Нормализация турецко-сирийских отношений: возобладает ли прагматизм?

Президент Турции Эрдоган с картой Сирии на трибуне ООН

Голоса в пользу прямого диалога с Дамаском раздаются всё громче

3 октября король Иордании Абдалла II провёл телефонные переговоры с президентом Сирийской Арабской Республики Башаром Асадом. Согласно информации официального Аммана, не общавшиеся десять лет, с момента начала вооружённых столкновений в Сирии, лидеры двух соседних государств «обсудили двусторонние отношения и способы усиления сотрудничества». Хашимитский монарх выразил поддержку суверенитета и территориальной целостности соседней страны на фоне многолетней поддержки властями Королевства боевиков так называемого «Южного Фронта» и других группировок, оплотом которых многие годы была «колыбель» «арабской весны» в Сирии – провинция Дера`а.

Король Абдалла и президент Асад

Даже после приостановки членства Сирийской Арабской Республики в Организации Арабских Государств в 2011 году, Иордания, так же как и Египет, Оман, Ирак и Алжир, не закрыли свои посольства в Дамаске. В 2018 году возобновили работу представительства Объединённых Арабских Эмиратов и Бахрейна, ведутся переговоры и с Саудовской Аравией, долгое время являвшейся, наряду с Турцией и Катаром, ключевыми региональными оппонентами «режима Асада», вкачивавшими в поддержку так называемой «вооружённой оппозиции» многие миллиарды долларов. Именно благодаря консолидированной поддержке извне боевикам международных террористических группировок удалось в 2015 году окончательно захватить провинцию Идлиб, и по сей день являющуюся основным «камнем преткновения» в процессе политического урегулирования и постконфликтного восстановления в арабской стране.

Как пишет авторитетное издание Asharq Al-Awsat, направляющийся в Дамаск «поезд нормализации отношений» уже отправился, хотя, конечно, остаются споры о том, насколько быстро он должен двигаться, какие остановки должен делать и при каких условиях он мог бы, наконец, достигнуть сирийской столицы. Некоторые региональные лидеры сели в этот «поезд» открыто, а другие тайно; имеются и такие, кто забронировал билет, создав условия для поездки. Иные заняли выжидательную позицию, следя за поведением «режима Асада» и по-прежнему делая ставку на санкции и изоляцию в надежде на рост протестных настроений на подконтрольных Дамаску территориях.

Турецкая колонна в Сирии

Как нам представляется, именно к этой  последней категории относится президент Турции Эрдоган, усиливающий оккупационный контингент на северо-западе Сирии и лицемерно прикрывающийся проблемой вынужденных переселенцев, успешно используемых в качестве элемента шантажа «европейских партнёров» Анкары. Нелегально работающие сирийские граждане – источник дешёвой рабочей силы для жаждущих прибыли бизнесменов. Наконец, некоторые оппозиционные активисты утверждают, что правящий режим, выдавая сирийцам паспорта (таковых пока в общей сложности примерно 160 тысяч), стремится расширить свою избирательную базу.

Впрочем, чем дольше, тем больше всё это становится «палкой о двух концах». Некоторые нюансы региональной политики Ак-Сарая на фоне растущих внутренних неурядиц наводят наблюдателей на размышления о возможных корректировках непримиримого «антиасадовского» внешнеполитического курса. Правящая «Партия Справедливости и Развития», трудно различимая от собственно государственной машины с президентом «на вершине», стремится восстановить нарушенные связи с Египтом, Саудовской Аравией и ОАЭ. Вопрос об аналогичных шагах в отношении «режима Асада» всё чаще обсуждается в ходе политических дискуссий, в кулуарах и в публикациях СМИ.

Текущий подход Турции к сирийскому конфликту «не направлен на свержение режима», а продиктован исключительно стремлением вернуть беженцев и противодействовать «курдским террористам», уверяет Daily Sabah. Явно располагая информацией на этот счёт, проправительственное издание признаёт желание сирийского лидера договориться с Анкарой при посредничестве Москвы, однако озвучивает едва ли выполнимые условия, включая согласие на «возвращение всех сирийских граждан». Со своей стороны, лидер «Народно-Республиканской Партии» Кемаль Кылычдароглу, якобы получивший приглашение от Асада посетить Дамаск, утверждает, что отправит сирийцев домой в течение двух лет после вступления в должность президента. Помимо «кемалистов», за восстановление связей с соседней страной выступает правоконсервативная İyi Parti («Хорошая Партия») Мераль Акшенер, и подобного рода призывы становятся всё громче на фоне растущего общественного недовольства, порождаемого ростом количества инцидентов с участием «сирийских беженцев», общее количество которых на турецкой территории подбирается к четырём миллионам. Враждебность подпитывают растущие цены на продовольствие и безработица, и было бы наивным предполагать, что в преддверие парламентских и президентских выборов, которые должны состояться не позднее 2023 года, оппозиция не попытается воспользоваться проблемами, порождёнными многолетним правлением «ПСР» и её лидера.

Поддерживая так называемых «повстанцев», вооружённых «джихадистов» даже после того, как стремление западных партнёров свалить Башара Асада заметно поугасло, режим Эрдогана во многом создал проблему, изрядно подтачивающую его внутреннюю легитимность. По утверждению властей, по меньшей мере 450 000 сирийцев вернулись домой, однако речь идёт об оккупированных турецкой армией районах. С начала года управляемый «ПСР» муниципалитет Фатих стамбульской агломерации, известный как «маленькая Сирия», запретил сдавать квартиры иностранцам в аренду. После резонансных столкновений в одном из пригородов, Алтындаге, с начала сентября находящиеся под «временной защитой» лица не могут зарегистрироваться в качестве беженцев в столице страны Анкаре.

Согласно некоторым опросам общественного мнения, идея прямых переговоров с Дамаском находит растущую поддержку, в том числе и среди сторонников «ПСР». Даже те, кто клеймит сирийского лидера как преступника, якобы применившего «химическое оружие против собственного народа», не исключают начала переговоров с «элементами режима по вопросам, представляющим общий интерес». После того, как будут созданы соответствующие условия (хотя это произойдёт не скоро), сирийцев, присутствие которых «стало внутриполитической проблемой» и «создаёт внутреннюю напряженность», необходимо отправить на родину. Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу ведёт переговоры о помощи в ООН и говорит о «социальной проблеме», решение которой необходимо искать на путях выработки некоей «новой политики». И хотя глава турецкой дипломатии заявляет о невозможности политического диалога с Дамаском, едва ли являются секретом эпизодические переговоры глав спецслужб Турции и Сирии Хакана Фидана и Али Мамлюка. Очередная их встреча должна была состояться в конце сентября в Багдаде, и можно с большой степенью уверенность предполагать, что в центре внимания мог быть не только «курдский вопрос», но и американское присутствие в регионе. В недавнем интервью CBS Эрдоган призвал Соединённые Штаты вывести войска из северо-восточной Сирии и Ирака, подобно тому, «как они это сделали в Афганистане», что до некоторой степени созвучно позиции Дамаска.

Девлет Бахчели непримирим

Поддержка администрацией Байдена сирийских курдов едва ли увеличит возможности Анкары в Сирии, и на этом фоне жёсткая позиция в Идлибе выглядит почти что безрассудством. «Россия и режим Асада готовят операцию по захвату трассы М4, а это будет означать новый наплыв беженцев в Турцию, если кто то думает что Турция позволит этому случится, то они живут в своих фантазиях. Мы не позволим России и режиму провести новую операцию», – вещает союзник «ПСР» по правящей коалиции, лидер националистов Девлет Бахчели. Возможен ли сценарий, предполагающий уход турок из «Большого Идлиба» с реанимацией подписанных при Асаде-старшем «Аданских соглашений» 1998 года, направленных на противодействие запрещённой в Турции «Рабочей партии Курдистана»? Кроме того, нормализация (пусть даже частичная) турецко-сирийских отношений, восстановление территориальной целостности САР сопровождалось бы созданием адекватных условий для возвращения беженцев под гарантии Европейского Союза и международных гуманитарных организаций.

Расположение опорных пунктов Турции, Ирана, России, а также группировки боевиков в Идлибе

Анкара выполняет свои обязательства по сохранению режима прекращения огня и обеспечению мира и безопасности в регионе, утверждают источники в турецком военном ведомстве, отрицая какие-либо изменения в конфигурации «наблюдательных пунктов», под прикрытием которых террористы  чувствуют себя более чем вольготно. Имеется мнение, что президент Эрдоган «сделает всё» для сохранения и поддержания собственной власти в условиях явно возросшей оппозиционной активности. Возобладает ли в турецком руководстве порою не чуждый ему прагматизм, либо же в Ак-Сарае предпочтут, презрев опасности и приближая очередной военный кризис, в погоне за химерами «неоосманизма» во что бы то ни стало закрепиться на захваченных землях по модели Александретты и Северного Кипра? Не теряя призрачных надежд на здравый смысл, более приближенным к реальности следует всё-таки полагать менее оптимистичный вариант.

Андрей Арешев

Добавить комментарий