На фоне войны: в Ереване прошло очередное заседание Межправсовета ЕАЭС

С начала года страны ЕАЭС устранили еще девять барьеров на внутреннем рынке. Но в целом рынки иных, не входящих в евразийскую пятерку стран пока более привлекательны для товаропроизводителей ЕАЭС. Торговля в рамках Союза колеблется в пределах $55-60 млрд, в то время как торговля с третьими странами составляет $750-800 млрд.

Казахстан – после Белоруссии и Киргизии?

«Киргизский сценарий» в Казахстане невозможен, но опасность дестабилизации может исходить не только от оппозиции, как в Киргизии и Белоруссии. Сценарии хаотизации стран-мишеней в ближнем зарубежье Российской Федерации умело варьируются.

Казахстан «освобождается» от обязательств в рамках Евразийского Экономического Союза?

Нур-Султан добивается легитимности предполагаемых им к заключению торгово-экономических соглашений с третьими странами без учёта его членства в ЕАЭС. В этом случае, с таким трудом формируемое единое экономическое пространство окажется под вопросом, стимулируя аналогичный подход других стран Союза. Растёт транзит казахстанских нефтегазовых продуктов на экспорт именно через Азербайджан и Грузию.

Формирование экономической дуги Иран – ЕАЭС – Китай

Одним из наиболее перспективных направлений региональной экономической политики Ираном рассматриваются отношения с ЕАЭС. Ирано-китайское соглашение формирует новую реальность в Евразии. Оно значительно ослабляет американское влияние в регионе и создает новую внеидеологическую политическую среду, которая станет базисом для масштабных экономических проектов.

Кавказ – арена сосуществования и конкуренции ЕАЭС и ЕС

Перечень сфер возможного сотрудничества ЕС и ЕАЭС мог бы включать сближение таможенных процедур, технических регламентов и других стандартов; устранение нетарифных барьеров; постепенное открытие рынков, упрощение процедур торговли, а также упрощение визовых процедур.

ЕАЭС вступает в «кризис среднего возраста»

19 мая в режиме видеоконференции состоялось заседание Высшего Евразийского экономического совета. В центр внимания была вынесена стратегия развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. Она была в целом одобрена, но отправлена на доработку. Одним из камней преткновения стал пресловутый «газовый вопрос».

Узбекистан законодательно подтвердил желание участвовать в ЕАЭС в качестве наблюдателя

Статус наблюдателя дает некоторые преимущества, но все-таки это не полноценное членство. Это может быть подготовительным этапом к дальнейшей интеграции Узбекистана, что тоже удобно, поскольку у ЕАЭС есть свои санитарные, технические и другие стандарты, с которыми придется считаться.

Россия и Армения в 2019 году – негативным прогнозам вопреки

В конце 2019 года стало известно о поступлении на вооружение армянской армии зенитно-ракетных комплексов «Тор-М2КМ». 27 декабря в Армению прибыли первые многофункциональные истребители Су-30СМ. Сотрудничество по линии военных ведомств и далее будет в значительной степени определять позитивную динамику российско-армянского взаимодействия, способствуя укреплению мира в Кавказском регионе.

Иран – ЕАЭС: геополитические грани экономического партнерства

Включение Ирана в зону свободной торговли с ЕАЭС кардинально расширяет географию и усиливает трансграничную значимость евразийского интеграционного проекта и его геополитическое значение. После визита в Ереван в 2018 году Джона Болтона возросли технические трудности в реализации двусторонних сделок. Остаётся надеяться, что рычаги внешнего противодействия дальнейшему политико-экономическому сближению Ирана с Арменией, Россией и другими странами СНГ окажутся не вполне эффективными.