Война за хлеб, Северная Таврия: прежде и теперь (I)

Грядёт мировая война за хлеб…

Ди Майо, премьер-министр Италии

“…Главную часть военного снабжения по-прежнему приходилось приобретать за границей за счёт скудного нашего валютного фонда. Единственным предметом вывоза оставался хлеб. Правительство через контрагентов продолжало усиленно закупать зерно в Северной Таврии. Управлением торговли и промышленности были заключены с 24-го июля по 16-ое сентября с разными лицами контракты на поставку до десяти миллионов пудов зерна. В порты было доставлено уже до полутора миллионов пудов и вывезено за границу до одного миллиона. Помимо того, что зерно являлось единственным источником нашего вывоза, появление на западно-европейских рынках русского зерна из Крыма имело ещё и большое политическое значение. Западно-европейские государства и в частности Франция, жестоко пострадавшая за войну, испытывали большой недостаток в хлебе и появление в Марселе парохода с грузом хлеба, 275 тысяч пудов, было отмечено почти всей французской печатью”.

Вероятно, читатель решил, что я привёл здесь фрагмент из текущей ленты новостей о нынешних событиях на Украине. Но нет – это отрывок из воспоминаний главнокомандующего русской армией в Крыму в 1920 году генерала-барона Петра Врангеля, пошедшего летом того же года в поход из Крыма в Северную Таврию, то есть на территорию нынешней Херсонской и Запорожской областей бывшей Украинской ССР.

До сих пор историки гадают – для чего главнокомандующему белой армии понадобился этот явно безнадёжный поход против Советской России, войска которой недавно разгромили гораздо более сильные белые армии Деникина и Колчака? Ведь крымская группировка Врангеля была лишь остатком армии Деникина, чудом ушедшей морем из Новороссийска в начале того года и лишь отчасти переброшенной в Крым. Никаких надежд на новый поход на Москву у Врангеля не было, и быть не могло, и он, как достаточно разумный военачальник, таких задач перед своей армией и не ставил. В результате, и исходя из воспоминаний Врангеля можно сделать однозначный вывод: весь этот поход на Херсонщину был организован только за одним – за хлебом юга России. Именно юга России, так как Таврическую губернию (таковой в Российской империи числилась эта земля) никто никогда Украиной не считал, как и все земли Новороссии (вместе с Одессой, Херсоном, Екатеринославом, Николаевым и Мариуполем), отвоёванные ещё при императрице Екатерине Великой в XVIII веке у Османской империи и крымских ханов. Интересно, что и первая советская республика, провозглашённая на землях Новороссии и Донбасса, вначале также не входила в состав Украины, где правила Центральная Рада, а после – гетман Скоропадский. Речь идёт о Донецко-Криворожской Республике, охватывавшей территорию и Донбасса и Криворожья, и Херсонщины и Екатеринославщины. Когда немецкие войска в начале 1918 года, по соглашению с Центральной Радой, заняли территорию Украины, Донецко-Криворожская республика пыталась организовать сопротивление оккупантам.

Однако силы были неравны, а московские большевики, только что заключившие (через месяц после «самостийников Центральной Рады») позорный Брестский мир с германским кайзером, не сочло нужным, да и не могло в тогдашних условиях помочь русским людям Новороссии. Республика пала под сапогом германских захватчиков, передавших эти богатые земли под власть марионетки Германии – гетмана Скоропадского. Так под сапогом кайзера и возникла “самостийная Украина”. Установив оккупационный режим, немцы и австрийцы начали планомерный грабёж и Украины и Новороссии, прежде всего – вывоз продовольствия: хлеба и иных продуктов с завоёванных земель. Читаем у Алексея Толстого, который в своей трилогии “Хождение по мукам” выступает как вполне квалифицированный историк:

“После заключения мира, к середине марта 1918 года по новому стилю, германские войска по всей линии от Риги до Чёрного моря начали наступление – на Украину и Донбасс. Немцы должны были получить по мирному договору с Центральной радой 75 миллионов пудов хлеба, 11 миллионов пудов живого скота, 2 миллиона гусей и кур, 2 с половиной миллиона пудов сахара, 20 миллионов литров спирта, 2 с половиной тысячи вагонов яиц, 4 тысячи пудов сала, кроме того – масло, кожу, шерсть, лес и прочее..”.

Читаешь это и понимаешь – вот для чего и за что ведётся любая война! Как откровенно признавался тогда один германский оккупант, “Немцы к еде относятся очень серьёзно. Немцы много голодали, и предстоит ещё много голодать, прежде чем будет окончательно разрешена проблема еды… Пожрать – значит завладеть чужой жизнью, чужой силой…” – Да, действительно, немцы и европейцы вообще во все века очень ревниво следили за тем, много ли едят другие народы, и не мало ли едят они сами?

Оттого и две мировые войны разразились именно на европейском континенте, где скученность населения была самой большой. Тут веками шла яростная борьба за территорию, за полезные ископаемые, а более всего – за пахотные земли, за продовольствие, за хлеб… Оттого и устремлялись на восток и на юг организованные армии европейских завоевателей – не для того, чтобы покорить и “цивилизовать” другие “отсталые” народы, согласно известной и лживой доктрине о “бремени белых” – о, нет! Все эти бесконечные войны, начиная с крестовых походов, велись лишь для беспощадного истребления всего местного населения, всех этих “аборигенов”, совершенно несправедливо занимающих обширные и плодородные земли, которые они возделывают и получают богатейшие урожаи хлеба – в то время, как культурная Европа недоедает!.. Потому “цивилизованная” Европа и стала рассадником всесветной агрессии и мировых колониальных захватов – хлеба, хлеба! Призрак голода всегда висел над европейским континентом, заполненным миллионными городами и привыкшим к комфорту населением.

Никуда не делся он и сегодня, в период острой фазы конфликта на Украине, развязанного Западом с целью окончательно сломить Россию, владеющую несметными природными ресурсами. Ради этих целей был разрушен в своё время Советский Союз, путём хитрого внедрения на руководящие посты в нашей стране и правящей партии своих агентов влияния (“иноагентов”, как принято говорить сейчас) – Горбачёва, Яковлева, Ельцина и Гайдара, и иже с ними… Ради этих целей культивировался на Украине самый дикий бандеровский нацизм, и в дело его взращивания вкладывались миллиарды долларов и евро, а наивному украинскому обывателю вкладывались в уши и мозги сладкие посулы о принятии Украины в сообщество “цивилизованных” народов Европы – стоит только порвать с Россией… И приходится признать, что во многом на Зепаде добились своего – Украина оторвана от России, началась смертельная война между нашими странами. Чего, казалось бы, лучше?

Но нет – сразу же случился энергетический кризис, ведь поставки топлива (газа, нефти, угля) из России сократились. Благодаря санкциям на Западе рискуют остаться с пустыми бумажными миллиардами долларов в банках, но без нефти и газа – и цены на всё это катастрофически взлетели и в Европе, и в Америке. Более того, война и минирование украинских портов (самими же украинцами) прервали отгрузку зерна на Запад. И хотя хлеб бывшей Украинской ССР составляет лишь 2% на мировом рынке зерна – для Европы этот процент значительно выше. Недаром Франция ещё в 1920 году соглашалась поставлять военное снаряжение армии Врангеля в Крыму лишь за хлеб Таврической губернии, отчего бароном и был предпринят тот знаменитый его поход в Северную Таврию, где стояли элеваторы, полные только что убранным урожаем… Поход этот стал гибельным для белой армии, потерявшей там половину своего состава и лишившейся сил для защиты Перекопа, что в конечном итоге и привело к бегству Врангеля из Крыма осенью того года. Если бы не эта авантюра – белые могли бы ещё долго удерживать Крым и история развивалась бы по сценарию, близкому к описанному Аксёновым в его романе “Остров Крым”. Однако для Запада, как видим, нужна была сиюминутная выгода, и поход Врангеля в Северную Таврию за хлебом для Европы оказался удачным. Некоторое количество зерна Новороссии белые успели переправить в голодавшую тогда Европу, после чего сами бежали на Запад, где стали сутенёрами в константинопольских борделях, лакеями в парижских ресторанах, нищими на берлинских мостовых… А Советская Россия лишилась так нужного ей тогда хлеба, как раз перед наступлением повального неурожая 1921 года, окончившегося страшным голодом в Поволжье и не только там

(Окончание следует)

Станислав ЗОТОВ

Одна мысль о “Война за хлеб, Северная Таврия: прежде и теперь (I)

  1. Екатеринослав- Днепропетровск, но и Александровск-Запорожье, а Елизаветград-Кировоград. Свободу Новороссии, Донецко-Криворожской Республике, Луганской, Харьковской, Сумской, Черниговской областям.

Добавить комментарий для Олег Отменить ответ