Попадёт ли Эрдоган в сирийский «капкан»?

11 октября в администрации турецкой провинции Газиантеп рассказали об атаке на город Каркамыш. Через два дня министр иностранных дел Чавушоглу обвинил Москву и Вашингтон в невыполнении обязательств по выводу из Тель-Рифаата и Манбиджа курдских формирований. Очередная интервенция на север Сирии, пятая по счёту за последние пять лет, усугубит изоляцию Анкары, с неизбежностью ведя к новой эскалации.

Визит Пашиняна в Россию – на фоне региональных вызовов и угроз

Едва ли лихорадочные поиски устраивающего всех многостороннего формата приведут в ближайшее время к успеху, и в этой ситуации на первый план выходит двусторонняя «повестка дня». Для Армении это, прежде всего нормализация транспортной связи с Ираном, а также реализация совместных проектов с Россией, способных хотя бы отчасти гарантировать экономическую и военную безопасность..

Тегеран ссорится с Баку и делает ставку на Армению

Военно-техническое сотрудничество ближайшего соседа с Израилем не может оставаться без внимания Тегерана, но раскол, лежащий в основе продолжающейся ирано-азербайджанской напряженности, больше связан с проблемами спорных территорий и транспортных маршрутов.

Иран – Азербайджан: придёт ли в движение граница по Араксу?

Уверенное поведение официального Баку, потеря внешнеполитической субъектности Ереваном при растущем влиянии на Кавказе Турции и Израиля означают новые вызовы для внешней и внутренней безопасности Ирана. Учения «Завоеватели Хайбара» и сопряжённые мероприятия стали отражением попытки администрации Эбрахима Реиси выработать некоторое подобие оборонной политики в приграничных районах и на кавказском направлении…

Сирия: боевики протурецких группировок – на пути к объединению

Террористическая угроза в районе Идлиба сохраняется, а в некоторых местах – «даже усиливается», заявил 4 октября министр иностранных дел России Сергей Лавров. В «зоне деэскалации» на северо-западе Сирии может начаться развёртывание группировок «сирийской национальной армии». Лидеры сирийской оппозиции пожаловались в Вашингтоне на нарушения прав человека со стороны протурецких группировок.

1941: «кавказские» планы союзников были созвучны турецким замыслам

В 1941-1942 гг., в наиболее тяжёлый период битвы за Кавказ, британцы предсказуемо сочли своё участие в кровопролитных военных операциях невыгодным. Попытки западных союзников, в том числе при возможном содействии Турции, воспользовавшись тяжёлым положением СССР на начальном периоде войны, так или иначе «обосноваться» в Закавказье, потерпели фиаско.

Нормализация турецко-сирийских отношений: возобладает ли прагматизм?

Поддерживая сирийских боевиков, радикальных «джихадистов» даже после того, как стремление западных партнёров свалить Асада заметно поугасло, режим Эрдогана во многом создал проблему, изрядно подтачивающую его внутреннюю легитимность. Согласно некоторым опросам, идея прямых переговоров с Дамаском находит растущую поддержку, в том числе и среди сторонников правящей партии и президента страны Эрдогана.

Иран – Азербайджан – Турция – Израиль: чем обернётся шторм по берегам Аракса?

Форсировать Аракс иранцы точно не будут, однако превращение региона (и Азербайджана в частности) в «проходной двор» для враждебных Тегерану субъектов деятельности требует своевременного реагирования. Укоренение в Азербайджане боевиков террористических группировок и дальнейшее сближение с Баку Израилем способствуют формированию в регионе очередного «долгоиграющего» очага напряжённости.

Чтобы прорваться в Центральную Азию, Анкара использует Тюркский совет

Один из ключевых интересов Анкары – проект «Лазуритового пути», представляющего собой транспортный коридор из Афганистана через Туркменистан, Каспийское море, Азербайджан, Грузию и Турцию и позволяющего получить доступ в сердце Азии в обход России, Ирана и Китая.

Сирия: после переговоров Эрдогана в Сочи Турция усиливается на юге Идлиба

Манёвры по линии дороги M-4 свидетельствует о формировании турками по её периметру дополнительных линий обороны. Южнее «коридора безопасности» турецкая армия авральном режиме возводит несколько блокпостов, призванных играть традиционную роль «щита» для боевиков. Кроме того, отряды боевиков (в том числе формируемые непосредственно на территории Турции) перебрасываются с севера на юг «зоны безопасности».