Беспорядки в Казахстане: «мобильный блицкриг» и британские технологии

Фото: ПолитНавигатор

Феномен стремительного распространения массовых протестов в Казахстане, когда за три дня группами невооруженных первоначально людей была, по сути, ввергнута в хаос огромная страна, нуждается в серьёзном аналитическом сопровождении.

Столь успешный «блицкриг», для преодоления катастрофических последствий которого потребовалось введение миротворческого контингента ОДКБ, не мог быть достигнут только лишь за счёт чисто «стихийного» протеста. Да и действия протестующих настолько чётко ложатся в тактические подрывные методички западных спецслужб, что ни о какой стихийности говорить не приходится.

Что же мы видели на многочисленных протестных видео из Казахстана?

Сотни молодых энергичных людей, быстро идущих по дорогам, нападающих на полицию и военных, атакующих административные здания, разбирающих заранее подготовленное оружие, захватывающих телецентры и строящих баррикады.

Они появились в крупных городах Казахстана словно «из ниоткуда», их презрительно называют мамбетами, то есть невежественными дикарями с юга или запада страны, то есть из ареала младшего «дикого» жуза.

Речь идёт о самой обделенной и нищей части казахского народа. Ранее они шли в джихадисты и гастарбайтеры, а сейчас пришли громить коррумпированную власть.

Именно такая ожесточенная и пассионарная молодежь устроила «цветную революцию» в Армении, приведя к власти Никола Пашиняна, во многом – подобными же методами. Того самого «варчапета», который, по иронии судьбы, по должности председателя Совета коллективной безопасности ОДКБ, озвучил решение о направлении для защиты конституционного порядка в Казахстане миротворческого контингента.

Причина неожиданного успеха армянского майдана не в последнюю очередь крылась в применении новых социальных технологий, совершенно не схожих с теми, которые практиковались во время украинского майдана или «болотных» событий 2011-2012 гг. в России. Об этом в разговоре с автором этих строк рассказал известный армянский военный аналитик Рачья Арзуманян. Суть новой протестной технологии, по его словам, состоит в децентрализации принятия решений, а поскольку единого центра протеста нет, то и «гасить некого».

Мой собеседник полагает, что новая тактика протестующих основана на своего рода социальном блокчейне, то есть технологиях, выстроенных на абсолютном доверии, когда «войти в систему крайне сложно, если вообще возможно». Таким образом, проникнуть в протестные сети может разве что «глубокий крот, изначально зашитый в проект».

Замечу от себя, что именно так работала британская контрразведка МИ-5, в течение долгих лет «опекая» молодых жителей Северной Ирландии и внедряя их в ряды радикальной «Ирландской Республиканской Армии». Подобным же образом строила тактику работы с революционерами и царская охранка, внедрявшая своих агентов в руководство практически всех оппозиционных партий. Такие глубоко законспирированные агентурные сети создаются в результате серьезной и многолетней работы внешних акторов, среди которых на нынешний день на первом месте – США и Великобритания.

Существование в Казахстане разветвлённых и хорошо законспирированных агентурных сетей, созданных американскими и британскими спецслужбами, достаточно очевидно. Сегодня к ним добавились еще и турецкие партнёры. Кроме того, многочисленные иностранные НКО щедро раздают гранты по темам «свободы слова», «информационного обмена» и «прав человека».

Армянский военный аналитик полагает, что новые технологии были выработаны относительно недавно. Однако это не отменяет присутствия в Центральной Азии и на Кавказе глубоко законспирированных агентурных «спящих сетей», в час «Х» переключающихся на технологии протестного социального блокчейна.

Еще одна отличительная особенность организованных (!) протестов в Армении и Казахстане – блокирование протестующими ключевых коммуникаций, перекрытие магистралей и т.д. Здесь напрашивается мысль, что участники беспорядков «творчески» переняли тактику Лоуренса Аравийского, искусно парализовавшего коммуникации Османской империи во время «Великого арабского восстания» 1916-1918 гг.

Не британский ли это след?

Не могу не вспомнить и рекомендации Збигнева Бжезинского во время его встречи с руководством Независимого профсоюза горняков в Верховном Совете РСФСР в конце августа 1991 г. (в присутствии автора). Там он вместе с советником министра обороны США Фредом Икле рекомендовал шахтёрам устраивать забастовки не иначе как в союзе с железнодорожниками, чтобы перерезать коммуникации и поставить власти в безвыходное положение. Кстати, именно по этому сценарию позднее проходили забастовки украинских шахтеров.

И действительно, нынешний казахстанский протестный «блицкриг» словно бы списан с современной пентагоновской концепции мультидоменной войны (the multi-domain battle), о которой рассказал в своей статье на сайте Института современных войн при Военной академии США в Вест-Пойнте начальник штаба сухопутных войск США генерал Марк Милли. Новую тактику американской пехоты он назвал «сетевым роением» (Networked Swarming), разделив ее на четыре этапа: найти цель, сосредоточиться, атаковать и рассеяться.

Именно так действовали мамбеты в Казахстане, с одним отличием – поскольку армия и полиция были деморализованы и сопротивления практически не оказывали, фаза рассеивания была де-факто исключена. Изначально на выбранные для атаки цели шли заранее сформированные группы «протестующих», а по сути – боевиков.

Тактика «сетевого роения» основана на так называемой стигмергии, отмечает эксперт CNAS Лорен Фиш. Стигмергия – одна из форм биологической самоорганизации, в ходе которой создаются сложные структуры без какого-либо планирования, контроля и даже прямой связи между индивидами. Стигмергия является свойством коллективного взаимодействия термитов, а теперь – и участников массовых протестов. Роевая стигмергия позволяет создавать самоорганизующиеся стаи, которые действуют на основе чётко установленных правил (найти цель, сосредоточиться, атаковать, рассеяться) и функционируют без электронных сообщений. Принятие решений на основе четких раз и навсегда установленных правил (найти цель, сосредоточиться, атаковать и рассеяться) «заменяет иерархические структуры команд на предопределенный набор ответов на конкретные ситуации».

Способность «младших командиров» быстро применять эти правила, не полагаясь на команды сверху, значительно увеличивает мобильность таких групп.

Когда власть пытается нейтрализовать протестное движение, работая против майданных технологий, отмечает Р. Арзуманян, она обречена на проблемы, потому что здесь мы имеем дело с технологиями на основе иррегулярной активности, в основе которых лежит «мобильность, тактика удара и отхода, как только появляются «регуляры». Плюс самосинхронизация и «директивные» методы управления на горизонтальном уровне – внизу сами принимают решение, как действовать и где выбрать место для следующей атаки».

Именно поэтому отключение интернета не могло остановить протесты в Казахстане, но лишь осложнило деятельность силовиков. Когда в ходе протестов полиция арестовала одного из лидеров националистической оппозиции Жанболата Мамая, ничего не изменилось. Протесты только разгорелись. Мамая избили, но выпустили.

Рачья Арзуманян – автор ряда монографий по иррегулярным войнам современного мира, наиболее известна в профессиональных военных кругах «Кромка хаоса». Однако в разговоре с ним я отметил, что от его внимания ускользнул тот факт, что лежащая в основе мультидоменной стратегии (безотносительно, идёт ли речь о военных или о протестующих) подготовка автономно действующих «роев» основана на методах германского генерала Ханса фон Секта, примененных им для возрождения рейхсвера Веймарской Республики.

Фон Сект строил свою малочисленную армию как высокопрофессиональное ядро, вокруг которого впоследствии в случае наступления «часа Х» можно было бы развернуть более массовую армию. Каждый рядовой рейхсвера готовился так, чтобы в будущем он мог стать унтер-офицером или офицером. Благодаря такой подготовке отдельные подразделения немецкой армии учились действовать самостоятельно, не дожидаясь указаний вышестоящего командования, что принесло германской армии ряд громких побед во время Второй мировой войны.

Чёткие самостоятельные действия, основанные на четырех универсальных правилах Марка Милли (найти цель, сосредоточиться, атаковать и рассеяться), генетически связанные с разработками фон Секта, успешно применяются, кстати, боевиками запрещённого в России ИГИЛ.

Нет сомнения, что тактика боевых групп, устроивших протестный «блицкриг» в Казахстане, тщательно отработана в ходе серьезных высокопрофессиональных тренингов под руководством западных инструкторов. Если власти Казахстана не выяснят, кто руководил подготовкой «младших командиров» январского протестного блицкрига и не идентифицирует этих «командиров», то новые события подобного рода не заставят себя ждать.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

Читайте также:

Одна мысль о “Беспорядки в Казахстане: «мобильный блицкриг» и британские технологии

  1. Я согласна автором,теперь все стало понятно,этот же сценарий проведён 5 октября в Кыргызстане,таким образом пришёл к власти Садыр Жапаров.Как умно придумали борца за справедливость Сыймыка Жапыкеева,Максата Мамытканова,об этом очень хорошо говорить видео с западными шшпионами Максата Мамытканова как торгуется с ними и как он обещает устроить разгром.Как по телефону появились много мамбетов ими танцуя командовал Сыймык Жапыкеев. Они же устраивали страхи депутатом верховного совета.Так пришли к власти Садыр Жапаров, Камчибек Ташиев.Народ не понимая говорили это устроили Бакиевы

Добавить комментарий для Turdukan Отменить ответ