«Турецкий вектор» внешней политики Казахстана: всерьёз и надолго?

К итогам визита Касым-Жомарта Токаева в Анкару

Визит президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Турцию 10-11 мая прошёл с большой помпой. Судя по составу делегации, антуражу, медийному освещению, он задумывался чуть ли не как эпохальное событие. Но насколько в реальности заключенные в ходе визита договоренности соответствуют сопутствовавшим их пышным церемониям? Учитывая традиционную многовекторность как казахстанской, так и турецкой политики, можно ли говорить о коррекции внешнеполитического вектора Казахстана?

Кто был и что подписано?

Многие обратили внимание, что в Анкару президент Казахстана прибыл в сопровождении чуть ли не всего кабинета министров. Как показали итоги визита, такая представительная делегация понадобилась для подписания множества документов (только на правительственном уровне – 14 меморандумов, соглашений и протоколов, не считая различных бизнес-соглашений).

В первую очередь, Токаев и Эрдоган подписали совместное заявление о расширенном стратегическом партнёрстве. Подобные соглашения носят скорее декларативный характер, их реальное содержание раскрывается впоследствии конкретными политическими решениями, какими они будут – станет ясно со временем. Стремление к расширению партнёрства и ранее декларировалось практически на каждом «тюркском» саммите и при двусторонних контактах.

Что ещё? Немалая часть подписанных на встрече меморандумов и соглашений находится в русле официального документа Организации Тюркских государств – «Видение тюркского мира — 2040», принятого в ноябре 2021 года в Стамбуле.

Экономика, торговля и транзитный коридор

Крупный блок соглашений посвящен достижению заявленной на встрече лидеров Турции и Казахстана цели – увеличению взаимного товарооборота почти вдвое, до $10 млрд и расширению эксплуатации Транскаспийского транспортного маршрута.

К «экономическому» блоку можно отнести 7 документов из подписанных в ходе визита. Среди них три межправительственных соглашения:

– о международных комбинированных перевозках грузов;

– об организации информационного обмена и упрощения процедур таможенного контроля;

– о сотрудничестве в области карантина и защиты растений.

На сегодня между двумя странами уже действует соглашение о таможенном сотрудничестве от 2003 года, в новом документе речь идет об использовании цифровых технологий для упрощения и ускорения таможенных процедур, так что ничего революционного в соглашении не содержится. Соглашение о карантине и защите растений также совершенно будничное и стандартное, базирующееся на международных нормах в этой области.

Единственное, что требует внимания и пояснений – это соглашение о перевозках грузов. Здесь речь идет о Транскаспийском транспортном маршруте из Средней Азии и Китая в Европу и обратно в обход России. Идея создания этого маршрута возникла задолго до начала российской спецоперации на Украине, более того, с 2017 года он функционирует, хотя объём перевозок по нему до сих пор был относительно невысок. Это и не удивительно: слишком уж сложная логистика: в Казахстане с железнодорожных составов контейнеры перегружаются на морские суда, пересекают Каспийское море, в Азербайджане их снова грузят на железную дорогу, далее составы следуют в Грузию, оттуда – либо в Турцию сушей (что еще достаточно удобно), либо опять на морские суда, чтобы пересечь Черное море и попасть в Румынию.

Обсуждается возможность далее перебрасывать грузы снова сушей в латвийские порты для погрузки на суда, но остаётся большой вопрос, какова будет стоимость такой перевозки.

С введением санкций против России после начала спецоперации на Украине Транскаспийский транспортный маршрут стал более востребованным. Кроме того, после аварии на нефтяном терминале КТК в Новороссийске в Казахстане предложили более активно использовать этот маршрут для транспортировки казахстанской нефти в Европу как альтернативу нефтепроводу. Несомненно, этот путь будет востребован и для запланированного увеличения казахстанско-турецкого товарооборота. Но ничего кардинально нового в подписанных по этому поводу соглашениях нет. Развитие Транскаспийского маршрута упоминается и в «Видении тюркского мира – 2040».

Также в Анкаре было подписано техническое задание к Соглашению о торговле услугами между двумя странами и меморандум о сотрудничестве в области информационных технологий между казахстанским Министерством цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности и Министерством индустрии и технологий Турции, а также меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области охраны окружающей среды и меморандум о сотрудничестве в области лесного хозяйства между профильными министерствами двух стран.

Вообще в ходе визита экономическая тема была представлена наиболее полно. Касым-Жомарт Токаев встретился с представителями крупных турецких компаний, обсудил уже работающие инвестиционные проекты в Казахстане, озвучил предложения турецкому бизнесу, в том числе построить отели на Каспии и инвестировать в 5 готовых проектов в сфере геологоразведки благородных и цветных металлов. Было подписано соглашение о строительстве турецким инвестором фармацевтического завода в Алматы и т.д. Обсуждалось и возможное возобновление сотрудничества в нефтяной сфере после более чем десятилетнего перерыва.

Реджеп Эрдоган сообщил, что годовой объем торговли между Турцией и Казахстаном в предыдущем году уже превысил 5,3 миллиарда долларов и наметил новую цель – 10 миллиардов долларов.

В целом складывается впечатление, что основное содержание визита – это поиск новых инвестиций и рынков сбыта, что очень логично, учитывая сложную экономическую обстановку в Казахстане и необходимость создания рабочих мест и наполнения бюджета. Для Турции после недавнего обвала лиры и в условиях общей нестабильности экономики также ценны возможности заработать на расширении экономических связей с Казахстаном.

Военная сфера

Одной из самых громких новостей визита стал меморандум о военно-техническом сотрудничестве между АО «НК “Kazakhstan Engineering”» и Turkish Aerospace об организации в Казахстане линии сборки и технического обслуживания ударных беспилотных летательных аппаратов ANKA. Меморандум предусматривает передачу технологий и обучение персонала для технического обслуживания и ремонта БПЛА для ВС Казахстана. Ранее сообщалось, что Казахстан купил у Турции 3 таких беспилотника и два пункта управления к ним, со сроком поставки до 2023 года (до этого ANKA закупал у Турции только Тунис).

Станет ли это значимой вехой в усилении военного сотрудничества Казахстана и Турции, не совсем ясно. На сегодня этот шаг скорее выглядит как еще один способ для привлечения инвестиций и создания рабочих мест, что очень важно – в несырьевой отрасли.

Также подписан межправительственный протокол о сотрудничестве в области военной разведки, что гораздо серьёзнее, учитывая, что Турция – страна НАТО, а Казахстан входит в ОДКБ. Но, как и в случае с экономическим блоком соглашений, протокол базируется на уже действующем соглашении о взаимной защите секретной информации в военной области от 13 сентября 2018 года. А проект протокола был принят постановлением правительства РК еще в марте 2021 года.

Межправительственное соглашение о сотрудничестве в области военного образования между Казахстаном и Турцией впервые было подписано еще в 1993 году, и с тех пор совместная работа в военной сфере ведется постоянно, с большей или меньшей интенсивностью. Определенное оживление в тему военного сотрудничества внес известный вояж министра обороны Турции Хулуси Акара, предпринятый им на фоне карабахского конфликта осенью 2020 года. Тогда радикальная пантюркистская печать в Турции поспешила объявить о создании «Армии Великого Турана». Турции удалось продать среднеазиатским державам несколько партий хорошо зарекомендовавших себя в Карабахе беспилотников. Но говорить о реальном создании общей армии тюркских государств пока явно преждевременно.

В успокоительном ключе прокомментировал итоги визита и замглавы Минобороны РК Султан Камалетдинов: «Вы должны четко понимать. Что это значит: кто-то нападет? Мы со всеми государствами определили, демаркация госграниц прошла, претензий никаких нет. Вероятность дестабилизации имеется. В основном это внутри. Но вместе с тем мы должны отметить, что международное сотрудничество осуществляется со всеми государствами, не только с Турцией… Оно со всеми государствами, в том числе и с теми, которые не граничат с Казахстаном».

Добавим, что у Казахстана с Россией также заключено множество соглашений в военной сфере. Кроме того Россия, как и Казахстан, поддерживает военное сотрудничество с целым рядом государств, в число которых входит Турция.

Важное заявление сделал турецкий лидер в связи с январскими событиями в Казахстане. Выразив соболезнования пострадавшим в январе и надежду на успехи начатых реформ, он заявил: «Ещё раз подчеркиваю, что мы готовы нести ответственность за стабильность, спокойствие и безопасность наших казахстанских братьев». Данное заявление заставляет вспомнить, что в Турции очень отрицательно отреагировали на обращение Казахстана за помощью в ОДКБ. Напомним, помощник президента Турции Исхан Шенер сказал тогда буквально следующее: «Тюркские государства только что сформировали свое объединение. После того, как это объединение было образовано, считается, что Турция и Казахстан стали государствами, под чьим началом это произошло. Под предлогом повышения рыночных расценок на газ сегодня Казахстан подвергается оккупации. Государство, освободившееся от 30-летнего советского ига, обратившееся к своему богатству, культуре и ценностям, хотят снова поместить под этот тягостный, бессмысленный пресс. Дороговизна жизни, дороговизна нефти – прикрытие. После того, как была создана Организация тюркских государств, против нее начались провокации» (скандальное заявление не осталось без реакции в МИД России). Шенер выразил мнение наиболее радикальной части общества, но все же в Турции и более умеренные политики опасались, что теперь Казахстан «развернётся к России», а для действующей власти в условиях уже начинающейся предвыборной гонки это было бы большим имиджевым ударом.

Пока трудно сказать наверняка, насколько заявление Эрдогана о готовности нести ответственность за стабильность Казахстана адресовалось его гостю, насколько – пантюркистски настроенным группам казахстанского общества, а насколько – турецкому электорату, где Эрдоган популярен в значительной степени как «собиратель тюркского мира». При этом для Казахстана гораздо важнее избежать новой дестабилизации, а в случае её возникновения – справиться при помощи собственных силовых структур, затронутых основательной серьёзной чисткой.

В целом тема турецко-казахстанских контактов в военной области очень обширна и заслуживает отдельного рассмотрения. Было бы неверно утверждать, что военное присутствие Турции в Казахстане вообще не несёт для России никаких угроз. Например, стоит обратить внимание на обучение казахстанских военных турецкой стороной, во время которого они получают не только знания, но и идеологическую «накачку». Но в контексте визита Токаева в Анкару можно констатировать, что никакой революции в этой области не произошло.

Главный фронт – борьба за умы

Наибольший интерес, с нашей точки зрения, представляют документы в области культурного и гуманитарного сотрудничества.

Среди них межправительственный протокол о сотрудничестве в области военных архивов, военной истории, музееведения и военных публикаций и протокол о сотрудничестве между Министерством культуры и спорта Республики Казахстан и Управлением государственных архивов при Президенте Турецкой Республики.

Вектор совместной работы тюркских организаций в области истории, включая военную историю, и культуры можно проследить по уже опубликованным работам. Как это ни печально, историки и культурные деятели, выполняющие исследования под эгидой «Тюркской академии» и в различных совместных проектах, очень часто не ограничиваются углублённым изучением прошлого тюркских предков, но активно противопоставляют «благое тюркское братство» «злонамеренному влиянию колониальной России».

Популяризируются такие темы как голод в Казахстане в начале 1930-х годов (с многократным преувеличением числа жертв и утверждениями о «намеренном геноциде»), репрессии (также с раздуванием числа жертв и односторонним представлением ситуации). Прославляются коллаборационисты, служившие фашистской Германии в «Туркестанском легионе». Исследования становятся поводом для обвинения России и СССР в «уничтожении культуры и языков тюркских народов». Однако подчеркнём, что эта работа ведется давно, и вряд ли новые документы могут сильно на нее повлиять, разве что несколько активизировать.

Меморандум о взаимопонимании в области кинематографии, по всей видимости, также будет использован для популяризации Турции и темы пантюркизма в Казахстане.

Меморандум о сотрудничестве в области средств массовой информации между Министерством информации и общественного развития Республики Казахстан и Управлением коммуникаций при Аппарате Президента Турецкой Республики появился на фоне работы над новым законом Казахстана о СМИ. Министр информации Аскар Умаров известен своим неприязненным отношением к России и русским соотечественникам, он оскорбительно отзывался о Дне Победы, а также в 2017 году, в бытность главой государственного МИА «Казинформ» опубликовал в этом СМИ карту Казахстана, «прирезав» к имеющейся территории солидные куски России, Китая и Узбекистана. Он не раз одобрительно отзывался об идеях пантюркизма.

Территория Казахстана в представлении Аскара Умарова.

Исходя из этого можно предположить, что направлением сотрудничества может стать повышение в Казахстане представленности и влияния турецких СМИ за счет уменьшения доли российских. 14 мая в Стамбуле прошло четвёртое заседание на министерском уровне на тему сотрудничества в медиа сфере с участием главы МИОР Казахстана Аскара Умарова и посланцев Венгрии, Узбекистана, Кыргызстана и Туркменистана. Итоги совещания могут пролить свет и на содержание казахстано-турецких договоренностей.

Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в области образования не открывает никаких новых страниц, поскольку Турция и так является достаточно популярным направлением для казахстанцев, получающих высшее образование за рубежом. В Казахстане функционируют совместные учебные заведения, включая 38 лицеев и несколько вузов.

Было сделано важное заявление о предстоящем открытии в Казахстане филиалов ведущих технических вузов Турции – шаг вполне оправданный на фоне острейшего дефицита технических кадров в стране. Напомним, в этом году уже были заключены соглашения об открытии филиалов нескольких российских вузов в республике, причем названы конкретные учебные заведения. По Турции такой конкретики пока нет. Примерно в этом же контексте можно рассматривать и меморандум о взаимопонимании в области молодежной политики. И вузовское образование, и волонтерская деятельность, о которой там идёт речь – прекрасная возможность для воспитания у молодежи определенного мировоззрения, в данном случае – протурецкого, и с большой вероятностью – антироссийского. Правда, подобная идеологическая обработка детей и молодежи активно ведется уже давно, причем не только в Казахстане, но и в России, где среди преподавателей школ и вузов встречаются русофобы.

Декларации и антураж

В целом президент Турции гораздо больше, чем его казахстанский коллега, говорил об историческом значении визита, о тюркском братстве и т.д. В речи Токаева, также упомянувшего о многолетней дружбе и исторических корнях, всё же преобладала экономическая тематика. Высказался Эрдоган, в отличие от казахстанского президента, и по украинскому вопросу, обозначив совпадение взглядов «на мирное разрешение кризиса на основе суверенитета и территориальной целостности Украины».

В целом складывается впечатление, что оба лидера в ходе встречи преследовали скорее внутриполитические цели. Токаев искал возможности придать импульс несырьевому сектору экономики Казахстана, одновременно продемонстрировав на внутриполитическом поле свою независимость, подтвердив приверженность политике многовекторности и заботу об экономическом развитии. Эрдоган также преследовал экономические цели, не забыв в очередной раз продемонстрировать себя в качестве лидера тюркского единства, что позволяет ему сохранять поддержку общества в условиях экономической нестабильности.

Россия могла бы извлечь очень важный урок из развития казахстано-турецких отношений. Турция последовательно продвигает свой идеологический проект «Великого Турана», сколь бы эфемерным он кому-то ни казался. И в результате пожинает плоды, в том числе в сфере экономического сотрудничества.

Между тем определённые круги России и по сей день не находят ничего лучшего нежели оплёвывание собственного прошлого, включая советский период – наиболее плодотворный в истории народов великой страны. Между тем любые уважительные, взаимовыгодные и прагматические отношения с соседними государствами будут для России невозможны без уважительного отношения к общей истории, без осознания ценности сплачивающего созидательного труда, без объективной оценки сложности и величия советского исторического периода. В этом отношении у турок стоит брать пример. Несмотря на многочисленные междоусобные войны в истории тюркских народов и теряющийся на тысячу лет назад след совместной с предками нынешних казахов истории, в Турции настойчиво ищут (а при необходимости и конструируют) выгодные ей нарративы, успешно используемые к практической пользе.

Ольга Самченко, Наталья Кузнецова

Добавить комментарий