США на Ближнем Востоке: постепенный уход или перегруппировка сил?

Давление на Иран и Сирию будет усиливаться

19 марта представители Центрального американского командования на Ближнем Востоке (CENTCOM) передали иракской армии военную базу в Эль-Каиме (провинция Анбар), несколько лет использовавшуюся так называемой «международной антитеррористической коалицией». Как заявил бригадный генерал Винсент Баркер, данный объект сыграл существенную роль в борьбе с запрещённой в России террористической группировкой «Исламское государство».

Пограничный переход в Эль-Каиме неоднократно фигурировал в сводках военных действий в Ираке, оказывая непосредственное влияние на динамику вооружённого противостояния в соседней Сирии. Контроль «проиранскими» ополченцами («Катаиб Хизбалла» и др.) границы между Ираном и Сирией в районе Абу-Кемаля давал повод к бесконечным рассуждениям о «шиитском коридоре» из Ирана в помощь «режиму Асада» и к деятельным попыткам этот «коридор» блокировать. В частности, 3 января в результате террористического акта американцам удалось убить командующего силами «Аль-Кодс» Корпуса стражей исламской революции Ирана Касема Сулеймани, однако к желаемому для американцев результату это не привело.

Эль-Каим – один из трёх объектов, формально передаваемых в распоряжение иракцев: ранее американцы ушли с базы Кайяра на западе страны, а 29 марта – с авиабазы К1 около  Киркука. Согласно официальному заявлению «коалиции», всё это давно запланировано и «не связано с недавними атаками иракских баз, принимающих войска коалиции, и с текущей ситуацией COVID-19 в Ираке». Нельзя не заметить, что речь идёт о районах традиционно высокой активности террористов запрещённого в России «Исламского государства», многие годы прямо и косвенно подпитывавшегося американскими партнёрами.

Ранее, в феврале, Вашингтон приостановил поставки в Ирак оружие вследствие растущей обеспокоенности в связи с возможным его перехватом Ираном или враждебными американцам местными группировками. В том, что основными противниками Вашингтона на Ближнем Востоке остаются «проиранские ополченцы», убеждает и новая директива Пентагона, утечки о которой появились в некоторых СМИ. «Ястребы» в окружении хозяина Белого Дома по-прежнему настаивают на жёстких действиях в отношении Тегерана, встречая беспокойство со стороны командующего американской армией в Ираке генерал-лейтенанта Роберта Уайта.

Эскалация военных действий «здесь и сейчас» могла бы иметь пагубные последствия на фоне как продолжающейся передислокации американских частей (частично внутри страны, включая базу Айн-эль-Асад в провинции Анбар, частично в Сирию и Кувейт), так и еще более радикального сокращения своего присутствия в Месопотамии союзниками по НАТО, чему, по-видимому, способствует эпидемия коронавируса. Так, Великобритания сокращает свой контингент вдвое до 200 военнослужащих с приостановкой «учебной миссии». Полностью выходит из Ирака Дания и уже покинули его французы – как утверждают в Багдаде, «согласно договору, заключенному с иракским правительством». В феврале телеканал AlJazeera утверждал, что Германия и Австралия подали в Объединенное командование иракской армии запросы о подготовке вывода своих наземных частей.

Можно предположить, что американцы, а особенно их союзники, серьёзно опасаются за свою безопасность, ибо не только Иран, но и его союзники в соседних странах не намерены оставлять враждебные действия в их отношении без ответа, о чём в очередной раз напомнил, выступая по государственному телевидению Ирана, президент страны Хасан Роухани. Он напомнил, что «иранские Вооружённые силы уже дали ответ и атаковали ракетами американскую базу в регионе», чего США вряд ли забудут, «поскольку впервые в истории региона на варварские действия американцев последовал решительный и быстрый ответ». 8 марта в провинции Найнава в ходе боестолкновения погибли капитан и сержант из состава 2-го батальона Сил специальных операций Корпуса морской пехоты. 11 марта в результате ракетного обстрела базы «эт-Таджи» к северу от Багдада погибли два американца и врач из Великобритании, ещё 14 человек пострадали, в ответ на что США нанесли авиаудары по пяти складам «Катаиб Хизбалла». В реальности ударам подверглись объекты 19-й пехотной дивизии иракской армии, федеральной полиции и местный аэропорт – погибли трое военнослужащих, двое полицейских и один гражданский, 11 человек ранены. 14 марта обстрел американской базы повторился, ранено до десяти американских и иракских солдат. Одновременно командование иракской армии выступило с заявлением, в котором обвинило США «в нарушении принципов партнёрства» и призвало коалицию впредь «воздерживаться от любых ответных военных действий». Немаловажно, что в заявлении содержится призыв к реализации резолюций парламента о выводе иностранных войск из Ирака.

В общей сложности, с конца октября 2019 года против иностранных сил в Ираке, включая «зелёную зону» в Багдаде, было совершено около 30 нападений. Впрочем, дело не в единичных акциях, хотя, как видим, и они имеют место, приводя к гибели американских и иных военнослужащих. Постоянное тревожащее на них давление дополняется растущей враждебностью со стороны младших партнёров из иракской армии на фоне усугубляющегося внутриполитического хаоса, ставшего закономерным следствием почти 20-летней оккупации ближневосточной страны. Вероятное сосредоточение сил «коалиции» на остающихся восьми базах позволит предпринять более эффективные усилия по их защите, в том числе от участившихся обстрелов неуправляемыми ракетами. «Мы… находимся в процессе доставки систем противовоздушной обороны, систем защиты от баллистических ракет, в том числе в Ирак для защиты от нового потенциального нападения со стороны Ирана», – сообщил глава CENTCOM Кеннет Маккензи на слушаниях в комитете Палаты представителей Конгресса США по делам вооруженных сил. 21 марта он недвусмысленно пригрозил Багдаду: «Правительство Ирака стоит перед выбором. Если оно не предпримет шаги, направленные на то, чтобы привлечь к ответственности виновных в нападениях на силы коалиции, которые находятся в стране по приглашению правительства Ирака, США будут вынуждены продолжать защищать наши силы, действуя на упреждение».

Однако попытки реализации этих угроз чреваты новыми жертвами среди сил коалиции. Наращивание сил и средств ПВО (ракетные комплексы Patriot) параллельно усилению авиационной поддержки редеющих сил «коалиции» не решает и не решит проблем на земле – в частности, касающихся путей снабжения американских баз. Что же касается излюбленного инструмента в виде экономических санкций против энергетической отрасли, наполняющей бюджет страны едва ли не полностью, то в нынешней нестабильной ситуации на мировых энергетических рынках они вряд ли будут эффективными. Более того, гипотетическое введение ограничений на экспорт нефти из Ирака негативно отразится на младших партнёрах Вашингтона в Эрбиле (Иракский Курдистан).

* * *

…17 лет назад, 19 марта 2003 года, ведомые фанатиками-неоконсерваторами из администрации Дж. Буша-младшего, США возглавили вторжение сил «коллективного Запада» в Ирак под лживым предлогом «наличия у Саддама Хусейна химического оружия». Гибель нескольких сотен тысяч жителей Ирака, разрушение экономической инфраструктуры, миллионы беженцев, несколько волн этноконфессиональной резни и практически полное уничтожение христианского меньшинства – лишь часть последствий очередной кровавой авантюры Вашингтона. Война против Ирака означала грозное предзнаменование для соседней Сирии, где активная фаза вооружённого противостояния началась в 2011 году, уже при «демократическом» Обаме, и новое качество угроз для Тегерана. В настоящий момент частичное сокращение присутствия США в Ираке вовсе не означает хотя бы видимости отказа от усилий по дестабилизации «режима Асада» в Дамаске, в том числе путём экономического давления, препятствующего послевоенному восстановлению Сирии. Так, авиационные удары по объектам по обе стороны границы призваны нарушить так называемую «контрабанду нефти» из западного Ирака в Сирию. В то же время, энергетические ресурсы подконтрольного Пентагону и «Сирийским демократическим силам» неподконтрольного восточного берега Евфрата по-прежнему незаконно расхищаются, на что неоднократно обращали внимание в российском военном ведомстве.

Влиятельные американские эксперты, такие, как вице-президент фонда «Наследие» Джеймс Карафано, рассчитывают выгоды и приобретения от уменьшения присутствия США в регионе: «…По сути, все неплохо устроилось в Сирии, где администрация президента США избежала «засасывания» наших сил в местный зыбучий песок. На данный момент, по крайней мере, проблемы Сирии остаются внутри самой Сирии, а не являются нашими проблемами. А Россия и Иран не очень-то усилили свои позиции с того момента, когда они решились на свои собственные интервенции на сирийской территории». Основным вызовом по-прежнему «является Иран – главный источник хаоса (!!! – авт.). Что бы ни произошло, США должны поддерживать против Ирана уже установленный санкционный режим…».

Не отрицая пагубного воздействия постоянно наращиваемых ограничений на экономику Ирана, заметим, что удушающие приёмы администрации Трампа всё же не способны парализовать совершенствование оборонительных систем этой крупнейшей ближневосточной страны, включая ракетную программу, рассматриваемую как ключевой элемент сдерживания вероятного противника (проекты Emad, Sejjil и др.). В условиях развала Вашингтоном «ядерной сделки» способность Ирана адекватно защищаться – едва ли не ключевой фактор, препятствующий сползанию региона за грань очередного разрушительного военного конфликта.

Андрей Арешев

Добавить комментарий