Турция – НАТО: «ударили по рукам», но дальнейший торг вполне уместен

Внешняя политика Турции практически полностью определяется стремлением режима Эрдогана максимально укрепить свои позиции в преддверии парламентских и президентских выборах, которые должны состояться через год. Максимально жёсткая запросная позиция и удачно сыгранная партия позволит турецкому лидеру представить себя сильным лидером, бескомпромиссно отстаивающим интересы страны.

Сирия: переговоры в Казахстане и восстановление связей с ХАМАС

15-16 июня 2022 в столице Казахстана прошел очередной, 18-й раунд переговоров по урегулированию ситуации в Сирии. В отличие от «женевской» переговорной площадки, «астанинский» формат наиболее полно отражает связь политических совещаний и конкретной ситуации «на земле». По информации ряда источников, официальный Дамаск и правящее в секторе Газа радикальное палестинское движение ХАМАС ведут переговоры о восстановлении связей.

Турция – Греция: на южном фланге НАТО сильно запахло «порохом»

Обозреватель Cumhuriyet призывает «перерезать натовскую пуповину» и задуматься о новой карте региона в случае выхода Турции из евроатлантического альянса. Помимо «финляндско-шведского» казуса, на нервозную обстановку вокруг Турции в НАТО влияют постоянные выяснения отношений с «заклятым соседом» Грецией. Возможно, «новая граница НАТО без Турции» всё-таки начнёт приобретать некоторые более реальные практические очертания.

Москва или Анкара? «Мы ни Турции, ни кому-либо ещё не нужны…»

Турецкое присутствие в регионе наиболее заметно в экономической и культурной сферах Дагестана. Рассмотрим это на примере Дагестана. Турция является одним из крупных торговых партнёров республики (в прошлом году она заняла четвертое место – 17,7 из 214 миллионов долларов общего внешнеторгового оборота; на первом месте Иран с 44 миллионами долларов).

Фантом пантюркизма

Значительная часть программ TUGVA, посвящённых спортивной, религиозной, культурной проблематике, социальному служению, патриотическому воспитанию и т. д., реализуется непосредственно на территории Турции, а стипендиальные программы распространяются только на её граждан. К примеру, 11-13 мая 2022 г. в президентской Национальной библиотеке в Анкаре состоялся второй международный конгресс «Будущее Кавказа», организованный турецким Институтом стратегического мышления и TIKA.

Сирия: через оккупацию Тель-Рифаата Эрдоган нацеливается на Алеппо?

Хотя Анкара не упоминала шиитские поселения Захру и Нубл в качестве целей очередного вторжения на север Сирии, в случае оккупации Тель-Рифаата они окажутся под ударом, как и «северная столица» Алеппо. Время, оставшееся до предполагаемой встречи «астанинской» тройки в июле, чреват неприятными сюрпризами, если турецкий «султан» Эрдоган решит сыграть на обострение.

Россия – Турция: зрелое партнёрство и искусственный зерновой кризис

Любые разумные действия Турции по стабилизации ситуации в Черноморском регионе будут требовать действий в координации с Россией и при учёте меняющихся по ходу СВО линий контроля над побережьем. А это неизбежно войдёт в противоречие с членством Турции в НАТО.

Пакистан на пороге масштабного кризиса: оправдаются ли расчёты на Турцию?

31 мая – 2 июня с визитом в Турции побывала делегация Пакистана во главе с премьер-министром Шахбазом Шарифом. Несколько крупных оборонных сделок сделали Турцию вторым крупнейшим поставщиком Пакистану оружия и военной техники. Турция пытается включить Пакистан в свои региональные проекты. Ставка Эрдогана на Шарифа, с его неоднозначным бэкграундом, выглядит вполне логично, выигрыш на пакистанской «шахматной доске» – вовсе не очевиден.

Турция на Северном Кавказе – «мягкая сила» с дальним прицелом

В условиях специальной военной операции ВС РФ на Украине давние «друзья» турецкого лидера, такие как нынешний шеф британской разведки Ричард Мур, не преминут возможностью создать России дополнительные проблемы на южном фланге, в том числе – в пределах её государственных границ.

«Водный вопрос» может основательно поссорить Анкару и Тегеран

Будучи серьёзно обеспокоенными строительством Турцией плотин на Тигре и Араксе, иранцы вынесли в публичную плоскость водный спор, ограничивавшийся доселе дипломатическими каналами. Водная проблема – ещё «вчера», казалось бы, второстепенная, но сегодня – заметно обострившаяся, ведёт к дальнейшей региональной эскалации. Более того, она уже прямо затрагивает сопредельные страны Кавказа, ощутимо страдающие от водного дефицита.