Сирия: протурецкие боевики открыли базу в Азазе

Возвращение террористов из Карабаха и президентская «пересменка» в США – как факторы дестабилизации

В рамках договорённостей с Москвой турецкие военные сворачивают свои посты в перешедших под контроль сирийской армии северо-западных районах Сирии, констатировала 3 декабря на брифинге официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. В частности, 26 ноября завершена эвакуация 4-го контрольно-наблюдательного поста турецких военных. Наряду с этими положительными тенденциями, «в зоне Идлиба по-прежнему сохраняется напряженная обстановка». Как отмечают авторы опубликованной в «Независимой газете» статьи «Ближний Восток на краю пропасти»,

«..по-прежнему самая болевая точка – Идлиб, где сконцентрировались террористические формирования. Крупнейшая и самая сильная из них «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в России). В ее руках львиная доля экономики Идлиба, большая часть контрабандных потоков из Турции и собираемых с населения налогов. В структурах управления ХТШ много иностранцев из Ирака, Иордании, Ливана, стран Персидского залива. Группировка тесно связана с джихадистами из стран СНГ».

По информации российского ЦПВС, только 2 декабря в «зоне деэскалации» зафиксирован 31 обстрел со стороны позиций запрещённой в России террористической группировки «Джебхат ан-Нусры». Так, в провинции Идлиб насчитали 20 обстрелов, в провинции Латакия –  5, в Хаме – 4, в Алеппо – 2.

По данным источников «сирийской обсерватории по правам человека» (SOHR), в этот же день рано утром на территорию САР вошла очередная турецкая колонна из почти 20 единиц колёсной техники с военными и материально-техническими средствами. Машины проследовали к военным постам в районе Джебель аз-Завия, расположенным к югу от административного центра провинции Идлиб. Также указывается, что турецкие войска увеличили присутствие вдоль соединяющего Алеппо и Латакию автотрассы М-4.

С начала февраля этого года по сегодняшний день лондонская «обсерватория» зафиксировала въезд в Идлиб более 10 880 грузовиков и тяжёлой военной техники турецкой армии, в том числе танки, бронетранспортёры, самоходные артиллерийские установки, реактивные системы залпового огня и бронемашины.

По утверждению источников той же организации, после окончания военных действий в Нагорном Карабахе в Сирию вернулось несколько «партий» наёмников, поскольку все «усилия Турции по их удержанию в Азербайджане до сих пор не увенчались успехом». 3 декабря министры иностранных дел стран – сопредседателей Минской группы ОБСЕ потребовали «полного и немедленного вывода всех иностранных наемников из региона», призвав «все стороны содействовать этому отъезду». Официальный Баку также якобы не прельщает перспектива расселения террористов с семьями в Нагорном Карабахе, либо же в сопредельных с ним районах. Вернувшиеся в Сирию боевики, набранные из районов Африна, Джераблуса и эль-Баба в количестве около 900 человек получили часть «зарплаты» примерно по 10 000 турецких лир, и ожидается, что остальные деньги они получат в ближайшие несколько дней.

При этом, общее число сирийских боевиков, задействованных во «второй карабахской войне», превысило 2500 человек, из которых 342 предпочли вернуться, отказавшись от денег, из-за интенсивности боёв. Согласно данным SOHR, в Нагорном Карабахе было убито 293 наёмника, тела 225 из них доставлены в Сирию (обновлённые данные – 541 убитый). Имелись неподтверждённые свидетельства о «кавказском» происхождении некоторых боевиков.   Приостановка военных действий не означает полной стабилизации ситуации, и частичная эвакуация турецкого «спецконтингента» может оказаться пропагандистским прикрытием планов по «взращиванию» на Южном Кавказе очередного террористического очага.

«Военкоры Русской Весны» связывают возможное очередное обострение ситуации в Сирии также с политическим кризисом в США и обусловленным этим снижением внимания к внешнеполитическим вопросам,

«и, похоже, что этим обстоятельством решили воспользоваться враги Сирии, начавшие готовить новые атаки, геноцид и захват территорий».

Речь идёт о продолжающихся атаках на Айн-Иссу: в Анкаре понимают, что внутриполитический кризис в США дают её хороший шанс для нанесения «Сирийским демократическим силам» непоправимого ущерба. В качестве подходящего предлога могут быть использованы атаки «курдских боевиков» на турецкие военные объекты в оккупационной зоне. По информации издания Karar, турецкий военнослужащий погиб 2 декабря в результате атаки боевиков «Рабочей партии Курдистана» на турецкую военную базу в поселении Аль-Газавия. После непродолжительной перестрелки курдские формирования отступили, потеряв несколько человек.

4 декабря боевики «Дивизии Хамза», действующие в составе т. н. «сирийской национальной армии» в присутствии главы «временного правительства Сирии» Абдррахмана Мустафы, «министра обороны» Селима Идриса с помпой открыли в северо-западном городе Азаз (стратегическое перекрестье дорог) «военный пост № 1». Де-факто военная база и учебный центр назвали в честь некоего Ясира Абу аль-Шейха, одного из предводителей группировки, убитого в ходе операции «Щит Евфрата» в 2016 году.  К пиару очередного террористического логова в соцсетях подключились, в частности, Омер Озкизилчик из центра SETA и одиозный «Джихади-Джулиан» Рёпке. Ранее, в конце октября авиация ВКС России накрыла тренировочный лагерь террористической группировки «Файлак аш-Шам» в момент «парадного» построения. Общую численность «СНА», первоначально основанную перебежчиками из Сирийской Арабской армии (в числе которых был и Идрис), турецкая пресса оценивает более чем в 25 тысяч человек.

Фото: @eha_news, @OGNreports

Днём ранее предводители «СНА» провели встречу в Рас-Аль-Айне на северо-востоке Сирии с тем, чтобы «обсудить текущие усилия по обеспечению стабильности и развития в [оккупированном Турцией] регионе». Лидер одного из арабских племён, выступающего за изгнание оккупантов, теперь якобы поблагодарил Турцию за поддержку «СНА».

2 декабря в резиденции Ак-Сарай состоялась встреча главного советника по внешней политике президента Турции (и одного из его ближайших доверенных лиц) Ибрагима Калына с американской делегацией во главе с новым специальным посланником по Сирии Джоэлом Рейберном. Сообщается, что собеседники обсудили сирийский кризис и конституционные переговоры, уделив особое внимание Идлибу. Калын подтвердил приверженность Турции деэскалации в Сирии, «несмотря на продолжающиеся нарушения режима прекращения огня со стороны режима Башара Асада и его союзников». Этот пропагандистский оборот позволяет предположить, что, как и в начале года, мишенью враждебных акций протурецких сил на севере Сирии могут стать не только курды, но и силы, лояльные официальному Дамаску.

По результатам переговоров Рейберн сказал, что несмотря на «разногласия,… свои взлёты и падения», тем не менее, «даже в худшие времена, внутри американской системы мы чувствуем, что у нас было тесное сотрудничество с нашими турецкими коллегами. Потому что, в конце концов, мы – союзники и разделяем общее видение того, что остальному миру нужно от Сирии для обеспечения наших интересов». «Мне всегда казалось, что интересы, цели и подходы США и Турции в Сирии совпадают в гораздо большей степени, чем некоторые думали», – продолжил спецпосланник. Не исключено, что упомянутое им «общее видение» имеется у сторон и применительно к Южному Кавказу, где усилиями Анкары уже в полной мере ощущается горячее дыхание «Большого Ближнего Востока». 

Турецкие сапёры в Азербайджане

В качестве одного из элементов «сдерживания» российского противодействия протурецким бандам может использоваться обострение обстановки вокруг Нагорного Карабаха (либо угроза такового) – известно, что на территорию Азербайджана переброшено несколько батальонов спецназа Commando, сопоставимого по численности с группировкой российских миротворцев. После установления азербайджанского контроля над Лачинским районом возросло значение Степанакертского аэродрома, о необходимости запуска работы которого рассказал в интервью РИА Новости советник главы непризнанной республики Давид Бабаян.

* * *

Как сообщалось ранее, с 30 ноября по 4 декабря в Женеве в закрытом режиме проходили заседания «малой группы» сирйиского Конституционного комитета. Несмотря на сдержанный оптимизм спецпосланника ООН Гейра Педерсена, похоже, сам факт встречи в условиях усиленных санитарно-эпидемиологических мер стал единственным достижением международных посредников. По-видимому, стороны переговоров обсуждают отдельные аспекты процесса возвращения беженцев, избирательных процедур, освобождения задержанных со всех сторон и т.д. В соответствии с действующей конституцией в апреле 2021 года в Сирии должны состояться очередные президентские выборы, в то время вероятность выработки к этому сроку нового Основного закона практически равна нулю. Очевидно, что выборы с участием действующего главы государства не будут признаны «легитимными», что чревато очередным скатыванием к вооружённому насилию.

Уже сегодня экономические санкции со стороны западных стран приводят к острому дефициту отдельных видов продовольствия, топлива, лекарств, способствуя дальнейшему обесценению валюты, безработице, сворачиванию трансграничной торговли, росту криминала и т.д. Рассуждая о разрушительном влиянии санкций на «простых сирийцев», Foreign Policy примеряет на Сирию иракский сценарий со свержением «диктаторского режима» только после прямого нападения американских военных. Atlantic Council (нежелательная в России организация) рассматривает возможную сирийскую политику «коллективного Байдена» в контексте исповедуемого им «либерального интервенционизма». Вероятные сценарии действий на сирийском направлении тесно увязаны с Турцией, противодействием террористическим группировкам, и Ирану, и а также усугубляющимся  соперничеством с Россией. Будущий госсекретарь Этнони Блинкен ранее высказывался в пользу поддержки «местных партнеров на северо-востоке Сирии» параллельно давлению на «режим Асада». Ситуация в Сирии ухудшается, в то время как администрация Трампа потеряла оставшиеся рычаги влияния с тем, чтобы попытаться добиться какого-то более позитивного результата, подчеркнул Блинкен, добавив, что не может себе представить нормализации отношений с «режимом Асада».

А пока бывший спецпосланник по Сирии Джеймс Джеффри провёл для формируемой администрации Джо Байдена виртуальный брифинг, рассказав о борьбе с (сохраняющими серьёзные позиции) террористическими группировками и о «конкурирующих национальных интересах», включая внешнее военное присутствие в стране. Как и прежде, отдельные аспекты американской политики в Сирии и на Ближнем Востоке в целом будут диктоваться необходимостью долгосрочного присутствия в регионе, откуда американцы едва ли думают уходить. Вместе с тем, сама логика событий (от как меняющегося общественного климата до экономических последствий и пандемии коронавируса) ставит под вопрос состоятельность концепции «глобального лидерства Америки», предполагающей «принятию смелых внешнеполитических обязательств».

Андрей Арешев

Добавить комментарий