Турция и США в Сирии: террористическая война и «племенная дипломатия»

Американские военные в Сирии

Вооружённые пришельцы извне прибавляются числом

В начале уходящей недели на маршруте совместного российско-турецкого патрулирования в провинции Идлиб вполне предсказуемо случился очередной инцидент.

«Двадцать пятого августа в ходе проведения 23-го совместного российско-турецкого патрулирования трассы М-4 в районе населенного пункта Урум-Эль-Джауз в южной части зоны деэскалации Идлиб колонна патруля была обстреляна из ручного противотанкового гранатомета. В результате получил повреждения бронетранспортер российской военной полиции. При этом двое российских военнослужащих получили легкие контузии»,

— говорится в релизе Центра примирения враждующих сторон. Патрулирование прекращено, повреждённая машина эвакуирована, командование российской группировки вместе с турецкими и сирийскими военными выясняет, кто причастен к обстрелу.

Через некоторое время пропагандистские ресурсы террористической группировки «Катаиб Хаттаб аш-Шишани» опубликовали кадр с подлётом ракеты к российской бронемашине; боевики обещают новые нападения. Ранее упомянутая банда уже заявляла о причастности я ряду терактов, в том числе с использованием смертника. Как отмечает Telegram-канал Directorate4, все теракты группировка совершала на участке шоссе M4 между  поселениями Эриха и аль-Киясат протяжённостью менее 15 километров.

Очередной, далеко не первый, инцидент спровоцировал в экспертной среде достаточно оживлённый обмен мнениями различных оттенков эмоциональности, включая сомнения в целесообразности продолжения совместного патрулирования как такового. Однако сторонники жёсткой линии по отношению к турецким партнёрам и их местным клиентам, как представляется, прекрасно понимают ограниченность своей аргументации более широким контекстом российско-турецких отношений.

«…Необходимо, чтобы по линии разграничения этой зоны безопасности, турецкие войска навели порядок – это их зона ответственности. Турки стараются, но, видимо, у них не все получается. Но они не бездействуют. Турция должна предпринять решительные действия по ликвидации радикальных группировок, которые существуют в этой зоне. Со стороны Турции есть активность, но, может быть, она не должным образом проявляется. Идет координация действий с российской стороной, и, думаю, наши с турками договорятся по этому направлению»,

считает политолог, востоковед Станислав Тарасов.

Вместе с тем, не приходится сомневаться в том, что любая «координация»  будет вестись турецкими партнёрами только и исключительно исходя из их собственных интересов. В частности, командующий «Щит весны» Синан Яйла ранее заявлял, что турецкие военные в Идлибе находятся там отнюдь не в качестве наблюдателей. О том, что это действительно так, свидетельствует многое, включая уничтожение сирийцами 23 августа турецкого беспилотника Bayraktar TB2, корректировавшего ведение огня противником.

«Говорящие головы» протурецких боевиков, включая запрещённую в России группировку «Хейят Тахрир аш-Шам», не скрывают, что используют весь период «перемирия» для строительства тренировочных лагерей, «повышения квалификации», включая подготовку «специальных подразделений», способных противостоять российской тактике военных действий. При этом, бравада по поводу грядущих «побед» в средствах массовой информации, равно как и демонстрация военных приготовлений на линии соприкосновения с силами «режима Асада» на данном этапе «не поощряется».

Иная сторона турецкого военного присутствия в регионе – обвальный рост вооружённых инцидентов, направленных, в том числе, против оккупационных сил и лояльных им вооружённых группировок. Вот неполный список «происшествий» только за один день 28 августа:

– обстрел блокпоста «Сирийской национальной армии» на трассе М-4;

– нападение неизвестных на штаб-квартиру «Дивизии Хамза» в горном регионе Джебель аз-Завия;

– подрыв «шахид-мобиля» возле наблюдательного пункта турецкой армии под Джиср эш-Шугуром около поселения Мардж аз-Зухур (убито несколько боевиков группировки «Файлак аш-Шам», ранено несколько турок), приведший к значительному движению военных сил в регионе.

Пропагандистское «сопровождение» этих и прочих подобных инцидентов содержит отчётливую антироссийскую и антииранскую составляющую, призванную отвести внимание от истинных причин перманентного хаоса на неподконтрольных сирийским властям территориях.

* * *

26 августа стало известно о наведении российскими и сирийскими военнослужащими временной переправы через Евфрат в провинции Дейр-эз-Зор для перемещения военной и гражданской техники. Этому предшествовала масштабная операция сирийской армии при непосредственном участии российских военных советников по разгрому террористических банд, поднявших голову в центральных пустынных районах страны. Сообщается об уничтожении более чем трёх сотен боевиков, полутора сотен укрытий и наблюдательных пунктов, семи складов с материальными средствами и пяти подземных хранилищ вооружения и боеприпасов. Активизация террористического подполья – закономерное следствие деятельности оккупационных сил на удерживаемых ими территориях к востоку от Евфрата и в районе Эт-Танф. Совершая диверсии на транспортных коммуникациях и акты саботажа на объектах нефтегазовой отрасли, атакуя патрули и армейские посты, боевики дестабилизируют обстановку, срывают процесс социально-экономического восстановления Сирии и налаживания отношений местных племён с Дамаском. Так, 24 августа теракт  на «Арабском газопроводе» (1) между районами Думайра и Адры в провинции Дамаск привёл к временному отключению электричества по всей территории страны.

«Несмотря на все активно предпринимаемые попытки западных СМИ показать юго- и северо-восток Сирии образцом стабильности и спокойствия под контролем международной коалиции, на самом деле регион этот остается “зоной турбулентности”»,

– отмечают авторы аналитической записки «О роли племенных структур юго-востока Сирии и их отношениях с курдскими военно-политическими формированиями». В материале содержится ряд принципиальных моментов, важных для понимания ситуации в регионе,  традиционно нелояльном Дамаску, и где несколько нет назад террористический псевдо-халифат» относительно легко распространил своё влияние. В настоящее время

«Активно продвигаемый под контролем возглавляемой США международной коалиции, союз арабских шейхов с курдами, под эгидой СДС, носит вынужденный и временный характер. Арабы вынуждены считаться с курдами в силу того лишь, что, по плану переустройства Западом системы управления регионом, арабским «аширетам» отводится роль контроля процесса добычи нефти и ее переработки, сообразно имеющимся промышленным мощностям. По сути это выглядит как закрепление территориальной привязки племен к насиженным землям.

Курды же получили объективное преимущество, поскольку им отдана нефтяная логистика. И главное – именно с курдской Автономной администрацией заключила контракт на разработку нефтяных месторождений американская компания Delta Energy».

Учитывая тесную связь некоторых местных племён с Аравийской пустыней, не столь уж неожиданной выглядит информация о перемещении из Ирака на базу Шаддади в провинции Эль-Хасаке в «обозе» очередной американской военной колонны отряда военнослужащих из Саудовской Аравии.  С другой стороны, «силы народной мобилизации» Ирака могли направить в Сирию около 250 шиитских ополченцев для поддержки сил «режима Асада» в Идлибе.

«Племенная дипломатия» и выстраивание региональных коалиций – сильная сторона англосаксонской «полевой дипломатии» на Ближнем Востоке, имеющая изрядную историю, и игнорировать её было бы, по меньшей мере, легкомысленно. Как отмечает востоковед Кирилл Семёнов, хотя северо-восток Сирии и находится до некоторой степени в «тени Идлиба», в реальности это – не менее нестабильный регион, и любой происходящий там инцидент несёт в себе риски эскалации между Соединенными Штатами и Россией. Здесь представлены вооруженные силы и формирования России и США, Турции и Ирана, Дамаска и оппозиции, курдских фракций, арабских племён и «ИГ», а интересы Турции вступают в конфликт с интересами Саудовской Аравии и ОАЭ. Уже одно это создаёт чрезвычайно взрывоопасную смесь, способную воспламениться даже от небольшой искры.

* * *

27 августа представитель Совета национальной безопасности США Джон Уллиот обвинил российских военнослужащих провоцировании столкновения американской бронемашины с автомобилем российского военного патруля на северо-востоке Сирии, что «привело к травмам находившихся в машине членов экипажа». «Небезопасные и непрофессиональные», по его утверждению, действия россиян противоречат российско-американским соглашениям о предотвращении конфликтов. Не заставил себя ждать и телефонный звонок главы объединенного комитета начальников штабов американской армии Марка Милли российскому коллеге Валерию Герасимову. По информации Министерства обороны РФ, несмотря на предупреждение, американские военные, нарушая имеющиеся договоренности, попытались заблокировать движение российского патруля. Со своей стороны, патруль военной полиции принял «необходимые меры по предотвращению инцидента и дальнейшему выполнению поставленной задачи».

…Тем временем возобновившуюся было после 9-месячного перерыва работа «малой группы» сирийского Конституционного комитета в Женеве пришлось приостановить после того, как диагноз «коронавирус» подтвердился у трёх их 45 её участников. Несколькими часами ранее спецпредставитель Госдепа по Сирии Джеймс Джеффри утверждал, что правительство президента Башара Асада «под некоторым давлением России» согласилось принять участие в недельных переговорах. Оппозиционные делегаты заявляют о необходимости более активных межударных усилий с целью заключения общенационального перемирия и дальнейшего продвижения переговорного процесса. На этом фоне стало известно о предполагаемом очередном раунде мирных переговоров по Сирии в формате «астанинской тройки» (Россия, Иран, Турция), что даёт некоторую, пусть и весьма эфемерную, надежду на более тесную координацию позиций сторон.

Андрей Арешев
Заглавное фото: MilitaryTimes

Примечание

(1) 1200-километровый экспортный трубопровод, по которому египетский природный газ поставляется в Ливан, Иорданию и Сирию.

Добавить комментарий