Грани подлинной истории поляков в Казахстане и диаспоральной политики Польши

Демографические проблемы заставляют Польшу проводить активную репатриацию этнических поляков и лиц польского происхождения из республик бывшего СССР, в том числе – из Казахстана.

По данным переписи 2009 года в Казахстане проживают около 35 тыс. поляков, в республике есть несколько польских или смешанных польско-немецких и польско-русских сёл. Вместе с лицами польского происхождения количество потенциальных эмигрантов из Казахстана Варшава оценивает в 100 тыс. Чёткое желание переехать на родину предков изъявили 10 тыс. казахстанских поляков, зарегистрировавшись в созданной для этого базе Rodak («Соотечественник»).

Лицом польского происхождения считается человек, у которого хотя бы один/одна дедушка/бабушка или прадед/прабабушка был(а) поляком/полькой. Такой подход позволяет в разы увеличить численность тех, кого Варшава хотела бы видеть среди своих граждан, хотя о реальной принадлежности такого эмигранта к польской культуре говорить не приходится.

Йоанна Кщёнжек (Joanna Kşiaźek) в исследовании Adaptacyjnie problemy dzieci repatriantów na tle relacji rówieśniczych («Адаптационные проблемы детей репатриантов в отношениях с ровесниками») указывает, что при переезде в Польшу казахстанские поляки часто воспринимаются жителями Польши как русские либо «восточники». «Восточник» – не конкретизированное наименование обрусевшего поляка, переехавшего в Польшу из бывшего СССР, у которого из польского – только фамилия.

Кщёнжек пишет, что дети казахстанских поляков иногда сталкиваются с враждебностью со стороны польских сверстников, некоторые дети стыдятся разговаривать в школе по-русски, потому что слово «русский» в польском языке несёт оттенок националистической неприязни. Бывает, что родители нанимают ребёнку репетитора по русскому языку. Большинство казахстанских поляков в Польше не хотят, чтобы их дети забыли русский. У многих в Казахстане, России, Украине, Белоруссии остались старшие родственники, контакт с которыми без знания русского невозможен.

Действующий с 2001 года в Польше закон о репатриации предусматривает переезд в течение 10 лет по тысяче репатриантов ежегодно. Это значит, что кому-то из репатриантов придётся ждать переезда десять лет. Консультированием потенциальных репатриантов занимается Фонд помощи поляками на Востоке. В 2019 г. эксперты фонда приезжали для этого в Казахстан, Киргизию и Узбекистан. Основным мотивом для переезда остаётся стремление к более высоким жизненным стандартам и более стабильным стартовым условиям для детей. К тому же польские власти весьма щедро тратятся на приём каждой семьи. Так, в Западно-Поморском воеводстве на обустройство двух польских семей из Казахстана в 2019 г. выделили почти 72 тыс. евро.

Диаспорально-миграционная политика Польши в Казахстане содержит существенный идеологический элемент. Польские СМИ, освещая ход репатриации, в подавляющем большинстве случаев объясняют наличие поляков в Средней Азии царской ссылкой и сталинскими депортациями. О многих тысячах безземельных поляков, добровольно переехавших в Сибирь и Казахстан в период столыпинской реформы, практически не пишут. Из-за этого тема казахстанских поляков превращается в очередное переживание исторических событий вековой и двухвековой давности с неизбежным обострением русофобских настроений. Складывается впечатление, что для польских историков не существует иных причин переезда поляков в Азию, нежели «кровавого» русского царя и не менее «кровавого» Сталина.

Непростая история российско-польских отношений, череда восстаний на территории Царства Польского стала причиной высылки ряда беспокойных элементов в степные районы современного Казахстана. Один из исследователей, В. Валиев, выделяет следующие периоды политической ссылки польских революционеров в Казахстан:

1) 1820-1830-е годы XIX века – участники восстаний 1831-1833 годов.

2) 1850-е годы XIX века – члены «конспиративных» организаций.

3) 1960-1980-е годы – участники польского восстания 1863-1864 годов.

Согласно переписи 1897 года в национальном составе Степного Казахстана поляки составили 0,05% населения – 1688 человек (1).

Немаловажным фактором выселения части польского населения из Житомирской, Киевской, Каменец-Подольской, Винницкой, Кировоградской областей уже в советское время стала активная работа там спецслужб государства Пилсудского, организация (включая промышленные центры РСФСР) множества диверсионных актов с опорой на местную агентуру. В частности, в феврале 1936 г. местами расселения для 15000 хозяйств были определены пять областей Республики Казахстан, однако впоследствии было решено разместить их только в Карагандинской области. Согласно Постановлению СНК СССР от 28 апреля 1936 г. «О выселении из УССР и хозяйственном устройстве в Карагандинской области Казахской АССР 15000 польских и немецких хозяйств», жилищно-хозяйственное, коммунально-бытовое строительство, а также сельскохозяйственное устройство контингента было возложено на НКВД. Размещение прибывших народов осуществлялось по принципу трудпосёлков. Переселяемый контингент не ограничивался в гражданских правах, но при этом не имел права выезда из мест поселений. Организация, содержание и обслуживание медико-санитарной сети и культурно-просветительных учреждений были возложены на Наркомздрав и Наркомпрос РСФСР, которые уже к маю – июню 1936 г. должны были укомплектовать эти учреждения медицинским и педагогическим персоналом, а также необходимым оборудованием, пособиями и медикаментами. Расчетная численность переселенцев устанавливалась в три человека на семью, или 45 тыс. чел., однако по состоянию на первое июля 1936 г. в область уже было завезено 5535 переселенческих хозяйств (26778 человек). К концу года было расселено 63976 человек – больше запланированной численности на 42%. Из общего количества переселенцев взрослых было 55,2%, подростков – 6,2%, детей – 38,6%. 75,7% от переселенных лиц составляли поляки, немцы – 23,4% и 0,9% – прочих национальностей. К концу 1940 г. количество лиц данного контингента сократилось до 41772 человека в связи с увеличением передвижений внутри области, возможности для молодёжи без особых ограничений выезжать за пределы области на работу или учебу и т.д. Однако в 1940 г. приказом ГУЛАГ НКВД СССР № 35/292368 от 30 октября 1940 г. данная категория населения была приравнена к трудпоселенцам. Основным видом деятельности переселенческих хозяйств в Казахстане оставалось сельское хозяйство (2).

После «Польского похода» Красной Армии (сентябрь 1939 года), в частности, в Кустанайскую область переселяются бывшие «осадники» с семьями из Западной Украины и Западной Белоруссии, причём руководящими документами НКВД предписывалось оказывать им необходимое содействие. Конечно, не все предписания вышестоящих органов соблюдались на местах, но здесь не следует забывать о весьма стеснённом материальном положении многонационального местного населения, тем не менее, помогавшего переселенцам в обустройстве на новом месте жительства. С началом Великой Отечественной войны, вскоре после заключения Москвой ряда политически мотивированных соглашений с польским правительством в эмиграции («О возобновлении дипломатических отношений» от 30 июля 1941 г.) многие поляки были амнистированы и освобождены из спецпоселения. (3)

В годы Второй мировой войны в Алма-Ате, Семипалатинске и некоторых других районах Казахской ССР действовали польские представительства («делегатуры»). Помимо вопросов военно-политического характера (формирование «Армии Андерса»), они контролировали деятельность хозяйственных организаций в отношении своих подопечных, занимались и поддержкой соотечественников в социальной и гуманитарной сфере (4). Наконец, не следует забывать о том, что высланные в Казахстан поляки избежали страшной участи своих соплеменников, уничтоженных в ходе Волынской резни 1943-1944 гг. Таким образом, подлинная история польского присутствия в республиках Советской Средней Азии куда многограннее замшелых «перестроечных» стереотипов и современного антисоветского пропагандистского нарратива.

…В настоящее время в Казахстане действуют несколько польских культурно-просветительских организаций. Они не имеют шанса установить дружеские контакты с посольством Польши, если будут названы именами «неправильных», с точки зрения Варшавы, исторических лиц. Поэтому полонийная библиотека организации Polska Jedność («Польское единство») носит имя Адольфа Янушкевича. Уроженец Несвижа, участник мятежа 1830 г. с целью возрождения Речи Посполитой «от моря до моря» с Малороссией, Белоруссией и Литвой в её составе, Янушкевич был сослан в Казахстан, занимался изучением казахского и киргизского фольклора, написал «Дневник поездки в Сибирь», а потом работал библиотекарем в России. Наверняка факт участия в войне против России в биографии Янушкевича Варшаве нравится куда больше, чем собирание им азиатского фольклора.

Польская дипломатия старается исподволь совместить репатриацию поляков из Казахстана с прометейскими идеологемами. Прометеизм – идеология раскола Российской империи/Советского Союза/Российской Федерации по линиям национальных «швов» и дальнейшего провоцирования националистически мотивированного противостояния народов Евразии с русским народом. Для этого, как указывалось выше, акцент сделан на «сталинских репрессиях», а также на увековечивании в памяти польской общины Казахстана имён тех польских деятелей, кто отметился русофобией.

В данном контексте, польская диаспоральная политика в Казахстане не отличается от таковой в Белоруссии и Украине, и может считаться для Варшавы идеологической нормой. Вместе с тем, на наш взгляд, следует согласиться с исследователями, отмечающими возросшую роль этнополитических факторов в провоцировании миграционных настроений, влияние которых на социально-демографическую структуру общества современного Казахстана, мягко говоря, не является однозначно позитивным.

Владислав Гулевич

Примечания

(1) Степаненко Н. Зарубежная и российская историография по вопросу насильственного переселения поляков на территории Казахстана (XVIII – 50-е годы XX веков) // Известия ВУЗов (Кыргызстан). 2012. № 1.
(2) Ким М. Обустройство поляков в Казахстане во второй половине 1930-х гг. / Вестник Томского государственного университета. История. 2012. № 1.
(3) Беркимбаева А.М., Легкий Д.М. польские граждане на территории Казахской ССР в годы второй мировой войны: от депортации до реэвакуации (на примере кустанайской области) / Новая и новейшая история. 2020. № 6.
(4) Губайдуллина М., Исова Л., Кульбаева А. Польские делегатуры в Казахстане в годы второй мировой войны: Алма-Ата и Семипалатинск // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. 2020. Т. 25. № 1.

Читайте также:

Добавить комментарий