulpar», оснащена двигателем Cummings и трансмиссией Alisson. Опытный образец БМП в настоящее время оснащён немецким двигателем MTU с германской же трансмиссией Renk (более ранние версии оснащались шведским двигателем Scania и испанской коробкой передач Sapa Placencia).

Бронетраспортер Hizir

Бронетраспортеры Hizir, как нетрудно догадаться, оснащены всё теми же двигателями Cummings и трансмиссией Alisson.

Посмотрим теперь, как обстоят дела с производством разрекламированного нового турецкого основного боевого танка Altay. Он должен был оснащаться двигателем австрийской компании AVL List GmbH, которая должна была передать туркам технологии для лицензионного производства. Но из-за наложенных на Турцию Евросоюзом санкций австрийцы отказались это сделать. Первые серийные танки Altay будут оснащены немецкими дизельными двигателями MTU MT 883 Ka 501.

Турция – не единственная страна, которая пытается самостоятельно освоить разработку и производство собственной бронетехники.

В 2017 году в Иране прошла официальная церемония представления нового танка Karrar. Министр обороны и материально-технического обеспечения Ирана генерал Хосейн Дехган заявил, что серийное производство этого танка начинается на промышленном комплексе Бани-Хашем (Bani-Hashem) около города Доруд в провинции Лурестан.

Танковый завод в Доруде был построен с помощью России в 1990-х годах для выпуска лицензионных Т-72С из российских комплектующих, практически для отвёрточной сборки. После разрыва Россией контрактов на поставку танков и иной военной техники Ирану в соответствии с соглашением Гора – Черномырдина от 1995 года, в Доруде занимались капитальным ремонтом и модернизацией старой бронетехники.

Танк Karrar представляет собой модернизированный вариант Т-72. Существенным отличием от Т-72 является сварная башня, эта технология была передана иранцам с Украины еще до введения санкций.

Прицел наводчика – производства словенской фирмы Fotona, которая занимается оптико-электронным оборудованием для бронетехники. На крыше танковой башни – ещё один прицел, российский 1К13 – для наведения управляемых ракет. Участвовавшие в презентации нового танка иранские генералы (гигантские козырьки бейсболок которых послужили объектом иронических комментариев на российских форумах) заявили, что Karrar как минимум не хуже российского Т-90МС. Однако на иранском танке нет, скажем, устройства для учета изгиба ствола, нет также датчиков комплекса оптико-электронного подавления, и вспомогательного дизель-генератора, как отметил авторитетный танковый блогер Алексей Хлопотов (Gur Khan). Динамическая защита, закрепленная на лобовой части башни является легкой модернизацией советского «Контакта-1» разработки 80-х годов.

Таким образом, новый иранский танк – всего лишь модернизированный Т-72.

Не смогла создать современный танк даже более продвинутая в научно-техническом отношении Индия. Индийцы просто сели в лужу со своим танком «Arjun Mk. II», который оказался слишком тяжелым (68,6 тонны) и не может передвигаться по обычным дорогам и мостам, которые его просто не выдержат. Вес нового танка возрос из-за усиления брони, в которой применяются устаревшие тяжелые сплавы. Большие проблемы также с двигателем и тепловизором.

Неудачные попытки Турции, Индии и Ирана создать современный основной боевой танк четвертого поколения закономерны. Как показывает мировой опыт, для создания с нуля собственной научно-технической школы мирового уровня нужно несколько десятков лет сотрудничества с ведущими военными державами, чтобы воспитать два-три поколения собственных ученых, инженеров и технологов. Турки чуть ли не все послевоенные годы просто закупали устаревшую американскую бронетехнику и тиражировали военные перевороты. Индийцы не смогли или не догадались развивать смежные отрасли прикладной науки, такие как материаловедение. Иран до сих пор находится под западными санкциями, ограничивающим ему доступ к самым продвинутым технологиям.

Таким образом, законодателями танковой моды по-прежнему остается узкий круг ведущих военных держав – США, Германия, Великобритания и Россия. На мировых рынках бронетехники с Россией на самом деле конкурирует не турецкий оборонпром, а «сборочный цех» западного ВПК.

Что касается маркетинговой конкретики, то, возможно, имеет смысл прислушаться к аргументам главного конструктора российских бронемашин.

Владимир Прохватилов

Добавить комментарий