Армения: эффективность европейской помощи будет зависеть и от Еревана

Подписание соглашения CEPA

1 марта с. г. вступило в силу соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между Европейским союзом и Арменией (СЕРА). Напомним, что Ереван, как и Киев, планировал подписать с ЕС ассоциированное соглашение и документ о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (AA/DCFTA) в ноябре 2013 г. на вильнюсском саммите «Восточного партнерства». Однако в сентябре того же года Армения объявила о намерении вступить в Евразийский экономический союз.

Первоначально Брюссель отреагировал на это кардинальное изменение политики очень жёстко, отказавшись принять предложение Еревана подписать лишь политическую часть документа. Однако уже в 2015 г. на рижском саммите «Восточного партнерства» ЕС согласился начать переговоры с властями Армении по пересмотру соглашения об ассоциации и адаптации его к обязательствам страны в ЕАЭС.

Соответственно, CEPA может рассматриваться как «облегченная» версия AA/DCFTA. Существенная и во многом ключевая разница в том, что предыдущий договор предоставлял Армении «генеральную систему преференций» (GSP+) с ЕС, в то время как AA/DCFTA включал положение о вхождении страны в зону свободной торговли с ЕС. Аналогичный Армении торгово-экономический статус с ЕС имеют Боливия, Кабо-Верде, Кыргызстан, Монголия, Пакистан, Парагвай и Филиппины.

Некоторые российские эксперты и издания ошибочно полагают, что данное соглашение (СЕРА) аналогично документам, подписанным Брюсселем с Украиной, Молдовой и Грузией (т. е. AA/DCFTA). Отсюда и возникают вопросы о том, как можно совмещать на практике соглашения СЕРА и нахождение страны в ЕАЭС. При этом часто используется термин о том, что Армения, дескать, пытается усидеть на «двух стульях».

Какова же официальная позиция Российской Федерации по этому вопросу?

В своё время представителю МИД РФ Марии Захаровой был задан вопрос: «Как МИД России оценивает грядущее подписание соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве Армении со странами Евросоюза на саммите “Восточного партнерства”? Что означает эта ассоциация Армении с ЕС для российско-армянских связей?» Ответ был таким: «Мы развиваем наши отношения с государствами, в частности с Арменией, делая это на взаимовыгодной основе и при этом понимая, что у каждой страны есть свои внешнеполитические интересы, цели, задачи. Уважительно к этому относимся… прошёл целый блок переговоров на самом высоком уровне, на уровне глав внешнеполитических ведомств, были открыты соответствующие экспозиции, сделаны заявления. При этом каждое государство имеет свои внешнеполитические мероприятия, соответствующие концепции развития собственных внешнеполитических доктрин».

Напомним, что вопрос о подписании документа с Брюсселем согласовывался в 2016-2017 гг. между Ереваном и Москвой на высшем уровне, что делает возможные спекуляции на этот счёт прерогативой лиц, стремящихся к личному пиару, либо же склонных обслуживать чьи-либо групповые или иные интересы. Кроме того, возникает встречный вопрос: почему российские публичные и медийные лица, часто говорящие о «двух стульях» или «гулящих женах», не задают аналогичные вопросы руководству Казахстана, также подписавшему рамочное соглашение с Брюсселем?

Как было сказано выше, согласно СЕРА, в торговле с европейскими странами Армения должна была пользоваться «генеральной системой преференций» (GSP+), но в отличие от Грузии, Молдовы и Украины страна не вошла в зону свободной торговли с ЕС, сохранив приоритет торгово-экономических отношений со странами ЕАЭС (прежде всего с Россией). Таким образом, в отличие от Грузии, Молдовы и Украины, которые передали часть своего «экономического» суверенитета регулирующим структурам ЕС, Ереван поступил аналогичным образом по отношению к структурам ЕАЭС.

Именно поэтому подписание Ереваном соглашения СЕРА со стороны значительной части как экспертов, так и политической элиты, а также контрэлиты было охарактеризовано как пример конструктивного взаимодействия как с союзной Москвой, так и с Брюсселем.

По основным условиям пребывания в системе GSP+ страна должна иметь доходы ниже среднего. По положению на сегодняшний день, согласно критериям Всемирного банка, Армения классифицируется как страна с доходами выше среднего, показатели ВВП на душу населения которой превысили 4 тыс. долларов. Согласно данным мониторинга, такое положение сохранялось в течение трех лет, и в 2021 г. Армении был предоставлен переходной период, а в 2022 г. она выйдет из системы GSP+, лишившись участия в «генеральной системе преференций».

Для сохранения режима у Еревана есть две возможности:

1) Всемирный банк может пересмотреть свои критерии, вероятность чего практически равна нулю;

2) Армения может стать страной с низким уровнем доходов, если ВВП опустится ниже 4 тыс. долларов на душу населения, что предполагает 15-процентный экономический спад, поскольку сейчас этот показатель составляет 4860 долларов. Естественно, что в стране к этому никто не стремится.

Напомним, что Армения состоит в системе GSP+ с 2009 года, и таможенные льготы, призванные дать армянским предпринимателям возможность закрепиться на рынках стран ЕС, распространяются почти на 7 тыс. наименований продукции, экспортируется из которых лишь малая часть. Так, в апреле на заседании парламентской комиссии по вопросам региональной и евразийской интеграции заместитель министра экономики Варос Симонян заявил: «У наших производителей было достаточно времени для того, чтобы благодаря этим льготам закрепиться на европейском рынке. Кто смог закрепиться на рынке, на том выход из системы не особо скажется. Те же компании, которые не сумели этого сделать, фактически неэффективно организовывали свой бизнес».

Таким образом, в экономическом плане СЕРА мало что дает Армении, и до того обладавшей режимом преференциальной торговли с ЕС. Подписание документа изначально могло лишь поспособствовать участию Еревана в ряде программ Брюсселя, ориентированных на страны «Восточного партнерства» (в том числе и прежде всего финансовой помощи и кредитования на относительно выгодных условиях), а также началу диалога о либерализации безвизового режима.

Так, в документе об инициативах ЕС в странах «Восточного партнерства», который был представлен 2 июля, говорится, что Брюссель намерен предоставить Армении 1,6 млрд евро для реализации до 2025 г. 5 ключевых программ, касающихся развития малого и среднего бизнеса, стимулирования социально-экономического состояния РА, инвестиций в науку, ИТ и др., что подтвердил в Ереване комиссар ЕС по политике добрососедства и расширения ЕС Оливер Вархели. Общий пакет помощи может составить 2,6 млрд евро (предполагается, что из других источников будет мобилизован дополнительный 1 млрд евро, который пойдет на инвестиции), из которых 1,4 млрд – кредитные средства (напомним, что государственный долг Армении превышает 65% от ВВП), и только 200 млн евро будут выделены в виде грантов.

Как отмечает доктор политических наук Ваге Давтян, «учитывая, что ахиллесовой̆ пятой̆ армянской̆ экономики продолжает оставаться неэффективное управление госдолгом, становится очевидным, что его увеличение до 10 млрд долларов чревато глубоким кризисом».

В рамках первой программы ЕС предусмотрел выделить 500 млн евро для 300 субъектов малого и среднего бизнеса, которые работают с природоохранными технологиями, особенно в областях страны. Вторая программа окажет содействие социально-экономическому развитию и коммуникациям Армении. Предполагается, что приоритетом является эксплуатация транспортного коридора «Север-Юг», что предоставит возможность выйти на международные рынки и направления. В рамках этой программы ЕС выделит 600 млн евро, они также будут направлены на строительство тоннеля Сисиан – Каджаран.

Третья программа предусмотрена для поддержки инновационным технологиям и науки, на что будет предоставлено 300 млн евро. В источнике говорится, что ИТ-сфера ежегодно растёт в среднем на 20%, однако для полного раскрытия потенциала в этой отрасли ЕС видит необходимость в дополнительной поддержке.

Четвёртая программа связана с усилением возможностей южных регионов Армении, в этой связи было отмечено, что в особой поддержке нуждается марз (область) Сюник. В этой связи ЕС намерен предоставить 80 млн евро для развития там жилищного строительства, инфраструктуры, туризма, сельского хозяйства, образования, здравоохранения, возобновляемых источников электроэнергии, а также в целях содействия местному малому и среднему бизнесу.

Наконец, пятая программа касается столицы – а именно проекта «Зеленый Ереван». В частности, ЕС готов оказать содействие в импорте «зелёных автобусов», которые не нанесут большого вреда окружающей среде столицы, улучшат и модернизируют общественный транспорт. По мнению Ваге Давтяна, представленная заявка ЕС может привести к успеху только в том случае, если страна бенефициар, т. е. Армения, выделяется своими эффективными институтами, долгосрочной экономической стратегией, а также состоявшимся государственно-частным партнерством, в то время  действующие армянские власти пока не готовы к титаническим усилиям подобного уровня.

В заключение заметим, что в течение 20 лет Армения выбирала между двумя интеграционными моделями – европейской и евразийской. При этом страна выстраивала свою торговую политику на основе принципов открытой экономики (с 2003 г. страна входит в ВТО). Однако по мере изменения геополитической конъюнктуры Армения начинает выстраивать свои внешнеэкономические отношения, всё более ориентируясь на евразийскую модель интеграции, которая с 2010 г. стала более привлекательной с учётом создания Таможенного союза и перспектив единого экономического пространства на его основе.

Саркис Мартиросян, по материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий