Бегущие «из-за речки»: ОДКБ и проблема афганских беженцев

Вывод американских войск из Афганистана и последовавший за этим стремительный приход к власти в стране запрещённого в России «Талибана» коренным образом поменяли расклад политических сил в этом центральноазиатском государстве. А ещё создали множество проблем для соседей, поскольку на них выплеснулся поток афганских беженцев из числа противников «Талибана». Список потенциальных беженцев достаточно велик, а часть из них уже покинула родину.

Куда бежать?

Бегство противников «Талибана» началось ещё до того, как движение вошло в Кабул. Только в США в период с 17 по 31 августа из Афганистана были эвакуированы более 60 тыс. человек. Менее чем за месяц из страны эвакуировали более 120 тыс. человек. И это не считая тех, кто не сумел попасть на американские транспортные самолёты (паника была такая, что люди пытались привязать себя верёвками к самолётам снаружи) и бежал из страны самостоятельно. Всего же США намерены принять 95 тыс. беженцев, и на эти нужды у конгресса запросили почти 6,5 млрд долларов.

Основания для опасения за жизнь у афганцев имеются. И не только у сторонников прошлого режима. В начале последней декады сентября один из основателей «Талибана» мулла Норуддин Тураби, который во временном правительстве Афганистана занимает пост министра тюрем, заявил, что движение намерено возобновить казни и ампутации конечностей за совершаемые преступления. Делают это талибы на стадионе или на территории мечети без особых затей: убийц обычно расстреливает в голову кто-то из членов семьи жертвы, ворам отрубают руку, а дорожным грабителям – руку и ногу.

Вторая категория беженцев – противники талибов, не поддерживавшие прежний режим, но недовольные порядками, которые собираются установить представители движения. Это в основном те, кто не является пуштунами, составляющими костяк «Талибана»: этнические узбеки, таджики, туркмены и другие народы.  Их базой стало Пандшерское ущелье, доставившее в 1980-е гг. немало хлопот ещё советским войскам.

Несмотря на региональную окраску конфликта Кабула и Панджшера, противоречия региона и новой власти намного глубже. Если талибы предполагают строительство на всей территории Афганистана ортодоксального исламского эмирата, то в выступлении антиталибского регионального лидера Ахмада Масуда (сын небезызвестного Ахмад Шаха Масуда), прозвучавшем незадолго до прихода талибов в Кабул, подчёркивалось, что панджшерцы привержены идее процветающего социально-ориентированного строя на основе умеренного ислама.

Лидеры «Талибана», в свою очередь, не намерены вступать в дискуссию о государственном укладе страны, пользуясь правами победителей. И это уже начинает восприниматься населением северных окраин как попытка прессинга со стороны пуштунов. То есть конфликт намеренно переводится в стадию даже не идеологического, а межнационального. При этом оставить неподконтрольной огромную территорию талибы не могут, а боевые действия против мятежников, подчёркивающих свою этническую принадлежность, приведут к тому, что появятся новые беженцы в этнически близкие соседние страны.

Агнцы и козлища

Наличие беженцев из другой страны – это всегда проблемы. Во-первых, их нужно обустраивать, кормить, трудоустраивать. В противном случае они превратятся в сборище преступников, готовых на всё, чтобы выжить.

Во-вторых, проблемы могут возникнуть даже при неплохих условиях размещения. Чисто в силу различия менталитетов. К примеру, 19 сентября на территории комплекса Донья Ана в Нью-Мексико группа афганских беженцев-мужчин напала на американскую женщину-военнослужащую и попыталась изнасиловать её.

В-третьих, маска беженца – довольно распространённая личина для всевозможных «засланцев». Включая представителей террористических группировок ИГИЛ*, «Аль-Каиды»* и им подобных. В тех же США в целях безопасности собственных граждан беженцев из Афганистана размещают в специальных центрах на территории военных баз. При этом, по сообщениям американских СМИ, уже на 5 сентября дополнительную проверку проходили почти 200 граждан Афганистана, подозреваемых в связях с террористами.

Территория центральноазиатских республик для подобных лиц выглядит намного привлекательнее, чем Америка. Во-первых, чаще всего отсутствует языковой барьер с местным населением. Во-вторых, постсоветскую Центральную Азию населяют преимущественно мусульмане. Они же составляют значительную долю населения России, так что обстановка для беженцев и «засланцев» более благоприятна и в этом плане. В-третьих, в данных странах действует исламистское и террористическое подполье (не будем перечислять все группировки, эмиссаров которых регулярно выявляют спецслужбы государств экс-СССР), на усиление которого и засылаются под видом беженцев члены этих группировок.

Учитывая прозрачность внутренних границ постсоветских государств, беженцам и особенно «небеженцам» очень просто перебраться из одной страны в другую, чтобы запутать следы. Судя по реакции официальных властей Казахстана и Кыргызстана, процесс инфильтрации бывших жителей Афганистана через внутренние рубежи этих государств уже идёт.

«У них»

Сведения о числе эвакуированных из Афганистана американцами и их союзниками весьма противоречивы, поскольку процесс продолжается. К примеру, при эвакуации украинских граждан из Кабула уже после его захвата талибами свободные места в самолёте, летящем в «нэньку», предоставили и афганцам. Неизвестно и то, сколько беженцев попадёт непосредственно в Штаты: в середине сентября за океаном прекратили принимать авиарейсы с ними.

Аналитики утверждают, что Америка – отнюдь не крупнейший «импортёр» афганских беженцев. По данным управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), к концу 2020 года в Пакистане уже находилось около 1,5 млн афганцев, Иран, приютивший 780 тыс. переселенцев, больше никого пускать к себе не собирается.

Тем же путём собираются пойти и многие другие страны. Президент Турции Реджеп Эрдоган, куда сбежали почти 130 тыс. афганцев, прямо объявил, что страна не станет «хранилищем мигрантов в Европе», и начал ударными темпами возводить стену на границе с Ираном, чтобы не пускать беженцев. Греция, где на конец 2020 года было свыше 41 тыс. афганцев, тоже установила 40-километровый забор и систему наблюдения на границе с Турцией, чтобы пресечь дальнейший наплыв мигрантов.

Никакого желания принять беженцев не выразили и многие страны Евросоюза, хотя какой-то правовой статус в I квартале 2021 года получили около 7 тыс. афганцев. Франция намерена «защитить себя от значительных волн нелегальных мигрантов» из Афганистана, Австрия предлагает создать центры для беженцев за пределами ЕС и обещает депортировать любых нелегалов. Не хочет принимать афганцев и Венгрия. Швейцария выразила готовность принять только 230 человек, работавших со швейцарскими организациями в Афганистане. Германия предложила выделить €100 млн срочной финансовой помощи международным организациям, которые будут помогать афганским беженцам, но в соседних странах.

 «Щедрые» предложения по переселению афганцев, находящихся «в группе риска» (как ее назвал госсекретарь США Энтони Блинкен) сделали Албания, Катар, Колумбия, Косово, Коста-Рика, Мексика, Польша, Руанда, Северная Македония, Уганда, Украина и Чили. Правда, как следует из официального сообщения угандийского МИД, сделано это было по просьбе США, не безвозмездно и лишь на несколько месяцев. Вряд ли другие страны пошли на это на иных условиях.

…и «у нас»

Выбивается из этого «праздника невиданного гостеприимства» позиция Таджикистана: в июле замглавы комитета по чрезвычайным ситуациям страны Эмомали Иброхимзода обещал принять 100 тыс. афганцев. Но всё закончилось пропуском в Горно-Бадахшанскую автономную область около 1,3 тыс. афганских военных, которые затем вернулись на родину: ни возможностей, ни 6,5 млрд долларов, как у США, у Таджикистана не оказалось. Особой надежды нет даже на обещанные Европой аж 160 тыс. евро из планируемого выделения на нужды афганских беженцев 1 млрд.

Соседний Узбекистан принял бывшего вице-президента и единственного маршала Афганистана, этнического узбека Абдул-Рашида Дустума с остатками его военных после захвата талибами провинции Балх, едко называвшейся афганцами «Дустумистаном». Не исключено, что за очень популярным среди афганских узбеков маршалом потянутся и другие единородцы.

По данным российских правозащитников, в РФ проживает около 100 тыс. граждан Афганистана, эмигрировавших из страны в разные годы. Причём многие из прибывших в последние годы – нелегалы. С приходом же к власти талибов разрешение на въезд в Россию получили около тысячи афганцев. Как пояснил президент Центра диаспор Афганистана в России Гулам Мохаммад Джалал, «четырём категориям людей дали разрешение – это граждане Афганистана российского происхождения, студенты, которые обучаются в российских вузах, третья категория – это лица, работающие в экономических структурах и имеющие выездную визу и разрешение на трудовую деятельность, и четвертая категория – это люди, имеющие вид на жительство. Этим людям сказали обратиться в посольство, после технического открытия аэропорта они смогут вернуться в Россию».

Востребованы единые, скоординированные подходы

Официальную позицию России в вопросе приёма афганских беженцев сформулировал Владимир Путин на встрече лидеров стран ОДКБ: «Представьте себе, в любую из этих стран въехали беженцы. Кто среди этих беженцев, откуда мы знаем? Их могут быть тысячи, а то и сотни тысяч, а, может быть, и миллионы, а у нас с ближайшими союзниками и соседями никаких визовых ограничений, и граница – тысяча километров. Сел на что угодно – хоть на машину, хоть на осла и поехал по степи. И что мы будем с этим делать? Мы не хотим, чтобы у нас под видом беженцев боевики какие-то опять появились… Мы не хотим, чтобы у нас хоть в чем-то повторилось то, что у нас было в 90-х и в середине двухтысячных годов, когда у нас фактически шли боевые действия на Северном Кавказе».

Упоминание о прозрачности внутренних границ – не просто слова. В начале августа на нейтральной полосе границы Белоруссии и Польши появился лагерь беженцев из Афганистана, желающих попасть в Евросоюз, но попавших в ситуацию, описанную Ремарком, когда их гонят прочь и одни, и другие пограничники. Правда, белорусские их ещё и подкармливают, а афганцы даже не скрывают, что собираются воспользоваться услугами контрабандистов, чтобы обойти польские пограничные патрули.

Аналогичные ситуации возникают и на границах РБ с Латвией и Литвой, только там «европейцы» отлавливают беженцев, натравливая на них собак. По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, с которым, скорее всего, солидарен и его белорусский коллега, Россия не намерена нести ответственность за миграционные кризисы, которые могут возникнуть из-за действий западных стран.

Поддержал «общую позицию ОДКБ о неприемлемости размещения афганских беженцев» и иностранных военных баз на территории стран-членов организации и президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, призвавший бороться с нелегальной миграцией из Афганистана. Единственное исключение, сделанное Казахстаном, – в Алматы временно разместили персонал полевых миссий системы ООН, эвакуированных из Афганистана.

Судя по всему, главам государств ОДКБ на саммите удалось выработать единую позицию по данному вопросу. По крайней мере, заметно, что Таджикистан перестал безоглядно принимать беженцев «из-за речки» и занялся разработкой документов по их правовому статусу. Как заявляют в Душанбе, возобновление приёма афганцев ожидается не ранее чем через 2-3 месяца. Если, конечно, это позволят патрули талибов, взявшие под контроль пограничную реку Пяндж.

Но, по словам министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея, выработать общие подходы по Афганистану нужно не только странам-членам Организации договора коллективной безопасности. Он считает, что в этом вопросе нужна единая позиция ОДКБ и НАТО. «Наши предложения лежат на столе в секретариате НАТО. Понятно, что им как «большой организации» и организации, которая хочет играть главенствующую роль в военном плане на всей планете (не только в европейском регионе), не хочется, на мой взгляд, признавать такую «мелкую организацию», как ОДКБ, – отметил В. Макей. – Они не то чтобы будут стесняться, а не осмелятся сесть за один стол, чтобы выслушать откровенное мнение относительно ситуации в Афганистане, перспектив развития ситуации, той роли, которую сыграли разные страны в регионе и в этой стране в частности».

* * *

Как видим, вопрос афганских беженцев воспринимается большинством государств, куда они едут, не столько с гуманитарной точки зрения, сколько с точки зрения безопасности. Увы, таковы последствия многолетнего пребывания в стране контингентов США и их союзников, в течение которого в Вашингтоне взращивали «своих сукиных сынов» для борьбы против «чужих сукиных сынов». И когда эта политика провалилась, а американцам пришлось драпать из этой страны, Штаты, как всегда, постарались переложить созданные ими проблемы на плечи всего остального мира.

Вот уж воистину был прав Вергилий, предупреждавший: бойтесь данайцев, дары приносящих. Особенно живописующих, как ценны для мира приносимые ими в дар, в т. ч. в Афганистан, «демократия», «свобода» и «общечеловеческие ценности».

Фёдор Колосков, по материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий