Российские тюрки – в прицеле «украинского национализма»

После государственного переворота в Киеве в 2014 году Украина подключилась к информационной кампании Запада по шельмованию России, в т.ч. к огульной критике российской национальной политики. Украинскими национал-пропагандистами был даже изобретён термин «безгосударственные народы Российской Федерации», которым они обозначают те национальные группы в структуре российского населения, в чьём сепаратизме заинтересован Киев и его западные кураторы.

В первую очередь, внимание обращено на Татарстан и Башкирию. Татаро-башкирский национализм Киев считает наиболее перспективным с точки зрения создания политической, а не этнической нации. Республики Северного Кавказа, например, не рассматриваются как перспективный проект в этом смысле из-за этнической клановости, отторгающей инородные национальные элементы.

Малочисленные тюркские народы России также остаются вне фокуса внимания Киева (хакасы, кряшены, алтайцы, телеуты, тофалары). Многочисленных чувашей Киев хочет «прикрепить» к татаро-башкирскому проекту. Как видим, Киев интересуют не тюркские народы сами по себе, и не их реальные проблемы, а возможности вовлечения этих народов в антигосударственную деятельность. 

Татарстану, как утверждает Центр исследований среды безопасности «Прометей» (г. Львов), удалось вынести татарскую идентичность за рамки этнографического проекта по сохранению национальных традиций. «Прометей» видит Татарстан полюсом, способным притянуть к себе соседние регионы, прежде всего Башкирию, которая в связке с Татарстаном стоит «вторым номером». Речь не о том сейчас, насколько реален такой сценарий, а о том, какой сценарий хотели бы реализовать недруги России.

«Прометей» организовывает лекции по «национальным проблемам» России для дипломатов и широкой аудитории, сотрудничает с МИД Украины, Украинским институтом национальной памяти, Генеральной прокуратурой Украины и Верховной Радой.

Усилия режима Зеленского по расколу России вдоль этнических рубежей совпадают со стремлением Турции к безапелляционному лидерству в тюркском мире. 12 ноября состоялся VIII саммит глав государств Союза сотрудничества тюркоязычных государств с участием Азербайджана, Киргизии, Казахстана, Узбекистана, Туркмении. В преддверии этого мероприятия некоторые аффилированные структуры обозначили Якутию как «непризнанное мировым сообществом тюркское государственное образование».

В 2019 году президент Турции Реджеп Эрдоган подчеркнул, что тюрки – одна большая семья из 300 млн. человек, которая разделяет одну историю, одну культуру и одну цивилизацию. Формулировка очень упрощённая, но Киеву достаточно и этого, чтобы попытаться оседлать идеологию гипотетического тюркского сепаратизма. В этих попытках Киев прибегает к явным искажениям и утаиванию важной информации.

Во-первых, явление ассимиляции трактуется исключительно однонаправлено, как ассимиляция тюрков русскими. Но ассимиляция – многоликий процесс. Удмурты ассимилировали бессермян, коми – ненцев, хакасы – шорцев, карелы – лопарей. Процесс ассимиляции – социально-историческое явление, актуальное для всех времён и народов, и его нужно отображать беспристрастно.

Во-вторых, на большем протяжении своей истории идеология украинского национализма оставалась крайне враждебной к тюркским народам России. Сам факт их проживания рядом с русскими трактовался как доказательство генетической ущербности русских, которых, если поскрести, «найдёшь татарина».

На заре украинской самостийности в 1990-х власти охотно пользовались этой оскорбительной формулировкой, приравнивая наличие тюркской и финно-угорской крови в жилах русского человека к цивилизационно-психологическому уродству. Необходимость откола от России тем и объяснялась, что русские испорчены финно-уграми и татарами, и потому они – не славяне, в отличие от украинцев – славянской европейской нации. Слова «мордва» и «татары» были самыми распространёнными этническими ругательствами в адрес русских в то время.

Особенно агрессивно эта пропаганда шла на Западной Украине, где сильны пробандеровские настроения. Теперь же львовский центр «Прометей» вдруг воспылал бескорыстной любовью ко всему тюркскому и даже причисляет народы Поволжья к самым восточным народам Европы и утверждает, что им и Украине надо вместе шагать по пути евроинтеграции.

Абсурд подобных заявлений и построений очевиден. Если в ЕС не принимают приграничные с Европой Молдавию и Украину, то что уж говорить о Поволжье, расположенным за Москвой? Понятно, что лозунги про «евроинтеграцию» направлены на возбуждение национального ресентимента и социального недовольства. Дескать, не было бы между Европой и Поволжьем Москвы, всё было бы по-другому.

В-третьих, если Киев признал ценность тюркских народов и их культуры, пусть официально осудит расистские высказывания апостолов украинского национализма – члена краевой экзекутивы ОУН (запрещенная в России организация) Михаила Колодзинского, пропагандиста ОУН Пантелеймона Коваля, автора расовой теории Юрия Липы и многих других. Все эти люди презирали народы России вместе с русским народом и открыто об этом писали, разделяя взгляды германских нацистов на российское население как на недочеловеков.

В-четвёртых, идеологи украинского национализма мечтали о покорении неславянских народов России, чтобы на их землях создать некую собственную украинскую империю. Звучит идиотски, но таковы были планы ОУН и прочих подобных ей организаций в 1930-х и начале 1940-х годов.

Так, Колодзинский в «Украинской военной доктрине» провозглашал: «Мы, выстраивая украинскую державу, должны отодвинуть границу Европы до Алтая и Джунгарии… Когда политика украинского национализма стремится к установлению границ Украины на Волге и распространению своего влияния на центральную Азию, военная доктрина украинского национализма не может ограничиваться только вниманием к этнографическим украинским землям».

Липа писал в брошюрке «Розподiл Росiï» («Раздел России»), что геополитическая судьба Украины – доминировать на пространстве от Балкан до Урала.

Украинский национализм отказывал нерусским народам России в праве не только на жизнь в составе России, но и вообще на жизнь. На их земли он смотрел как на объект агрессии и грезил их захватом. Ни о каком государстве татар и башкир он даже не помышлял. В современной Украине опусы Колодзинского, Липы, Коваля издаются и переиздаются, а запрещённой в России ОУН, к которой они принадлежали, объявлена героической и патриотической организацией.

Русский мир остаётся там, где он был всегда. Гармонично объединив разноликую евразийскую этническую палитру, он не стремится выйти за свои цивилизованные границы. Украинский национализм, наоборот, мечтает залезть туда, где его никогда не наблюдалось – на Балканы, Алтай, Джунгарию и Центральную Азию, а всем встречным народам готовит участь жертв своих политических манипуляций.

Сегодня украинский национализм пытается столкнуть лбами тюрок с русскими, потирая в стороне руки от предвкушаемого удовольствия, которого он, разумеется, не получит.

Владислав Гулевич

Добавить комментарий