Для чего Турции пустышка украинской «крымской платформы»?

23 – 24 августа 2021 г. в Киеве прошёл первый саммит так называемой «Крымской платформы» – задуманного западными партнёрами совместно с правящим на Украине режимом «международного дипломатического формата» по возвращению Крыма в состав Украины. Мероприятие неоднократно переносилось и длительное время усиленно рекламировалось в надежде на внимание первых лиц ключевых государств – членов НАТО, однако эти расчёты не оправдались. Вполне предсказуемо, в Киев слетелись президенты прибалтийских стран, а также Словении, Польши, Венгрии, Молдавии и Финляндии. Грузия, Румыния, Хорватия и Швеция были представлены премьер-министрами, а Швейцария и Чехия – главами парламентов. Выразителем настроений антироссийской части крымских татар стал, по обыкновению, глава запрещённого в России «меджлиса», хорошо знакомый турецким лидерам Мустафа Джемилев. Некоторые наблюдатели обратили внимание на низкий уровень представленности Великобритании (чиновница МИД, хотя ранее предполагался целый министр обороны Бен Уоллес), а также на отсутствие в Киеве официальной делегации из Азербайджана – и это несмотря на активную поддержку Киевом официального Баку в период «осенней» карабахской войны 2020 года.

Особые надежды организаторы мероприятия возлагали на Турцию и на её лидера Реджепа Тайипа Эрдогана, неоднократно клявшегося в верности «территориальной целостности» Украины в границах бывшей советской республики. Однако, как и следовало ожидать, он не приехал, ограничившись приветственным посланием, в котором выразил убеждение, что «Крымская платформа станет действенным инструментом в деле освобождения незаконно оккупированного Крыма». Современная Турция сталкивается с множеством проблем – от преодоления разрушительных пожаров и наводнений до массированного наплыва афганских беженцев, провоцирующих социально-экономическое напряжение, жёсткое внутриполитическое противоборство и как следствие – падение рейтингов правящей партии.

Здесь необходимо заметить, что сама по себе проблема беженцев (прежде всего сирийских, но отчасти и афганских) стала закономерным следствием «неоосманского» внешнеполитического курса с неизбежным обострением этнополитических проблем практически повсюду, где ступала нога османского завоевателя. «Украинский» Крым не был в этом плане исключением: поддерживая крымско-татарские организации и вкладывая немалые деньги, по-видимому, со временем в Анкаре предполагали сделать полуостров по факту турецким, постаравшись создать условия, при которых он со временем разделил бы судьбу Александретты, Северного Кипра, либо же Идлиба с Африном. Особая роль в «наведении мостов» с Крымом, включая торгово-экономическое и «гуманитарное» сотрудничество, принадлежала имеющему крымскотатарские корни бывшему министру иностранных дел и премьер-министру Ахмету Давутоглу. Внимательно изучая тексты русско-османских соглашений и мирных договоров двухсот-трёхсот летней давности (представляющие в Москве разве что академический интерес), параллельно активной работе «на земле», турецкие политики и дипломаты терпеливо ждали своего часа…

Тем более неожиданными и в известной мере обескураживающими для адептов возрождения былого османского величия и воссоздания «Крымского ханства XXI века» стали события февраля-марта 2014 года после государственного переворота в Киеве, приведшие к воссоединению Крыма и Севастополя с Россией. С тех пор в Анкаре избрали долгосрочную линию на полную поддержку Киева, подкрепляя её активным наращиванием военно-технического сотрудничества с «нэзалэжной», дополнительный импульс которому придала вышеупомянутая карабахская война. Неподдельный интерес Киева к широко разрекламированным «Байркатарам» прагматичные турки не преминули конвертировать в выгодные для них контракты, причём далеко не только в том, что касается беспилотных летательных аппаратов. Остаточные возможности некогда мощного украинского ВПК представляют интерес для стремящихся к диверсификации связей турецких партнёров. Осевшие же в Киеве и в приграничных с Крымом районах Херсонской области активисты радикальных крымско-татарских организаций также представляют немалый интерес в плане продвижения «мягкой силы» – разумеется, в её турецком понимании.

Выступая 23 августа в Киеве, министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, ранее активно поддержавший «реформы на Украине» в ходе недавнего вильнюсского саммита, пропел традиционные мантры о последовательном непризнании так называемой «аннексии Крыма». Более того, «говорить об этом недостаточно», и «мы [Турция – авт.] выражаем свою поддержку вместе с другими дружественными и союзническими странами, поддерживающими территориальную целостность и нерушимость границ Крыма и Украины». Глава турецкой дипломатии выразил надежду на продуктивное сотрудничество «платформы» с «меджлисом крымскотатарского народа», призванном способствовать «повышению осведомленности о Крыме во всем мире. Установление межпарламентских контактов, эффективное информирование общественности и проведение встреч на уровне экспертов по международному праву добавят ценности работе этой площадки».

Таким образом, несмотря на достаточно пустой характер мероприятия (равно как и принятой по его итогам резолюции) недооценивать его деструктивную роль было бы, пожалуй, ошибкой. Как рассказывают адепты «платформы» в турецких СМИ, она будет состоять из четырёх уровней – глав государств, министров иностранных дел, парламентариев и «экспертов». Министр иностранных дел Сергей Лавров назвал киевскую встречу шабашем, на котором «Запад будет продолжать пестовать неонацистские, расистские настроения современной украинской власти». В свою очередь, вице-премьер крымского правительства, постоянный представитель Крыма при Президенте РФ Георгий Мурадов в интервью РИА Новости назвал позицию Анкары «неблагородной», напомнив об оказанной Москвой помощи, позволившей президенту Эрдогану спастись в 2016 году от переворота. Впрочем, едва ли попытки усовестить турецких партнёров сработают…

Большую часть своего выступления на форуме президент Украины Владимир Зеленский посвятил «милитаризации» Крыма, вновь сравнив полуостров с авианосцем, предложив бить в колокола, одним из которых и призвана стать «Крымская платформа». Можно, конечно, говорить, что это и не «колокола» вовсе, а пустые бубенцы, однако активизация на крымском направлении диверсионно-террористической деятельности с опорой на возросший профессионализм украинских спецслужб и помощь внешних сил – текущая реальность. В результате серии обысков 17 августа сотрудники правоохранительных органов Крыма задержали пятерых предполагаемых последователей запрещённой в России организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Накануне суд приговорил четырёх жителей Алушты к заключению сроком от 12 до 18 лет за организацию деятельности ячейки той же группировки.  Национальная принадлежность задержанных акцентируется как украинской, так и турецкой пропагандой, не перестающей, вопреки очевидным фактам, рассуждать о «массовых нарушениях прав крымско-татарских турок» (именно такПрим. авт.).

Надо надеяться, что внешнеполитический «национал-исламизм» не приведёт к очередному кризису в российско-турецких отношениях, едва ли отвечающему интересам тех, кто неплохо зарабатывает на торговле с Россией и стремится работать и в российском Крыму – разумеется, не держа «нож за спиной». Что касается Украины в нынешнем состоянии, то её диалог с Турцией и далее будет складываться ассиметрично в пользу «наследников Блистательной Порты» повсюду, где те только пожелают. Безотносительно к пустым декларациям киевской «платформы», это создаёт риски дестабилизации в Крыму и в регионе в целом.

Андрей Арешев, по материалам: ИнфоШОС

Добавить комментарий