Турция и Россия в Ливии: напряжённый нейтралитет или конфликт?

Ливия рискует стать новым «камнем преткновения» в диалоге между Москвой и Анкарой

17 декабря состоялся очередной телефонный разговор президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. в ходе которого, как сообщили в окружении турецкого лидера, «стороны обсудили двусторонние отношения, а также региональные темы, прежде всего ситуацию в Ливии и Сирии». В свою очередь, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков подчеркнул, что главы государств продолжат обсуждение темы Ливии «в ходе предстоящих контактов – как телефонных, так и очных», так как «требуют совместного проговора и дела ливийские». Напомним, ближайшая встреча В. Путина и Эрдогана должна состояться в начале января в Стамбуле, где они примут участие в запуске газопровода «Турецкий поток».

Действительно, региональная повестка непростого политико-дипломатического диалога Москвы и Анкары на Ближнем Востоке расширяется: к непростым вопросам политического урегулирования в Сирии и противодействия террористическим группировкам (которых определённые силы в Анкаре скорее поддерживают) в последнее время добавился ливийский «трэк». После свержения в 2011 году так называемыми «повстанцами» при вооружённой поддержке Запада «режима Муаммара Каддафи» в стране воцарился хаос, а её территорию непрерывно делят конкурирующие за воду и иные ресурсы вооружённые формирования, племенные ополчения, радикальные исламистские группировки и просто вооружённые банды. Значительную поддержку среди ряда племенных групп (варфалла) сохраняет вынужденный скрываться сын зверски убитого прозападными «»повстанцами» Сейф аль-Ислам Каддафи. Одним из глашатаев так называемой «ливийской революции» был одиозный французский «философ» Бернар Анри-Леви, и отрицать её геополитическую и экономическую подоплёку невозможно. В частности, ущерб Китая в Ливии оценивается в несколько миллиардов долларов; значительные убытки потеряли и крупные российские компании, рискнувшие вложиться в отдельные сектора ливийской экономики.

В настоящее время на территории бывшей «Джамахирии», помимо более мелких образований, параллельно функционируют два основных органа исполнительной власти. Это признанное ООН и Евросоюзом «Правительство Национального Согласия» Фаиза Сараджа (идеологически связанного с запрещённой в РФ группировкой «Братья-Мусульмане») и временный кабинет Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, действующий из Тобрука на востоке страны совместно с парламентом и поддерживаемый «Ливийской национальной армией» фельдмаршала Халифы Хафтара, опирающегося на племена Киренаики (восточная часть страны). Возросло и количество внешних игроков, вовлечённых в ливийскую «большую игру», в частности, за счёт Турции, активно работающей на Африканском континенте, Франции, поддерживающей обе стороны ливийского противостояния, и других стран.

Начиная с апреля уходящего года, вооружённые формирования Хафтара (интерес к которому в российских СМИ скрыть трудно) пытаются взять столицу страны Триполи с целью очистить её от окопавшихся там «террористических группировок». Однако возможности отрядов «ПНС» к сопротивлению также не следует недооценивать, особенно сегодня, когда поддержка людей Сараджа турецкими партнёрами обретает все более весомый характер.

В конце ноября по итогам визита главы «ПНС» на берега Босфора стало известно о подписании соглашения о военном сотрудничестве, которое, по словам высокопоставленного турецкого чиновника Ф. Алтына, «…является более обширной версией нашего предыдущего основного соглашения о военном сотрудничестве. Соглашение предусматривает обучение, подготовку, структурирование юридической базы, а также укрепление отношений между нашими военными. Мы уверены, что нам удастся улучшить ситуацию с безопасностью для ливийского народа». В переговорах участвовал и глава Национальной разведывательной организации (МIТ) Турции Хакан Фидан, что в контексте географического положения Ливии на ключевом миграционном маршруте в Европу наводит на определённые размышления. По информации телеканала Al Arabiya, Турция направила в Триполи для охраны членов «ПНС» подразделения спецназа и военную технику. Однако, как указывают некоторые источники, беспилотные летательные аппараты типа «Байрактар» Сараджу получить не удалось по причинам не только технического, но и, возможно, политического характера. «Если власти Ливии обратятся с подобной просьбой, мы отправим необходимое количество войск. Как только они заключат с нами военное соглашение по этой теме, перед нами не будет каких-либо преград для этого», –  сказал Р. Эрдоган, упомянувший о присутствии в Ливии российских охранных сил. Их роль, впрочем, видится скорее вспомогательной, так как основную поддержку силам Хафтара оказывают ОАЭ, Египет, Иордания и некоторые другие заинтересованные в его успехе игроки. В западных СМИ также муссируются слухи о прибытии в помощь Хафрату сотен сотрудников российских «частных военных кампаний», что негативно отразилось на морально-психологическом уровне боевиков Мисураты, наладивших, по некоторым данным, взаимовыгодный бизнес с турками по схеме «нефть в обмен на оружие». «…В вопросе Хафтара я хочу, чтобы в отношениях с Россией не родилось новой Сирии и я верю, что Россия также в вопросе Хафтара рассмотрит существующее положение дел. Потому что у него нет юридической основы. Аналогичным образом, та поддержка, которая оказывается, она реализуется на незаконной основе», – заявил Р. Эрдоган, рвущийся обсудить эту тему в ходе предстоящих в январе 2020 года переговоров с В. Путиным, в интервью TRT World. О том, насколько волнует Анкару развитие ситуации в Ливии, свидетельствует и вопрос корреспондента Анатолийского агентства, адресованный российскому президенту большой пресс-конференции 19 декабря. Представительная делегация Турции ведёт, очевидно, крайне сложные переговоры в Москве. Перспектива отправки в Ливию турецких войск вызывает беспокойство в Москве, заявил источник в МИД РФ, где считают, что до урегулирования внутреннего конфликта военное вмешательство извне только осложнит ситуацию в стране.

…Помимо военного соглашения, Сарадж подписал в Стамбуле меморандум о взаимопонимании по демаркации морских зон между двумя странами, с указанием координат континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Документ был оперативно проштампован Великим Национальным Собранием, утвержден президентом и отправлен в ООН для регистрации. В свойственном ему безапелляционном стиле Эрдоган заявил, что «Южный Кипр, Египет, Греция и Израиль не могут сформировать линию транспортировки природного газа через этот регион без согласия Турции. Какие-либо уступки с нашей стороны здесь невозможны. Все наши действия соответствуют международному морскому праву». В условиях обостряющейся ситуации в Восточном Средиземноморье, для Турции, начавшей одностороннее бурение на шельфе у берегов разделённой Республики Кипр, важна любая поддержка. В то же время, в Афинах сразу же заявили, что любые договорённости между Анкарой и Триполи «не могут нарушать интересы третьих сторон», и выслали ливийского посла. Греческое руководство полно решимости не допустить легитимизации указанного меморандума. Премьер-министр К. Мицотакис считает «недействительным документ, который Анкара заключила с Ливией… Тексты, на которые ссылается Анкара по морским зонам, не имеют юридической силы и будут аннулированы не только потому, что они не отвечают географии и истории, стирая с карты греческие острова, но и потому, что они привели Турцию к беспрецедентной дипломатической изоляции». Согласно заявлению МИД Греции, «публикация координат… разграничения морских зон путем подписания соглашения между Турцией и Ливией подтверждает грубое нарушение международного морского права и суверенных прав Греции и других государств». Грецию, активно развивающую военно-политические связи с США, помимо Кипра, поддерживают Египет, Италия и Израиль, что ещё больше усложняет позицию Турции.

Скорее всего, подписание соглашения с Триполи были призвано стать вспомогательным инструментом в рискованной игре Реджепа Тайипа Эрдогана, последовательно повышающего ставки в диалоге с западными партнёрами. Однако преимущественная поддержка людей Сараджа может привести к разрастанию насилия в стране, угрожающего соседним странам. Так, глава египетского Совета по иностранным делам посол М. Захран напомнил о поставках в Ливию на деньги Катара турецкого военного оборудования, оружия и боеприпасов, часть которых была захвачена и представлена общественности. Поставки оружия из Турции в регионы конфликтов, являющихся для неё зонами геополитического и экономического интереса (от Балкан до Кавказа) – история далеко не новая.  В случае с Ливией обращает на себя ключевое значение морских коммуникационных путей в рамках геополитической доктрины Mavi Vatan («Голубая родина»), впервые изложенной ещё в середине 2000-х годов. В феврале 2019 года в акваториях сразу трех морей (Черного, Эгейского и Средиземного) состоялись крупнейшие в истории страны военно-морские учения с привлечением более чем сотни судов.

В этой связи, Ливия с её протяжённым средиземноморским побережьем, представляет значительный интерес и для нынешних поклонников былого османского величия. Успехи «ЛНА» означали бы явное геополитическое поражение турецкого президента, которое он сегодня вряд ли может допустить. Отношения с Америкой и Европой, а также с Египтом основательно подпорчены, ставка на «вооружённую оппозицию» в Сирии если и сработала, то лишь частично. Некоторые эксперты высказывают предположение, что закономерным следствием накачивания оружием «легитимного» правительства Сараджа может стать появление в Триполитании, в том или ином качестве, турецкой военной базы. Помимо «сдерживания» Египта, Ливия, столетиями пребывавшая в орбите османского «халифата», может рассматриваться как один из плацдармов экспансии в регион Сахеля, а также как фактор регулирования миграционных потоков в Европу. Аналогичным образом, контролируемое обострение ситуации в Ливии может использоваться Анкарой в качестве рычага для давления на Россию, в том числе – в вопросе Идлиба. Но вот только сработает ли подобная тактика – большой вопрос, так как Москва поддерживает контакты со всеми участниками конфликта. В частности, согласно декабрьскому контракту с «Национальной нефтяной корпорацией» Ливии специалисты «Татнефти» проведут разведку нефти на спорном участке в бассейне реки Гадамес, сопредельном с районами, контролируемыми как «ЛНА», так и «ПНС». Данный контракт отражает стремление Москвы сохранить отношения с обеими противоборствующими сторонами, поскольку любые операции здесь невозможны без гарантий безопасности с обеих сторон. Базирующаяся в Германии «дочка» Газпрома Wintershall через совместное предприятие Al-Sirir Petroleum Operations Company будет исследовать месторождения в бассейне Сирта, который в значительной степени контролируется «ПНС».

Кроме того, в ходе недавней телефонной беседы Ф. Сараджа с главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым «обсуждалась возможность передачи опыта по урегулированию конфликтов и борьбе с терроризмом».

23 декабря официальный представитель «ЛНА» Ахмед аль-Мисмари пригрозил сбивать гражданские самолеты, используемые для транспортировки оружия. Сторонники Хафтара  заявляют, что отследили Boeing 747-412, летевший из Стамбула в Ливию, с военной техникой на борту, и предостерегают других перевозчиков от транспортировки оружия на своих гражданских самолетах, в противном случае «армия будет сбивать любые самолеты» с оружием на борту. Ранее А. аль-Мисмари выдвинул ультиматум боевикам Мисураты с требованием уйти из Триполи в течение 72 часов, пообещав предоставить им безопасный коридор. Выступая на пресс-конференции в Бенгази, он обвинил сторонников «ПНС» в стремлении превратить контролируемые ими города и морские порты в плацдарм для турецкой интервенции:

«Ливийская армия продолжает атаковать места хранения боеприпасов, оружия и военные объекты мисуратских милиций. Уничтожены ракетный комплекс ПВО, а также радарные установки. Мы встретим турецкое вторжение силой и хотим предупредить об этом другие страны, которые попытаются помешать армии взять под контроль Триполи». 

Возможная высадка на ливийских берегах турецкого экспедиционного корпуса (возможно, включая авиацию, с целью нивелировать превосходство «ЛНА» в воздухе) предельно осложнит ситуацию в стране, запустив очередной виток вооружённого противостояния. Гипотетические российско-турецкие договорённости по Ливии способствовали бы частичной разрядке напряжённости, однако урегулирование затянувшегося кризиса потребует более масштабных усилий. И вовсе не факт, что в очередном раунде борьбы за Ливию турецко-катарскому «альянсу» будет способствовать успех.

Дмитрий Нефёдов

Заглавное фото: Р. Эрдоган и Ф. Сарадж, nordicmonitor.com

Добавить комментарий