Турция и Израиль восстанавливают связи в полном объёме

Энергоресурсы перевесили права палестинских арабов?

20 сентября, «растопив 14-летний холод и возвестив о надеждах на сотрудничество, подпитываемых возможностью экспорта природного газа в Европу, испытывающую нехватку энергии», в кулуарах 77-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН встретились президент Турции Реджеп Эрдоган и премьер-министр Израиля Яар Лапид. По информации «Джерузалем пост», закрытая для прессы беседа прошла в турецком консульстве в Нью-Йорке. Накануне турецкий лидер пообщался с многолетним президентом Всемирного еврейского конгресса Рональдом Лаудером и с другими лидерами американской еврейской общины, пообещав посетить Израиль, хотя и без указания сроков предполагаемого визита, а также заявил, что антисемитизм – «это преступление против человечности». Интересно, что мероприятие было организовано созданной в 2011 г. американской компании The Friedlander Group с возможным турецким финансированием, специализирующейся на связях с властями и «гражданским обществом». Ранее Эрдоган обращался к «еврейской» теме на организованной в декабре 2021 г. в Стамбуле конференции Альянса раввинов исламских государств. Заявив об осуждении антисемитизма и «ревизионистского» подхода к Холокосту, он отдельно пообещал содействовать развитию еврейской религиозной жизни через восстановления и строительство новых синагог, как в самой Турции, так и на оккупированном Северном Кипре.

Уже недалёкое будущее покажет обоснованность пафоса The Washington Post, коей принадлежит приведённая в самом начале статьи цитата, однако некоторые основания для него, похоже, имеются. Как сообщили в офисе Лапида, встреча в Нью-Йорке стала первой личной встречей лидеров двух стран с 2008 года, обсудивших «экономическое и энергетическое сотрудничество». Месяц назад Израиль и Турция объявили о полном восстановлении дипломатических отношений с взаимным назначением послов, что Лапид полагает «важным фактором региональной стабильности и очень важными экономическими новостями для граждан Израиля».

Будучи первой признавшей Израиль мусульманской страной, а до 2008 года – одним из его наиболее надежных союзников в регионе, последние полтора десятка лет Турция Реджепа Эрдогана, мягко говоря, резко критиковала еврейское государство за «неподобающее» обращение с палестинцами. Турецкий лидер неоднократно проводил аналогии между своей партией Справедливости и Развития и демократически избранным жителями Газы ХАМАС-а, этим «движением сопротивления, защищающим палестинскую родину от оккупирующей державы».

В 2010 году, после нападения израильских коммандос на следовавшую к берегам Газы гуманитарную флотилию, приведшего к гибели 10 турецких активистов, Анкара отозвала посла из Тель-Авива. Очередная эскалация имела место после 2018 года, когда израильтяне жёстко подавляли протесты палестинцев на границе с той же Газой после решения тогдашнего хозяина Белого Дома перенести американское посольство в Израиле в Иерусалим.

Однако в последние месяцы метавшие громы и молнии и вспоминающие о «славном османском прошлом» древнего средоточия нескольких мировых религий турки заметно сменили риторику. Причина – стремление Израиля экспортировать нефть со своих месторождений на шельфе Восточного Средиземноморья в Европу, отчаянно мечущуюся в поисках замены «голубого топлива» из России. Как пишет американское издание, «израильский газ является частью глобальной энергетической стратегии, разрабатываемой европейскими лидерами в преддверии потенциально трудной зимы». В призрачной погоне за израильским природным газом, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен подписала в июне в Каире соглашение с Израилем и Египтом, якобы позволять голубое топливо по замысловатой схеме. С активно осваиваемого месторождения «Левиафан» природный газ по системе подводных трубопроводов планируется направить в Египет, где он будет сжижаться на строящихся заводах, а затем специальными судами – доставляться в Европу. И хотя поставки природного газа из Восточного Средиземноморья в Европу по сравнению с российскими чуть больше, чем «капля в море», они являются частью лоскутной стратегии, основанной на использовании источников по всему миру взамен выпадающих российских.

«Турция всегда рассматривала энергетику как область сотрудничества, а не конкуренции, – подчеркнул Эрдоган, выступая 20 сентября с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН. – В дополнение к нашим собственным потребностям мы реализовали много проектов, которые поддерживают региональную и глобальную энергетическую безопасность». Достаточно взгляда на карту, чтобы убедиться: путь из Восточного Средиземноморья через Турцию в Европу – объективно удобнее и короче. Несколько лет назад на фоне возросшей дипломатической напряжённости Анкара отказалась от переговоров о строительстве подводного газопровода, соединяющего Израиль с Европой через Турцию. Однако Эрдоган назвал мартовский (первый за более чем десятилетие) визит в Анкару президента Израиля Исаака Герцога хорошей «возможностью возродить начавшееся раньше сотрудничество по теме энергетики». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу побывал в Иерусалиме в конце мая, когда его тогдашний коллега, тот самый Яир Лапид, объявил о «новой главе» двусторонних в отношениях.

Можно предположить, что одной из тем для обсуждения турецкого и израильского лидеров стала и недавняя отмена американского эмбарго на поставки оружия «греческому» Кипру взамен на пагубное для Никосии сворачивание торгово-экономических и логистических связей «острова Афродиты» с Россией. Усилия Анкары по налаживанию связей с бывшими региональными оппонентами призваны отчасти «уравновесить» их укрепляющееся сотрудничество с Грецией и Кипром, давно стремящимся приобрести израильскую систему противоракетной обороны «Железный купол». МИД Турции «решительно осудило» решение от 16 сентября, призвав Вашингтон пересмотреть его в пользу «сбалансированной политики в отношении двух сторон на острове». США ввели эмбарго на поставки оружия Кипру в 1987 года с целью предотвратить дальнейшую эскалацию на территории разделённого (после турецкого вторжения летом 1974 года) острова. Покупка в 1998 году греками-киприотами российских систем противоракетной обороны С-300 поставила стороны конфликта, а также поддерживающие их Грецию и Турцию на грань войны. В конечном итоге, под сильным нажимом Вашингтона, системы были переданы Греции.

По иронии судьбы, в последние годы ситуация развернулась против Турции, попавшей под американские санкции после покупки российских зенитно-ракетных систем С-400.  Несмотря на исключение из межгосударственной программы по производству многофункциональных истребителей F-35, в Анкаре рассчитывают на поддержку администрации Байдена в вопросе одобрения Конгрессом на продажу самолётов F-16 и сопутствующих модернизационных комплектов. На встрече Эрдогана с сенаторами Крисом Кунсом и Дж. Линдси Грэмом последний пообещал для поддержки соответствующей турецкой заявки «сделать всё, что в его силах». Наряду с этим, в преддверии своего визита в Нью-Йорк Эрдоган вновь пригрозил заблокировать расширение НАТО за счёт Швеции и Финляндии в случае, если власти этих северных стран будут продолжать игнорирование «проблем национальной безопасности Турции».

Нынешняя эскалация напряженности между Турцией, Кипром и Грецией в Восточном Средиземноморье из-за спорных участков нефтегазоносного шельфа негативно влияют на позиционирование Турции в качестве газотранспортного «хаба» между Израилем и Европой. Соответственно, следует ожидать новых раундов западного посредничества, нацеленных на достижение хотя бы временного компромисса. «Отношения между Израилем и Турцией являются ключом к региональной стабильности и приносят осязаемую выгоду для обеих наших стран», – написал Я. Лапид в соцсетях по итогам нью-йоркской встречи с Эрдоганом. В сообщении канцелярии израильского премьера отмечается, что в ходе беседы лидеры двух стран «обсудили борьбу с терроризмом в Израиле и в целом». Более того, «премьер-министр Лапид поблагодарил президента Эрдогана за разведывательное сотрудничество во время попыток Ирана совершить террористические атаки против израильских туристов на турецкой земле».

Ближайшая и среднесрочная перспектива покажет, насколько далеко зайдёт и какие формы примет «ренессанс» израильско-турецких отношений. Едва ли попытки Западного Иерусалима перетянуть Анкару в «антииранский» лагерь увенчаются успехом. Вместе с тем, поощряемая западными игроками ориентированная на Европу «газовая дипломатия» может иметь некоторые шансы на успех. И уж в том, что прагматичный турецкий лидер будет использовать любой, пусть даже неочевидный успех во внутриполитических целях с прицелом на выборы 2023 года – можно не сомневаться.

Дмитрий Нефёдов

Добавить комментарий