На путях решения энергетических проблем Казахстана

Казахстанское издание Zona.kz опубликовало на днях статью «Энергетика на поворотном моменте», в которой говорится о необходимости скорейших решительных мер по спасению энергетической системы республики.

Авторы публикации (Марат Дулкаиров – генеральный директор «Союза инженеров-энергетиков РК», заслуженный энергетик Казахстана и СНГ и Пётр Своик – председатель президиума казахстанской ассоциации «Прозрачный тариф», к.т.н.) являются ведущими отраслевыми специалистами.

Дулкаиров и Своик призывают руководство республики принять срочные меры по спасению казахстанской электроэнергетики. Дело в том, что износ оборудования на электростанциях Казахстана достиг 75 процентов, что гарантирует республике тиражирование аварий и блэкаутов. Да и совокупная мощность всех республиканских электростанций уже давно стала отставать от реальных нужд промышленности и домохозяйств огромной по территории страны.

Казахстанские эксперты предлагают ряд решений, которые, по их мнению. позволят «расшить узкое место» электроэнергетического производства.

«Для преодоления отставания и выхода на опережающее развитие электроэнергетики необходимо параллельное решение двух стратегических задач: создание в ближайшие 10 лет как минимум 2000 МВт маневренной генерации и как минимум 6000 МВт генерации базовой», – пишут они.

Однако прибавки в 8000 МВт будет явно недостаточно, что явствует из их же статьи:

«Согласно разработанному по поручению Президента Токаева “Энергетическому балансу Казахстана до 2035 года”, к этому сроку, только чтобы не отставать от роста нагрузок и вывести из работы изношенное оборудование, необходимо будет ввести 17500 МВт новых мощностей, что больше имеющегося. Ныне располагаемая мощность энергосистемы Казахстана числится величиной 17200 МВт, причем из-за повышенной аварийности и эта величина не достигается…Таким образом, до 2035 года Казахстану предстоит более чем удвоить генерирующие и сетевые мощности».

Требуется ввести до 2035 года 17500 МВт, в то время как уважаемые эксперты предлагают вести лишь 8000 МВт. Видимо, они не видят возможности удвоения энергомощностей республики до 2035 года.

Посмотрим всё же, что они предлагают сделать, дабы дать прибавку хотя бы в восемь тысяч мегаватт.

Для наращивания маневренной генерации перспективен южный регион. Проблема лишь в том, как обеспечить Алма-Атинские ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3, ТЭС в Кызылорде и Шымкенте, а также Жамбылскую ГРЭС газом. Значимых газовых месторождений газа в республике нет, а использование попутного газа имеет серьезные ограничения.

В качестве «прорывного решения» предлагается продлить газопровод «Сары-Арка», доведённый до столицы Казахстана, «до соединения с российской газотранспортной системой, с последующим общим развитием для транзита, в том числе и в Китай, а также для охвата газоснабжением центральных и восточных регионов» Республики Казахстан.

«На сегодняшний день, в условиях экономических санкций, направленных против России, её экспорт энергоносителей потеряет значительную часть своих импортёров. Казахстан мог бы предложить России стать импортёром российского газа по «дружественной» цене, тем самым удовлетворить текущие потребности Казахстана в газе с перспективой их значительного роста. В то время, как в других частях мира стоимость энергоснабжения будет только возрастать, у нас появляется возможность иметь надежную газовую сеть, обеспечивающую конкурентоспособное электроснабжение»,

– пишут казахстанские эксперты.

Это явно ситуативный подход, который не сработает в долгосрочной перспективе.

Идём дальше.

Основу для базовой генерации предлагается заложить «строительством Балхашской АЭС, что обеспечит устойчивую связь между Северной и Южной энергозонами Казахстана, одновременно собрав в общее целое Российскую и Центрально-Азиатскую энергосистемы».

Справка:

Впервые намерение о строительстве АЭС близ озера Балхаш было обнародовано правительством Казахстана в 1998 году. Тогда же было заявлено, что первый блок Балхашской АЭС намечено запустить в 2005 году, а в целом АЭС – не ранее 2015 года. На тот момент общая стоимость объекта казахстанскими специалистами оценивалась в пределах $2 млрд. Однако тогда общественность негативно восприняла планы по строительству АЭС.

Прозападная общественность Казахстана и сейчас в штыки встречает идею строительства Балхашской АЭС. Дети Шваба мечтают о «зелёной» энергетике и жаждут строить ветряки и солнечные батареи.

Но даже если строительство этой станции начнётся – ждать двенадцать, а скорее всего, лет двадцать до ее вывода в строй – дело рискованное. Готовы ли казахстанцы еще двадцать лет импортировать электроэнергию из России? И если готовы – то по какой цене?..

Дулкаиров и Своик совершенно обоснованно заключают, что «разгорающийся в Европе и США энергетический кризис вынуждает развитые страны уже сейчас пересматривать отношение к угольной генерации, а потому и Казахстану незачем выглядеть самым прилежным учеником Греты Тунберг».

Они предлагают усовершенствовать действующие угольные электростанции, что снизит вредные выбросы. Современные технологи позволяют это сделать без особых проблем.

Однако уважаемые эксперты питают напрасные надежды на строящуюся Росатомом в Узбекистане АЭС на озере Тускан, пуск которой запланирован на 2028 год. Все мощности первой узбекистанской АЭС будут задействованы на внутреннее потребление и надеяться на импорт «атомного» электричества с территории соседней страны в Казахстан не приходится.

Как ни крути, а никаких проектов по удвоению мощностей казахстанской энергосистемы уважаемые эксперты не выдвинули – не говоря уже о слишком отдаленных сроках реализации их предложений.

Однако, есть реальный вариант расширения возможностей республиканской энергосистемы, о котором Дулкаиров и Своик умолчали.

Речь идёт о переводе энергетической инфраструктуры Казахстана на ЛЭП постоянного тока (далее ЛЭИ ПТ) ультравысокого напряжения 1150 киловольт.

В отличие от ЛЭП переменного тока, ЛЭП ПТ избавлены от индуктивных и емкостных потерь, то есть потерь через паразитную емкостную и индуктивную связь проводника с окружающей землёй и водой.

Кроме того, ЛЭП ПТ при том же уровне напряжения и сечения провода способна передать на 15% больше мощности по двум проводам, чем ЛЭП переменного тока по трем. Проблемы с изоляцией у ЛЭП ПТ проще – ведь на переменном токе максимальная амплитуда напряжения в 1,41 раза больше, чем действующее, по которому считается мощность. Наконец, ЛЭП ПТ не требует синхронизации генераторов на двух сторонах, а значит избавляет от множества проблем, связанных с синхронизацией удаленных районов.

При одинаковом токе (к примеру, в четыре тысячи ампер) ЛЭП переменного тока 800 кВт будет генерировать мощность 5,5 ГВт против 6,4 ГВт у ЛЭП ПТ, с вдвое большими потерями. С одинаковыми потерями, мощность ЛЭП ПТ будет больше в два раза.

В Бразилии в середине 1980-х годов были построены линии ЛЭП постоянного тока с напряжением 600 кВ на дальность 800 км, а затем и на 2400 км.

На сегодняшний день только у России имеются технологии строительства ЛЭП постоянного тока ультравысокого напряжения 1150 киловольт.

Большинство энергетических проблем не только Казахстана, но и всей Центральной Азии можно решить, проложив в страны региона линии ультравысокого напряжения 1150 кВ, опыт строительства которых имеется только у российских энергетиков. Реализация подобных проектов откроет возможность быстро, с минимальными потерями перебрасывать электроэнергию на тысячи километров из энергоизбыточных регионов Центральной Азии в энергодефицитные. 

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

Добавить комментарий