Монархический Египет и закат британского колониализма на Ближнем Востоке

Как Советский Союз пришёл в крупнейшую страну арабского мира

Окончание Второй мировой войны ускорило коллапс британской колониальной системы – «империи, над которой никогда не заходило солнце». После обретения независимости Индией и Пакистаном настал черёд Египта, связанного с Лондоном заключённым в 1936 году заведомо кабальным договором «О союзных взаимоотношениях». Помимо фактического протектората над крупнейшей арабской страной, данный документ фактически утверждал бессрочное отторжение в пользу Лондона Суэцкого канала – ключевой (и по сей день) водной артерии, связывающей Красное море со Средиземным.

70 лет назад, 15 октября 1951 года парламент в Каире денонсировал договор 1936 года, 27 октября того же года последний египетский король Фарук (правил в 1936-1952 гг.) утвердил соответствующий закон, а с 20 ноября 1951 года он вступил в действие. Среди прочего, документ 1951 года предусматривал недельный срок (13-19 ноября) на передачу египетским властям полномочий по совместному с Лондоном управлению каналом и по упразднению статуса экстерриториальности британских военных баз в его зоне.

Британские ВВС сопровождают сухогруз в Суэцком канале  (1953 г.)

Как отмечал Нури Саид, премьер-министр Ирака в 1934-1958 гг., британцы всё более надменно обходились с египетской монархией «и регулярно напоминали Каиру об экстерриториальности канала. Но в Египте укреплялись позиции тех кругов, что требовали, как минимум, совместного с Лондоном управления каналом, и ликвидации экстерриториальности британских военных баз в Египте». Напомним, таковых в 1930-х – начале 1950-х годов только за пределами зоны канала было пять.

Нури Саид (1953 г.)

По мнению иракского политика, в Лондоне напрочь отказывались от каких-либо уступок по этим вопросам, ибо, по мнению У. Черчилля, «потеря британцами канала – это предвестник потери ими всего Ближнего Востока». Единственно возможным вариантом, как считал Н. Саид, «был договор о совместной обороне канала и о паритетном управлении британскими военными базами в Египте, что предлагали Фарук и его правительство. Но и от этого варианта в Лондоне отказались, что ускорило египетскую антимонархическую революцию 1952 года, с последующим удалением британцев с канала и, в целом, из Египта в пользу СССР».

Революция в Египте (1952 г.)

Разумеется, в Лондоне отказались признавать денонсацию Каиром договора 1936 года. В свою очередь, король Фарук по неафишируемым дипломатическим каналам в декабре 1951 г. стремился заблаговременно заручиться на этот счёт поддержкой Москвы. Так, еще 23 февраля 1946 года, пригласив советского посла в Каире А. Щиборина, он заявил о готовности Каира активнее развивать отношения с СССР. По воспоминаниям дипломата, египетский монарх беседовал с ним «с подчёркнутым вниманием и любезностью. Сказал, что через меня выражает благодарность правительству СССР за позицию, которую занимает советская сторона при обсуждении где-либо вопросов жизненной важности для арабских государств. И – за поддержку позиции делегации Египта в ООН».

Король Фарук  (1949 г.)

…По словам Фарука, «Египту предстоит пройти через большие трудности и испытания» (1) – то был очевидный намёк на предстоящее ухудшение египетско-британских отношений.

В последующий период отношения СССР с монархической арабской страной продолжали развиваться: 3 марта 1948 года в Каире было подписано бартерное беспошлинное торговое соглашение сроком на 4 года. Египет получил возможность поставлять в СССР хлопок, хлопковую пряжу, цитрусовые и тропические фрукты в обмен на лесоматериалы, металлопрокат, грузовые авто, сульфат аммония, кукурузу и пшеницу. Причем документ предусматривал обоюдный торговый режим наибольшего благоприятствования.

По заявлению Махмуда ан-Нукраши-паша, тогдашнего египетского премьера, «это, столь важное для Египта соглашение с СССР, – первая для нас взаимовыгодная сделка без доллара и без какой-либо другой инвалюты. Такие взаимосвязи нужно развивать к обоюдной выгоде, тем более что они укрепляют равноправие в мировой торговле».

А в сентябре 1951 года, то есть за месяц до разрыва египетско-британского договора 1936 года, Каир обратился к СССР с просьбой о закупках советского оружия. В тот период местные СМИ всё более жёстко осуждали произраильскую политику Великобритании. Особо отмечалось, что британский отказ оказать прямую военную помощь арабским армиям в войне с Израилем (1948-1949 гг.) привел к поражению в той войне Египта, Ирака, Сирии и Иордании.

Таким образом, переориентация Египта на СССР обозначилась уже в последние годы правления Фарука. Согласно письму министра иностранных дел СССР А. Вышинского И. Сталину 17 сентября 1951 г.,

«…11 сентября 1951 года представитель крупной египетской фирмы «Аль-Аламия» обратился к торговому советнику миссии СССР в Египте т. Алексеенко с просьбой продать этой фирме различного рода вооружение для оснащения двух мотомеханизированных дивизий. Представитель фирмы указал, что оружие может быть закуплено либо непосредственно в СССР, либо через третьи страны – в  частности, через Чехословакию.

Эта фирма желала бы приобрести следующие виды вооружения: самолеты, танки, минометы, тяжелые и легкие пулеметы, пистолеты различных типов, радиоаппаратуру и др.

…Такого рода обращением к нам египетские правящие круги пытаются повлиять на британскую позицию в вопросе о пересмотре англо-египетского договора 1936 года».

СССР уже тогда был готов выполнить эту просьбу: «…В случае обращения к нашей миссии в Каире египетских официальных лиц или правительственных органов с запросом о продаже Египту указанных видов оружия, предлагается рассмотреть и решить этот вопрос. Проект постановления ЦК ВКП(б) прилагается», отмечалось в том же письме Вышинского Сталину.

18 сентября того же года советскому торгпреду в Каире Алексеенко ушла соответствующая телеграмма: «Если поступит в нашу дипмиссию запрос от официальных лиц или правительственных органов по данному вопросу, немедленно информируйте нас» (2).

Не позже февраля 1952 года в Москве должны были пройти советско-египетские межправительственные переговоры, однако внутренние беспорядки в арабской стране фактически парализовали монархию, проложив прямой путь к июльской революции того же, 1952 года.

Как отмечал Н. Саид, фиксируя нерешительность монархии в деле денонсации договора 1936 г., египетские националисты «отвернулись от Фарука и повели дело к ликвидации монархии, и уже в начале 1952 г. пытались блокировать британские военные базы по всему Египту». Соответственно, власть египетского монарха «уже с весны 1952 г. была номинальной». Тем не менее, обозначенный в последние годы египетской монархии задел в сфере двустороннего политического и военно-технического сотрудничества стал «отправной точкой» на последующие 25 лет. Первое же его проявление – как известно, это восстановление суверенитета постмонархического Египта над Суэцким каналом и удаление британских военных баз из этой страны в 1955-1956 годах. Наконец, рассмотренный нами относительно малоизученный эпизод советской политики на Ближнем Востоке в полной мере свидетельствует о её прагматичном характере.

Алексей Балиев

Примечания

(1) См. АВПРФ, Ф. 84, оп. 9, п. 10, д. 11
(2) АВП РФ, ф. 07, оп. 24, п. 17, Д. 197

Добавить комментарий