Что принесёт Казахстану стратегическое партнерство с США?

Фото: kazpravda.kz

В конце минувшей недели заместитель премьер-министра, министр иностранных дел Казахстана Мухтар Тлеуберди посетил Вашингтон, где в ходе переговоров с госсекретарем Энтони Блинкеном обсудил перспективы сотрудничества между Казахстаном и США. Тлеуберди подчеркнул, что в русле многовекторной внешней политики РК продолжит укреплять сотрудничество с США: «За 30 лет дипломатических отношений наше двустороннее взаимодействие выведено на уровень расширенного стратегического партнерства». В свою очередь, Блинкен заявил, что «партнерские отношения двух стран основываются на неизменной приверженности США независимости, суверенитету и территориальной целостности Казахстана».

Кроме того, как отмечает американское внешнеполитическое ведомство, Блинкен похвалил Казахстан за «политические и экономические реформы». Он охарактеризовал политические и экономические реформы Президента Токаева как позитивный шаг в содействии процветанию, укреплению безопасности и защите прав человека в Казахстане и Центральной Азии.

«Госсекретарь Блинкен подтвердил нашу приверженность минимизации воздействия на союзников и партнёров, включая Казахстан, санкций, введенных против России в ответ на неоправданную и неспровоцированную войну России против Украины. Госсекретарь также поблагодарил Министра Тлеуберди за щедрую гуманитарную помощь Казахстана народу Украины, как на правительственном уровне, так и со стороны отдельных граждан. Госсекретарь Блинкен и Министр иностранных дел Тлеуберди планируют поддерживать тесный контакт»,сообщается на официальном сайте Госдепа США.

Что касается расточаемых похвал в адрес Казахстана «за политические и экономические реформы» со стороны главы госдепа, то это тот случай, когда, как выразился Козьма Прутков, «под сладкими выражениями таятся мысли коварные». Но об этом чуть ниже, а пока отметим, что встречей с Блинкеном повестка американского дня для казахстанского гостя отнюдь не была исчерпана. В тот же день он пообщался с заместителем министра энергетики США Дэвидом Турком. Казахстан является надёжным партнером Соединенных Штатов как в энергетической сфере, так и в области ядерного нераспространения, заверил глава внешнеполитического ведомства. Также состоялись встречи с руководителями авторитетных «мозговых центров» – президентом Center for Strategic and International Studies Джоном Хамре и председателем Central Asia Caucasus Institute, автором концепции «Большой Центральной Азии» Фредериком Старром, в ходе которых был проведен обстоятельный обмен мнениями по актуальным вопросам внутренней и внешней политики Казахстана, сообщили в МИД РК. 

Уже только этот явно неполный перечень состоявшихся встреч свидетельствует о неподдельном внимании, уделяемом за океаном не только экономическим, но и политическим перспективам меняющегося Казахстана.

Как мы писали ранее, взятый президентом Токаевым курс на ослабление президентской власти «с высокой вероятностью гарантирует римейк январских событий». Не имея поддержки ни в армии, ни в КНБ, и не начиная открытого и честного диалога с силовиками, президент Токаев пошел на уступки тем самым силам, которые и развязали январские беспорядки и погромы, то есть противоестественному с точки зрения любого здравомыслящего наблюдателя альянсу прозападных либеральных «активистов гражданского общества» и русофобов-националистов. Впрочем, оговорюсь, что русофобия имманентна и тем и другим.

Президент Токаев намерен существенным образом ослабить свою собственную власть и дать волю парламентским говорунам – то есть тем самым либералам и националистам. Уместно будет повторить ещё раз написанное ранее: «Будучи не в состоянии (в силу объективных и субъективных факторов) опереться на народные массы, президент ведёт речь лишь о переформатировании местного политикума. При этом планы создания политической нации Казахстана без кланов и этнической идентификации отсутствуют».

Между тем, сохранение в неприкосновенности клановой структуры казахстанского общества напрочь вычёркивает из активной политической жизни русскоговорящих граждан многонационального (пока ещё?) государства, что гарантирует грядущий социальный кризис и перманентные этнорелигиозные конфликты. И уж совершенно точно – возрождение пресловутых «языковых патрулей».

Это, что касается «похвалы» Блинкена за политические реформы, которых в реальности нет – имеется лишь их имитация, ведущая лишь к хаотизации казахстанского политикума.

Так, может быть, есть какие-то толковые экономические реформы? За них тоже господин госсекретарь хвалил главу казахстанской дипломатии.

Увы и ах! Экономических реформ нет от слова совсем. Экономика крупнейшей по территории центральноазиатской страны нежизнеспособна без масштабной и полнокровной её электрификации, иными словами – без местного аналога знаменитого плана ГОЭЛРО.

Это самое главное для нынешнего Казахстана, энергетика которого рушится, и это факт уже нельзя замалчивать.

Имеющийся в Казахстане потенциал генерации электроэнергии близок к исчерпанию, что вполне понятно. Существовавшая в Советском Союзе единая энергосистема имела многие преимущества – оптимальные перетоки, сбалансированное использование пиковых мощностей, общий резерв мощностей, оптимальный режим работы крупных блоков ТЭС, ГЭС, АЭС.

В начале апреля Казахстанская энергетическая ассоциация и пять крупнейших энергокомпаний страны выступили с обращением к президенту Касым-Жомарту Токаеву, в котором заявили о наступлении энергетического кризиса. Инфраструктура обветшала и просто сыпется. И если даже по волшебству можно было бы обновить энергетические мощности республики, проблема энрегодефицита никуда бы не делась.

По данным сайта lsm.kz, износ основного оборудования составляет в Чимкенте 91,8%, Жамбылской области – 89,3%, Нур-Султане – 34,6%, Атырауской области – 37,2%. Средний износ основного оборудования на теплоэлектростанциях оценивается в более чем 55%. Похожая ситуация с трансформаторными подстанциями и линиями электросетей, физическая изношенность которых в ряде регионов достигает 60-85%, а потери – 14%.

В 2007-2012 гг.  была принята программа «Тариф в обмен на инвестиции» с внедрением предельных тарифов на электрическую энергию. Но проводимая в ее рамках «корректировка» ценовых показателей не создала условий для притока необходимого объема инвестиций.

Хуже того – непрозрачный и коррупционный механизм повышения тарифов стал серьезной проблемой для развития электроэнергетики. Государство не установило жесткого контроля за целевым расходованием тарифного дохода, и потребителям не известно, осуществляются ли инвестиционные обязательства в полном объеме, или собственники электростанций, получая сверхприбыль, выводят средства за рубеж.

За много лет руководство республики и правящие кланы так и не поняли, что реформа энергетики и банальное воровство несовместимы.

Напомним, разработанный более века назад знаменитый план ГОЭЛРО, известный также как «План электрификации РСФСР», представлял собой объёмистый том из 650 страниц и карты электрификации России. В декабре 1920 года макет этой карты был выставлен в Большом театре. Многочисленные лампочки горели в точках строительства будущих электростанций, огненные полосы прочертили ее в разных направлениях, обозначая линии электропередачи, электрифицированные водные и железнодорожные магистрали. Карта наглядно демонстрировала делегатам VIII съезда Советов, как будет идти строительство, каким путём вся Россия – и промышленная, и земледельческая – станет на рельсы повсеместной электрификации.

Простой перечень названий шести глав плана свидетельствует о многочисленности и сложности рассмотренных проблем:

  • Электрификация и план государственного хозяйства.
  • Электрификация и топливоснабжение.
  • Электрификация и водная энергия.
  • Электрификация и сельское хозяйство.
  • Электрификация и транспорт.
  • Электрификация и промышленность.

Нужно ли говорить, что ничего подобного казахстанским парламентариям  команда Токаева не представила, да и не представит. Как явствует из встречи М. Тлеуберди с Дж. Хамре и Фр. Старром, Казахстан включается в тот самый план «Большой Центральной Азии», предусматривающий интеграцию пяти республик бывшей советской Средней Азии с (вечно враждующими) Афганистаном и Пакистаном. Цель этого плана – создание непреодолимого заслона на пути китайских торговых путей в Европу и окружение России поясом нестабильности и даже кольцом «фронтов».

Внимательное изучение замысла этой стратегии не оставляет сомнений в том, что именно эти цели преследуют США и Великобритания, намеренные оторвать Центральную Азию от сотрудничества с Россией и Китаем и не допускающие никакой «многовекторности», о которой толковал Мухтар Тлеуберди в ходе своего недавнего визита в Вашингтон.

«Многовекторность» подразумевает в наиболее благоприятном случае наличие осмысленной государственной внешнеполитической стратегии, и необходимости которой нынешнее руководство Казахстана, на взгляд автора, даже не подозревает. Несмотря на «евразийскую» фразеологию, предыдущий лидер страны чётко ориентировался на Запад, что привело Казахстан к январскому путчу, подавленному лишь вооружённой силой России при некотором участии союзников по ОДКБ.

Вряд ли казахские элиты это забыли. Можно предположить, что в их среде зародилось некоторое сомнение в способности России успешно довести спецоперацию на Украине до победы, из которого следует уверенность, что их личное выживание в такой ситуации целиком и полностью зависит от доброй воли «старшего американского брата».

Так ли это? И есть ли вообще у США добрая воля по отношению не только к стратегическим партнерам, но даже к союзникам? За ответом на этот вопрос лучше всего обратиться к бывшему президенту Афганистана Хамиду Карзаю, преданному американцами и посаженному пришедшими к власти талибами под домашний арест. И это, согласимся, ещё не самый худший вариант – политик хотя бы жив.

А что, кто-то в верхних слоях казахстанского политикума всерьёз думает, что у них будет по-другому?..

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник академии военных наук

Одна мысль о “Что принесёт Казахстану стратегическое партнерство с США?

Добавить комментарий