Тегеранская конференция XXI века – президенты Ирана, России и Турции сверили часы

Трёхсторонний диалог выходит за пределы сирийской проблематики

19 июля в Тегеране прошли переговоры с участием президентов России, Ирана и Турции, способные оказать заметное влияние на процессы на Ближнем Востоке и далеко за его пределами.

В первой половине дня во дворце Саад-Абад состоялась встреча президентов Ирана и Турции Ибрахима Раиси и Реджепа Эрдогана, а также аудиенция турецкого лидера у верховного лидера (рахбара) аятоллы Али Хаменеи.

Не секрет, что в последние месяцы отношения между двумя соседними странами заметно обострились. Поводов к разногласиям между Тегераном и Анкарой немало – это и намерение Турции провести очередную военную операцию на севере Сирии, и периодические вторжения турецких войск на север Ирана, и острые споры относительно распределения трансграничных водных ресурсов. Военно-политический тупик в Сирии, осложняемый вмешательством западных держав, чреват новой эскалацией напряжённости, подобной событиям в Идлибе в начале 2020 года, потребовавшим срочного визита Эрдогана в Москву с подписанием известных «московских соглашений».

По словам И. Раиси, итоги ирано-турецких переговоров могут стать «поворотным пунктом» в двусторонних отношениях. На повестке дня особо остро стоял сирийский вопрос. Позиция Тегерана неизменна – сохранение территориальной целостности Сирии и категорическое неприятие любой операции турецкой армии, способной нанести ущерб безопасности арабской республике и региону в целом. Иран «безусловно будет сотрудничать» с Турцией «в борьбе с терроризмом», однако новое наступление в Сирии на самом деле пойдет на пользу «террористам», которые, по словам Али Хаменеи, не ограничиваются «определённой группой». В свою очередь Эрдоган вновь пожаловался на поддержку Соединёнными Штатами и Европой «террористических группировок», имея в виду курдские Отряды народной самообороны на северо-востоке Сирии.

В многолетнем сирийском противостоянии Тегеран и Анкара поддерживают противоположные стороны, одновременно пытаясь снизить интенсивность конфликта и хотя бы отчасти сгладить разногласия в рамках трёхстороннего «астанинского» формата с участием России.

По итогам обсуждений изменившегося после карабахской войны 2020 года статус-кво на Южном Кавказе рахбар указал на недопустимость блокирования армяно-иранской границы, являющейся «транзитным звеном в течение нескольких тысяч лет». Сама по себе необходимость сделать подобного рода публичное заявление – это свидетельство серьёзности вопроса о «Мегринском коридоре», взоры на который устремили не только тюркские соседи ослабленной Армении.  Пытаясь создать для Москвы и Тегерана максимально широкий спектр проблем, Вашингтон усиленно «обхаживает» столицы Южного Кавказа. Несколько дней назад стало известно о неафишируемом наезде в Ереван, Баку и Тбилиси директора ЦРУ Уильяма Бёрнса. С беспокойством наблюдают в Тегеране и за процессом израильско-турецкого сближения. Так, в июне в Турции побывал временно исполняющий обязанности премьер-министра Израиля Яир Лапид на фоне шума вокруг опровергнутых Тегераном слухов о срыве некоего иранского «заговора» с целью убийства израильских граждан в Стамбуле.

По итогам переговоров первых лиц и заседания двустороннего Совета стратегического сотрудничества Иран и Турция подписали восемь документов, включая соглашение о сотрудничестве сроком на 20 лет. В ходе совместной конференции И. Раиси и Р. Эрдоган заявили о намерении довести двустороннюю торговлю до ежегодных 30 млрд. долларов. Турецкий лидер заявил, что выступает против односторонних антииранских санкций и будет поощрять инвестиции в Иран турецких компаний. В последние годы двусторонняя торговля серьезно просела по причине санкционной политики Белого дома и «ковидных» осложнений. Достигнув в 2012 г. рекордных 21 млрд. долл., ирано-турецкая торговля рухнула до 1 млрд. долларов в 2020 году. К концу 2021 г. она возросла до 5,5 млрд. долл., и администрация И. Раиси, уделяющая много внимания вопросам региональной безопасности и торговли, стремится к существенному увеличению торговли с соседней страной. Будет продлён и 25-летний контракт на поставки в Турцию иранского природного газа, срок действия которого заканчивается в скором времени.

По словам турецкого лидера, его страна готова к активному сотрудничеству с Ираном. В свою очередь, иранский лидер уверен, что сотрудничество двух стран будет успешным и плодотворным.

Во второй воловине дня в Тегеране состоялись встречи прибывшего туда с рабочим визитом президента России Владимира Путина с рахбаром, президентом И. Раиси (де-факто глава исполнительной власти), а также с Реджепом Эрдоганом. Интригой последней недели стал вброс байденовского советника по национальной безопасности Джейка Салливана о возможном ускоренном приобретении Россией нескольких сотен беспилотных летательных аппаратов иранского производства различных модификаций для использования в ходе боевых действий на Украине. Согласно официальной информации, в ходе переговоров на высшем уровне обсуждалось взаимодействие в сфере международной безопасности и вклад в урегулирование сирийского вопроса. Как заявил иранский президент, сотрудничество двух стран в области борьбы с терроризмом способствует повышению уровня региональной безопасности.

Среди экономических итогов встреч наблюдатели отмечают подписание газовыми компаниями двух стран, NIOC и «Газпромом», меморандума о взаимопонимании. Речь может идти о наиболее крупных (до 40 млрд. долл.) российских инвестициях в газовые месторождения Киш и Северный Парс в Персидском заливе. Структуры «Газпрома» получат права на разработку нескольких нефтяных месторождений в Иране (Мансури, Аб-Теймур, Карандж, Азар, Чангуле). Кроме того, генеральный директор NIOC Мохсен Ходжастемехр анонсировал возможные своповые контракты и российские инвестиции для завершения иранских проектов по производству сжиженного природного газа.

В июне стороны подписали меморандум об учреждении торговых центров в Тегеране и Санкт-Петербурге. Двусторонний товарооборот (который, надо надеяться, будет номинироваться не в долларах, а в рублях и реалах) был назван «рекордным», но надо иметь в виду, что он отталкивается от низких показателей (по оценочным данным, около 2 млрд. долл. в 2019 г.). Блокирование торговых путей из России в западном направлении привело к актуализации международного транспортного коридора «Север – Юг». Основная часть иранской торговли завязана на порты Астрахани и в меньшей степени Махачкалы. Новые условия будут способствовать дальнейшему оживлению торгово-экономических связей соседей по Каспию, включая поставки вооружений и военной техники. Известный индийский аналитик М. Бхадркумар включает Иран в пятёрку мировых лидеров по части разработки и производства БПЛА, способных заинтересовать Россию, включая ударные системы Shahed, тактические беспилотники Mohajer, различные модификации разведывательно-ударных дронов Karrar с радиусом действия 500-1000 км, беспилотники-камикадзе Arash и др.

Россия и Иран продвигаются к заключению договора о стратегическом сотрудничестве сроком на 20 или на 25 лет. Договор может быть подписан уже в текущем году. В минувшем январе, будучи с визитом в Москве, И. Раиси передал В. Путину иранский проект договора, а 22 июня Сергей Лавров привёз в Тегеран российский вариант документа. И хотя прямыми военными союзниками наши страны едва ли станут (ибо это предполагало бы высокую планку взаимных обязательств), многие виды сотрудничества получат серьёзное развитие.

В начале открытой части переговоров с Эрдоганом Путин поблагодарил его за «посреднические усилия, за предоставление турецкой площадки для переговоров по проблемам продовольственного характера, по проблемам вывоза зерна через Чёрное море. При Вашем посредничестве мы продвинулись вперёд. Не все вопросы, правда, ещё решены, но то, что движение есть, уже хорошо». Двусторонние отношения также «развиваются, несмотря ни на что», заметил российский президент. В нынешних непростых условиях – это уж само по себе позитив, ибо желающих довести дело до прямой конфронтации Кремля и Ак-Сарая более чем достаточно. Об этом свидетельствует хотя бы назойливое муссирование темы мифической «морской блокады Украины, препятствующей экспорту украинского зерна во время глобального продовольственного кризиса». Как сообщил один из участников внушительной турецкой делегации в Тегеране министр обороны Хулуси Акар, Россия, Украина, Турция и ООН подпишут соответствующее соглашение уже на этой неделе.

Ближе к вечеру 19 июля в Тегеране состоялась встреча президентов Ирана, России и Турции, посвящённая урегулированию конфликта в Сирии. Если И. Раиси и В. Путин акцентировали внимание на деструктивной линии Запада во главе с США, то Р. Эрдоган ожидает от Москвы и Тегерана поддержки принятого в Анкаре решения «устранить в Сирии злонамеренные организации, угрожающие нашей национальной безопасности». Работа трёх государств по разрешению кризиса в Сирии в целом результативна, заявил Путин, и следующая встреча в «астанинском» формате пройдёт в Москве. Трёхсторонний диалог предполагается распространить за пределы  сирийской проблематики, о чём говорится в принятом по итогам Тегеранской конференции совместного заявления.

По словам советника российского президента Юрия Ушакова, между Владимиром Путиным и духовным лидером Исламской Республики Али Хаменеи «сложился доверительный диалог по наиболее актуальным вопросам двусторонней и международной повестки дня… По большинству вопросов наши позиции близки или идентичны».

Визит Путина и Эрдогана в Тегеран – важный шаг на пути к новому международному порядку и к созданию «союза против американских санкций и доллара»пишет иранское издание. Вряд ли это произойдёт быстро, но в любом случае укрепление связей России с крупнейшими государствами Ближнего и Среднего Востока приведёт к формированию более устойчивого баланса сил в мире.

Андрей Арешев, по материалам: Фонд стратегической культуры

Добавить комментарий