Сирия: перегруппировка Турции в Идлибе как предвестие новой военной эскалации

Пробежала ли между Анкарой и Вашингтоном в регионе «чёрная кошка»?

В конце минувшей недели вокруг турецких наблюдательных пунктов, остававшихся в тылу сирийской армии в провинциях Идлиб и Хама, наметилось некоторое оживление. В частности, по информации «Военкоров Русской Весны», 17 октября близ поселения Маарет-Эль-Улия в Идлибе протурецкими боевиками была обстреляна колонна турецких же военнослужащих, «выполнявшая мероприятия по выводу с подконтрольной правительству САР территории наблюдательного поста в населённом пункте Мурек». Убит водитель одного из грузовиков, сгорели две машины.

Противоречие здесь – только кажущееся. «Осиное гнездо» в глубоком тылу сирийской армии давно вызывало возмущение властей и местных жителей, здесь периодически проводились протестные акции с требованиями к туркам убраться восвояси. По информации сирийской стороны,

«целью обстрела, по всей вероятности, была попытка обвинить САА в неспособности обеспечить безопасность турок при эвакуации объектов с территории, подконтрольной ВС Сирии.
Таким образом, заинтересованные силы пытаются сорвать вывод военнослужащих Анкары. Пропагандисты боевиков обвиняют САА в обстреле, который меньше всего нужен Дамаску.
В эти дни Анкара вела активную подготовку к выводу сил с наблюдательных постов из районов, освобождённых ранее САА».

Добавим к этому, что возможное расформирование нескольких, помимо Мурека «наблюдательных пунктов» (в частности, в районе Саракиба) вовсе не означает даже частичного сокращения турецкого военного присутствия в Сирии. Так, арсеналы и личный состав пункта в Муреке переброшено в формируемую мощную базу на холме Кукфин близ гор Джебель аз-Завия и равнины аль-Габ на юге Идлиба. Именно туда направилась из Мурека 20 октября очередная автоколонна из 37 автомобилей; перемещение осуществляется в координации с российскими военными. Ранее Москва неоднократно предлагала Анкаре сократить военное присутствие в Идлибе, на что неизменно следовал отказ.

Можно предположить, что нынешняя перегруппировка обусловлена вовсе не внезапно проснувшимся «миролюбием» Анкары, а стремлением усилить окопавшиеся на юге Идлиба террористические группировки, тем более что переброска тяжёлой бронетехники, танков и артиллерийских систем через турецкую границу со стороны Хатая не прекращается. Таким образом, утверждения некоторых наблюдателей о том, что Турция якобы идёт не некие «уступки» России, стремясь предотвратить очередное наступление «режима Асада» при поддержке Москвы в Идлибе, несостоятельны, равно как и рассуждения о неспособности Анкары действовать на нескольких «фронтах» одновременно. По мнению обозревателя Al Monitor Фехима Таштекина, после открытой поддержки, оказанной Турцией Азербайджану в Нагорном Карабахе, вероятно, что Россия отказалась от своих «гарантий безопасности в Идлибе». Восемь турецких наблюдательных пунктов – в Шейх-Акиле, Анадане, Рашидине, аль-Аисе, Телль-Тоукане, Сурмане, Ариме и Мореке – остались на территориях, отвоёванных Дамаском в ходе наступательных действий в период с мая 2019 по февраль 2020 года.

Если верить источникам сирийской оппозиции, решение о выводе войск было принято в середине октября и затрагивает, помимо Морека, три объекта, которые будут эвакуированы к концу года; впрочем, есть информация, что и этот процесс уже начался.

Проводя (после достижения договорённостей в Москве в начале марта) совместные патрули с Россией вдоль трассы М4, Турция продолжала наращивать своё военное присутствие в этом районе, стремясь сдержать силы «режима». Логика действий турецкого командования свидетельствует об усилиях по созданию «барьера» против возможного удара сирийской армии. Барьера, который в кратчайшие сроки можно превратить в линию наступления на позиции Сирийской арабской армии и союзных ей формирований. Помимо холма Кукфин, фортификационные работы развернулись в деревне Каратах на юге Идлиба; военные приготовления имеют место и на турецкой базе в Тафтаназе на востоке Идлиба. При деятельном руководстве турецких спецслужб боевики конкурирующих группировок сколачиваются в некое подобие единой структуры и усиленно тренируются, включая тактику ночного боя. Симптоматично, что эти тренировки, предполагающие изучение сильных и слабых сторон противника, начались непосредственно после вступления в силу «московских соглашений» России и Турции. Как пояснил один из предводителей «сирийской национальной армии» некто Абдул-Раззак, тактика ночных боев имела решающее значение в ходе борьбы за сельскую местность на севере провинции Хама в период с апреля 2019 по начало марта 2020 г. И теперь, надо полагать, террористы делают выводы на будущее. Помимо тактики ведения ночных боёв, речь идёт о навыках уклонения от российских авиаударов и  об использовании различных видов современного оружия, пулемётов и снайперских винтовок, ракетных комплексов, противотанковых средств и др.

В свою очередь, сирийцы заняты укреплением позиций по нескольким направлениям – помимо юга Идлиба, это запад Алеппо северо-восток Латакии.

Как указывалось выше, уход Турции с наблюдательных постов лишь на первый взгляд может показаться уступкой российскому давлению – в реальности военные приготовления вокруг дороги М4 свидетельствуют о создании условий для новой эскалации. В случае возобновления военных действий, «аванпосты» в глубине сирийской территории оказались бы заложниками Дамаска, а потому необходимо найти их содержимому более эффективное применение.

«Я писал в августе 2019 года, что нужно убрать эти наблюдательные пункты. Эти точки были самым большим слабым местом Турции перед лицом потенциальной военной эскалации. Учитывая недавнее наращивание турецкого военного потенциала, Турция определенно готовится к войне в Идлибе»,

цитирует «Коммерсант» эксперта ведущего турецкого аналитического центра SETA Омера Озкизилджика. «Напряженность между Турцией и Россией в последнее время обострилась, особенно после вовлечения обеих стран в конфликт между Арменией и Азербайджаном,— констатирует эксперт по турецко-российским отношениям Айдын Сезер. В более широком контексте, несмотря на досадные «помехи» в лице американцев и россиян, Эрдоган по-прежнему стремится создать пояс безопасности глубиной до 40 километров (от Идлиба и Африна до Дерика), прерываемый пока в удерживаемом курдами Кобани. В начале октября турецкий парламент продлил мандат на проведение трансграничных военных операций на очередной год, так что основные препятствия для турецкого лидера проистекают не из внутренней политики, а из внешних условий. Так, по некоторым данным, 22 октября беспилотник «коалиции» уничтожил в поселении Джакара в «зоне деэскалации» до полутора десятка главарей протурецких бандформирований (в том числе – запрещённых в России группировок «Хайят Тахрир аш-Шам», «Хурас-ад-Дин» и пр.). А на следующий день самолёт неизвестной принадлежности атаковал склады с контрабандными нефтепродуктами и стоянки автоцистерн на сирийско-турецкой границе около Джераблуса. Приобретаемую у «СДС» нефть протурецкие боевики перетаскивают в Идлиб и своим патронам на север, а также кустарно перерабатывают её в дизель, пишут «Военкоры Русской Весны»

В который раз приходится констатировать: наращивание военной мощи Турции (в Сирии и не только там) создаёт предельно взрывоопасную ситуацию, при которой любая искра может разжечь очередную разрушительную войну. При этом рассогласованный характер действий других военных игроков не позволяет создать сколь-нибудь серьёзную преграду идеологически мотивированному экспансионизму Анкары. Возможно, подписанное в Женеве соглашение о прекращении огня в Ливии покажет в этом плане несколько иной пример. Хотя вряд ли – турецкий лидер уже выразил недовольство, что означает срыв этого хрупкого перемирия уже в ближней перспективе.

* * *

Россия отмечает попытки США усугубить сепаратистские настроения, заявила официальный представитель МИД Мария Захарова. Обстановка на северо-востоке Сирии по-прежнему вызывает беспокойство; сопредседатель исполнительного Совета демократической Сирии обвинил Москву в провале миссию гаранта на переговорах автономных властей «Рожавы» с Дамаском:

«Примечательно, что буквально сразу после обвинений в адрес нашей страны очередной крупный американский конвой с военной техникой прибыл в Заевфратье с территории Ирака. Налицо непрекращающиеся попытки Вашингтона оторвать курдов от многоконфессионального сирийского государства, подогревая сепаратистские настроения». Не меньшую опасность представляет активизация террористических группировок, чему будет способствовать как амнистия сотням боевиков, так и возможный роспуск лагерей, в которых содержатся члены их семей (в том числе – граждане постсоветских стран).

Андрей Арешев

Добавить комментарий