Новая форма регионального диалога Центральной Азии и Китая

По инициативе официального Пекина министры иностранных дел стран Центрально-Азиатского региона впервые провели встречу с руководителем главного внешнеполитического ведомства КНР. Диалог «Центральная Азия – Китай» (C+C5) прошел 16 июня в формате видеоконференции. За виртуальным столом переговоров встретились министры иностранных дел Узбекистана – Абдулазиз Камилов, Казахстана – Мухтар Тлеуберди, Кыргызстана – Чингиз Айдарбеков, Таджикистана – Сироджиддин Мухриддин, Туркменистана – Рашид Мередов и Китая – Ван И.

Стоит отметить, что Центральная Азия имеет важное значение для Китая. Интересы Пекина обусловлены тремя моментами. Во-первых, ЦА – это своего рода буферная зона между опасными для соседних стран Афганистаном и Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Во-вторых, это природные ресурсы региона. В-третьих, регион географически расположен в центре Евразийского континента и вполне мог бы стать его транзитным сухопутным узлом.

Стратегия Китая в Центральной Азии остается неизменной несколько десятилетий. Пекин придерживается трех правил: не вмешиваться во внутренние дела стран и их отношения друг с другом; делать упор на экономическое сотрудничество; стремиться поднять свою репутацию.

В чем суть и необходимость C+C5

Диалог «Центральная Азия – Китай» направлен в первую очередь на получение экономической взаимовыгоды, уверяют его инициаторы. Его можно назвать апогеем множества государственных и бизнес-форумов, которые организовывались Китайским комитетом ШОС по добрососедству, дружбе и сотрудничеству. Тем более что с участием китайского капитала во всех странах региона реализуются десятки проектов в области промышленности, энергетики, транспорта, логистики и торговли.

Новый формат был также нужен для того, чтобы вовлечь в экономическую интеграцию Туркменистан, который не входит в ШОС. Также Китай продолжает уделять особое внимание своему проекту «Один пояс – один путь» и вовлекать в него новых участников. Напомним, «Один пояс – один путь» начал реализовываться Пекином в 2013 году, он объединяет в себе проекты «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской шелковый путь XXI века». Суть этой китайской инициативы заключается в поиске, формировании и продвижении новой модели международного сотрудничества с участием Китая. Проект призывает к выработке новых механизмов регионального экономического партнерства, стимулированию экономического процветания вовлеченных стран.

КНР все больше стремится на рынки Евразии, а наиболее выгодный выход на них возможен через государства Центральной Азии. Экономическая выгода для региона также налицо. Сегодняшние транспортные коридоры, которые развиваются в рамках современного Шелкового пути, уже соединили Центральную Азию с ранее недоступными рынками.

«Китайский» формат также позволит комплексно и напрямую обсуждать наиболее болевые вопросы региона, в частности водный, или, к примеру, финансово-кредитный.

Центральноазиатская диалоговая площадка в условиях пандемии COVID-19 стала еще более востребованной. Сегодня, когда ЦА переживает невероятно сложный эпидемиологический период, ей, как никогда, важны региональная солидарность и гуманитарная поддержка, в т. ч. со стороны КНР.

Еще одним важным моментом нового диалога стал принцип невмешательства стран-участниц во внутренние дела друг друга, проще говоря – «никакой политики».

Что обсуждали и о чем договорились

Как сообщают пресс-службы МИД стран-участниц объединения, партнеры обсудили актуальные вопросы сотрудничества в области профилактики, прогнозирования, сдерживания распространения, противодействия коронавирусной инфекции, механизмы обеспечения устойчивого роста экономики и промышленных мощностей государств Центральной Азии и Китая. Стороны пришли к единому мнению о необходимости наращивания масштабов взаимной торговли, улучшению торговой структуры и углублению кредитно-инвестиционного сотрудничества.

Отмечена необходимость установления регулярного взаимодействия между медицинскими специалистами и профильными ведомствами стран-участников видеоконференции в целях повышения эффективности практических мер по противодействию эпидемиологическим угрозам трансграничного характера.

Узбекская сторона предложила совместно разработать комплексную программу по борьбе с пандемией коронавируса и ее последствиями. «Важность реализации конкретных инновационных, инфраструктурных, транспортно-коммуникационных и энергетических проектов для укрепления стабильности и роста благосостояния народов государств Центральной Азии и Китая», – добавил глава МИД Узбекистана А. Камилов.

Министр иностранных дел Кыргызстана Ч. Айдарбеков обратил внимание коллег на необходимость дальнейшего укрепления торгово-экономических связей для обеспечения восстановления экономик стран в условиях пандемии. Была также предложена активизация взаимодействия в сфере сельского хозяйства, цифровой экономики, электронной коммерции, окружающей среды, а также поднят вопрос о важности дальнейшего углубления финансово-кредитного сотрудничества. «В условиях пандемии и сложной эпидемиологической ситуации приобретает актуальность практическая реализация проекта строительства железной дороги КНР–КР–РУз. Китай и Узбекистан поддержали важность реализации данного проекта», – отметил Ч. Айдарбеков.

Маршрут железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан

Говорили главы внешнеполитических ведомств и о сотрудничестве в сфере борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом, затронув вопросы укрепления региональной безопасности и стабильности, в том числе восстановления социально-экономической инфраструктуры Афганистана.

Министр иностранных дел Таджикистана С. Мухриддин призвал коллег развивать региональное взаимодействие в области энергетических и промышленных проектов, развивать сельскохозяйственный и экспортный потенциал, а также наладить бесперебойный транзит грузов.

Представитель Туркменистана Р. Мередов в своем выступлении предложил детализировать совещательные механизмы в рамках диалога «Центральная Азия – Китай». «Страны Центральной Азии и Китай обладают мощным ресурсным, экономическим и научно-промышленным потенциалом и могут внести весомый вклад в обеспечение всеобщего мира, стабильного развития и безопасности», – констатировал министр.

Что же касается инициатора встречи, то стало известно, что китайская сторона заинтересована в увеличении поставок высококачественной сельскохозяйственной продукции из стран Центральной Азии, а также в развитии сотрудничества в сфере высоких технологий и цифровой экономики. При этом Китай намерен оказывать поддержку центральноазиатским партнерам в наращивании сельскохозяйственного производства. Кроме того, власти КНР вновь выразили готовность к созданию «экспресс-коридора» для удобного передвижения делового и технического персонала, «зеленого коридора» для бесперебойного упрощенного трансграничного грузопотока с государствами Центральной Азии.

По итогам встречи был подписан итоговый документ, в котором партнеры договорились «расширять сотрудничество в области высоких технологий, в том числе в сфере электронной коммерции, развития «умных» городов, технологий больших данных, развивать партнерство в области цифровой экономики». Все участники мероприятия также выразили готовность продолжать сотрудничество в борьбе с пандемией, продвижении китайской инициативы «Один пояс – один путь», вместе противостоять терроризму.

Итоги встречи указывают на то, что руководство стран Центральной Азии осознает, что такая конструкция сотрудничества выгодна и государствам региона, и могучему восточному соседу, да и главному стратегическому партнеру – Российской Федерации. Ведь у Москвы и Пекина больше совпадающих интересов в Центральной Азии, чем противоречий.

Ирина Больбот, по материалам: Ритм Евразии

Одна мысль о “Новая форма регионального диалога Центральной Азии и Китая

  1. Хорошо написано, но не все что написано претворяется. Конечно и Китай и Россия хотели бы иметь стабильную центральную Азию. Но есть один нюанс и это доллар и янки. А они именно будут всячески дестабилизировать этот регион зная что там процветает тупая племенная неприязнь и продажностью элит и особенно в силовых структурах. А термин разделяй и властвуй никто не отменял. Финансовый центр пока не Китай или России, а янки и сателлиты. Как только финансовый центр переместится в их сторону вследствие чего обесценится доллар только тогда всё наворованное элитами преврятся в пыль и только тогда будет мир во всём мире. А это еще ждать да ждать. У России своих продажных чиновников предостаточно. Им не до средней Азии. Хотят конечно как Китай повлиять на эти страны, но финансово не состоятельны. Всё ворованное хранится в странах подконтрольных янкам

Добавить комментарий