Афганистан, Ближний Восток и переменчивый западный империализм

Лицом к лицу. Американские военные на подступах к аэропорту Кабула

Успешные военные действия боевиков запрещённой в России группировки «Талибан» в Афганистане, относительно бескровный захват столицы страны, спешная эвакуация американского посольства, хаос в кабульском аэропорту – весь этот калейдоскоп событий на некоторое время отодвинул на второй план все прочие неурядицы, проблемы и конфликты. Впрочем, о них напомнил оказавшийся под огнём критики «сонный Джо» Байден, в интервью ABC News поведавший, что угроза, исходящая для США из Сирии, из Восточной Африки и из других регионов значительно выше, чем из Афганистана:

«”Аль-Каида”, ИГИЛ [запрещены в РФ – прим. авт.], они дают метастазы. Для США существует значительно более серьезная угроза из Сирии, … из других мест в мире риск для нашей безопасности значительно выше, чем из Афганистана».

Байден на совещании по Афганистану. Фото: официальный сайт Белого дома

Разумеется, весьма велик соблазн (что, собственно, многие и делают) объявить идущий из-за океана поток сознания деградацией системы подготовки и принятия действительно важных решений параллельно прогрессирующей борьбе за права сексуальных меньшинств в Америке и во всём мире, и излишним увлечением смежными передовыми ценностями. К примеру, в разгар наступления талибов эвакуированное ныне посольство США в Кабуле объявило «месячник гордости ЛГБТ».  Возможно, оно на самом деле до некоторой степени и так, однако горизонт долгосрочного планирования западных (транснациональных) структур едва ли стоит недооценивать. Согласно некоторым источникам, в событиях минувшей недели имеются явные признаки «договорняка»:

«…оккупация провинций талибами, захват президентского дворца, захват военной техники и т. д. были совершены в соответствии с соглашением, достигнутым между правительствами США, Афганистана и талибами около 6 месяцев назад. Президент Афганистана [благополучно бежавший из страны предположительно с немалой суммой денег типичный «прозападный демократ» – авт.] также был осведомлён обо всех событиях в провинциях».

Прежде чем обвинять авторов подобного рода построений в приверженности конспирологическим теориям, не следует забывать о многолетних контактах американских политиков и дипломатов с катарским офисом «Талибана», увенчавшихся подписанием «Соглашения о мире» 29 февраля 2020 года в Дохе. Документом окончательный вывод из Афганистана американских войск предусматривался к 1 мая 2021 г., однако обстоятельства неизбежно внесли в реализацию плана определённые коррективы. Конечно, картинка с бегущими по полю кабульского аэродрома за американским транспортником «переводчиками» для тех, кто рассказывает о «сокрушительном крахе Америки, невиданным со времён Сайгона», выглядит весьма эффектно. В то же время возникает вопрос: а не стремились ли закадровые режиссёры очередного спектакля создать именно такое впечатление: собственного бессилия и обречённости? Не говоря уж о том, что, вторгаясь в Афганистан 20 лет назад под надуманно-абсурдным предлогом, интервенты искренне стремились привнести в страну мир и процветание, не пожалев для этого триллиона долларов?..

Кабульский аэропорт

Согласимся, утвердительный ответ на этот вопрос выглядел бы странновато, подобно мысли о благородных позывах провозвестников «арабской весны» – как зримых (подобно Бернару Анри Леви, на которого ссылается Ахмад Масуд-младший), так и предпочитающих оставаться за кулисами. «Теперь безопасность афганцев – это проблема афганцев», – ответствовал накануне захода талибов в Кабул «старина Джо», едва ли сильно мандражирующий по поводу скоропалительно приписываемого англосаксам «проигрыша в Афганистане». По мнению Байдена, военное присутствие США в далёкой стране возможно и без наземных сил, примерно так же, как в Сомали или Йемене. Иначе говоря, если понадобится, бомбить будут столько, сколько надо. Встретившись 15 августа в Дохе с представителями катарского офиса «Талибана», командующий CENTCOM Кеннет Маккензи предостерёг их от попыток вмешательства в процесс эвакуации персонала кабульского аэропорта. Собственно, этих попыток особо и не было, а появление толп на взлётном поле вполне объяснимо: местные пособники интервентов (а кто-то и просто в поисках лучшей доли) пытаются покинуть страну, опасаясь возможных расправ, сведения счётов и т.д.

Военная колонна под флагами движения «Талибан»

Если американцы и «уходят», то лишь отчасти, оставляя многочисленную агентуру, переформатируя своё присутствие с акцентом на «частные» военные компании, мобильные отряды сил специального назначения, наконец, на действующие «под чужим флагом» силы международного терроризма. А что касается британцев, направивших в Кабул силы специального назначения, а ранее – неслучайного посла (которого пока пришлось экстренно эвакуировать), то едва ли они склонны прекращать «Большую игру», острие которой неизменно направлено как на традиционных, так и на вновь обретённых противников.

Одза из оккупационных баз

«Реально же за время присутствия американских войск число террористических актов выросло в Афганистане в разы,отмечает в интервью «Известиям» секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев. – На его земле себя вольготно чувствуют «Аль-Каида», ИГИЛ, «Исламское движение Восточного Туркестана» (все запрещены в РФ) и другие террористические группировки, которые рассматривают афганскую территорию в качестве базы для последующего переноса активности в государства Центральной Азии, в китайский Синьцзян, на север Ирана, в направлении Индии, создавая в этих государствах “спящие ячейки”. Вместо борьбы с наркотрафиком за два десятилетия военно-политического управления Афганистаном США реализовали в нем проект создания нарколаборатории глобального масштаба. Производство опиатов увеличилось более чем в 40 раз… Тратив огромные суммы на содержание своих войск (с ярко выраженной коррупционной составляющей, речь о которой идёт в том же интервью – прим. авт.), США при этом не создавали объекты социальной инфраструктуры и гражданские предприятия. Простым афганцам осталась только разруха, развитие самой страны отброшено на десятилетия назад».

В наших предыдущих материалах мы неоднократно ссылались на задокументированные факты перевозки с юга Афганистана неопознанными вертолётами боевиков международных террористических группировок и создания на севере страны тренировочных центров. Этноконфессионально неоднородные северные провинции – приграничье с Центральной Азией, районы предполагаемой прокладки транспортных коридоров в рамках китайской инициативы «Пояса и пути» и одновременно – объект пристального внимания турецких стратегов. Учитывая мятежный очаг в «таджикском» Панджшерском ущелье и разветвлённую террористическую инфраструктуру, можно предположить, что уже в ближайшее время активные военные действия по принципу «все против всех» развернутся именно в этой части страны.

Интеграция Афганистана в китайский проект «Пояса и пути». Карта: brixsweden.org

Другой потенциальный «бикфордов шнур» – заботливо разбрасываемые по всему миру многочисленные мигранты (беженцы, временные переселенцы…) которых аналитический центр Stratfor именует «политической ловушкой» для Турции – и, как видно из текста публикации, не только для неё…

«На фоне надвигающейся волны афганских мигрантов турецкое правительство будет вынуждено выбирать между усилением волнений против беженцев у себя дома или созданием гуманитарных кризисов в других местах – любой из этих сценариев так или иначе будет угрожать власти правящей партии… В Турции растет национализм, о чем свидетельствуют антисирийские беспорядки, вспыхнувшие в Анкаре 11 августа. И в результате ПСР теперь считает свою стратегию в отношении беженцев устаревшей и представляющей собой угрозу для перспектив партии на выборах 2023 года».

Если сирийских беженцев – около 4 миллионов, то афганцев, если верить Реджепу Эрдогану – уже 300 тысяч, причём число их постоянно растёт, в том числе – благодаря программе Госдепа Priority 2, спровоцировавшей резко негативную реакцию турецкого официоза. Несмотря на строительство стены на границе с Ираном и иные попытки режима Эрдогана решить проблему хотя бы частично,

«…независимо от политического выбора ПСР, вопрос беженцев будет все больше подрывать внутреннюю политическую поддержку правящей партии. Турция может попытаться заблокировать въезд новых волн афганских беженцев, но если это произойдет, турецкие исламисты и другие религиозные турки ослабят свою поддержку правительства… Если Турция откроет границы для новых беженцев, это также усилит антимигрантские настроения, которые и так в высшей точке кипения… Принятие новых беженцев также может спровоцировать новые беспорядки, подобные 11 августа, что еще больше подорвет безопасность и сократит внутриполитическую поддержку ПСР».

«Стена Эрдогана» на границе с Ираном. Фото Euronews

Возможное решение турецких властей о водворении части афганцев на оккупированную территорию в Сирии повлечёт противодействие со стороны местных обитателей, включая тех, кто был переселён туда ранее. В случае принятия решения полностью закрыть иранскую границу (что само по себе едва ли возможно), афганские беженцы

«…скорее всего, окажутся в ловушке в Иране, который сталкивается с серьезным кризисом Covid-19 и уже принимает, по оценкам ООН, 3,6 млн. (в основном, афганских) беженцев. Под тяжестью сокрушительных санкций, введенных США, Ирану также не хватает западной помощи и внутренней правительственной инфраструктуры для поддержки новой волны беженцев на том же уровне, как в Турции».

Ирано-афганская граница
…и беженцы, пытающиеся уйти в Пакистан. Фото REUTERS

Как видим – везде Stratfor видит сплошные профиты, что не может не наводить на определённые размышления. Не менее интересной в этой связи видится и точка зрения некоторых экспертов, аффилированных с некоторыми внешними центрами, склонных проводить прямые аналогии между успехами талибов и событиями в Сирии, где «российско-иранская ось предотвратила падение действующего правительства в Дамаске». В этой связи приведём фрагмент заключительной части интервью Николая Патрушева, в котором даётся чёткий и недвусмысленный ответ на подобного рода пробросы:

— Ожидать ли нам ввода в Афганистан российского военного контингента? В последнее время об этом много говорят, проводят параллели с Сирией…

— Предпосылок для этого нет. На афганском направлении будем делать акцент в первую очередь на политико-дипломатических усилиях, совместно с партнерами искать пути налаживания внутриафганского диалога и мирного урегулирования существующих в стране проблем. Для этих целей, в частности, создан и успешно функционирует московский формат. Кроме того, большое значение отводим координирующей роли ООН в международных усилиях по афганскому урегулированию.

Дмитрий Нефёдов

Добавить комментарий