Тегеран ссорится с Баку и делает ставку на Армению

AFP/Iranian Army Office/File Photo

К трёхсторонней войне транспортных коридоров на Кавказе проявляют интерес Китай и Индия

За последние несколько недель между Тегераном и Баку развернулся, как выразились в редакционной статье Tehran Times, «тихий кризис», в котором, правда, военная составляющая выходит на первый план. Иран развернул у границ с Азербайджаном мощную военную группировку под видом учений, о сроках окончания которых, по словам командующего сухопутными войсками генерала Хейдари, «неизвестно». Главная заявленная иранцами претензия к соседу – военное сотрудничество с Израилем.

Иранские генералы на азербайджанской границе

Как полагают в Тегеране, Баку предоставил Израилю чрезмерную оперативную свободу для использования азербайджанской территории в качестве плацдарма для подрывной деятельности против Ирана. Тон в критике азербайджанского руководства задаёт Верховный руководитель Ирана. В своей речи на выпускной церемонии курсантов в Академии вооруженных сил ИРИ аятолла Хаменеи предостерёг от иностранного вмешательства в регион. Не называя Азербайджан, он посоветовал решать вопросы, касающиеся северо-западных соседей Ирана, путем сотрудничества армий соседних стран и избегать присутствия каких-либо иностранных вооруженных сил. Хаменеи предупредил: «Те, кто роют яму для своих братьев, первыми попадают в неё».

С точки зрения Тегерана Тель-Авив провоцирует Баку проводить недружественную политику в отношении Ирана и бросать вызов геополитическому статус-кво, при котором иранские руководители привыкли считать свою страну важнейшей региональной державой.

Однако далеко не очевидно, что влияние Тель-Авива на Баку в период прошлогодней карабахской войны имело серьезные последствия для сокращения влияния Ирана на Южном Кавказе. Тегеран не повлиял на траекторию конфликта и не оказал значительного дипломатического влияния на переговоры о прекращении огня и мирное соглашение, но если иранцев оттеснили от этого, то это могли сделать Россия и Турция, а не Израиль. Тегеран был вынужден присоединиться к Анкаре и Москве в поддержке территориальных завоеваний Баку вопреки своей традиционной нейтральной позиции.

А вот в том, что касается процесса восстановления Нагорного Карабаха, Баку действительно не проявляет активности в сотрудничестве с Ираном, отдавая приоритет другим странам, с которыми были подписаны соглашения. Здесь можно назвать Россию, Великобританию, Италию, Францию, Нидерланды, Венгрию.

Среди мусульманских стран выбор сделан также не в пользу Ирана, в этих проектах наиболее значимо участвуют Турция и в меньшей степени Пакистан, возрастающая роль которого в Азербайджане не устраивает Тегеран.

В сентябре Баку провел совместные военные учения «Три брата – 2021» с Анкарой и Исламабадом с целью дальнейшего укрепления военных связей между тремя странами и активизации усилий по борьбе с терроризмом. В Тегеране напомнили, что подобные учения противоречат положениям Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, которая запрещает «присутствие в Каспийском море вооруженных сил, не принадлежащих Сторонам» (сторонами являются Азербайджан, Иран, Казахстан, Российская Федерация и Туркменистан). Как заявил 11 октября пресс-секретарь МИД ИРИ Саид Хатибзаде, Иран настаивает:  «То, что подписывается, является обязательным для подписавших с момента подписания соглашения». Правда, Иран до сих пор Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря не ратифицировал.

Что касается отношений между Тегераном и Баку, Хатибзаде высказал мнение, что «Иран имеет все компоненты стратегических отношений и всестороннего партнерства с Азербайджаном». Однако «в некоторых вопросах ожидания, которые мы возлагали на Азербайджан, не оправдались», добавил он. В частности, имелось в виду присутствие «сионистского режима в Азербайджанской Республике», что в Баку отрицается. В выступлении Хатибзаде не обошлось и без угроз. «Иран никогда ни с кем не шутил по поводу своей национальной безопасности, и все его соседи хорошо это знают», – заявил пресс-секретарь иранского МИД.

Ранее на пресс-конференции в Москве с Сергеем Лавровым министр иностранных дел Ирана Хоссейн Амир-Абдоллахиян забил тревогу по поводу присутствия Израиля на Кавказе: «Исламская Республика Иран глубоко обеспокоена присутствием Израиля на Кавказе», – заявил он, подчеркнув, что Тегеран «не допустит изменения карты в регионе».

Тегеран ожидает, что и Россия будет восприимчива к любым возможным изменениям границ на Кавказе.

Переброска иранских войск на ирано-азербайджанскую границу началась сразу после высказанных президентом Алиевым претензий в отношении приграничной армянской провинции Сюник. Баку намеревается взять под контроль магистраль, связывающую Иран с Арменией. Это позволит не только обеспечить прямую транспортную связь Баку с Нахичеванской автономией, но и перекрыть доступ Ирана в Армению. Для Тегерана это будет означать потерю стратегически важной сухопутной коммуникации, связывающей его с Европой. Этим и обусловлена жёсткая позиция Ирана в вопросе сохранения прежних границ.

У Армении по азербайджанскому проекту также категорически негативная позиция. Ереван апеллирует к тексту трехстороннего соглашения о прекращении огня, подписанного 10 ноября 2020 г. (Армения, Азербайджан, Россия), и заявляет, что в этом документе говорится о разблокировании коммуникаций в регионе, но не упоминается какой-либо коридор. Маршрут, который используется в настоящее время, это автомагистраль Горис – Капан – Мегри, которая на 21-километровом участке проходит по территории Азербайджана к северу от села Чакатен. Этот участок магистрали правительство Армении уступило после прошлогодней войны в Карабахе. Иран был возмущён недавним решением Азербайджана установить здесь контрольно-пропускной и таможенный пункты, увидев в этом намерение Баку получить контроль над дорогой, связывающей иранскую границу с Ереваном.

На фоне жёстких предупреждений Ирана в адрес Азербайджана министр иностранных дел Армении Арарат Мирзоян встретился со своим иранским коллегой дважды менее чем за две недели. Тегеран и Ереван договорились составить новую дорожную карту для продвижения «растущих» взаимоотношений на стратегическом уровне» и значительно расширить отношения в экономической и торговой сферах. Тегеран исключает любой вариант, который может подразумевать блокаду Армении и готов сотрудничать с Ереваном в открытии нового транспортного маршрута между странами исключительно по армянской территории.

Один из участков “объездной” дороги в Сюнике, характеризующейся чрезвычайно сложным рельефом

Так, Иран предложил финансовую и техническую поддержку планам Армении по обустройству 550-километрового дорожного коридора в обход азербайджанской территории. Этот проект поддерживается Азиатским банком развития; предусмотрено финансирование с общей суммой кредита в 500 млн. долларов. Маршрут пересекает Армению от южной границы с Ираном до её северной границы с Грузией, и на большей его части дорога находится в исправном состоянии. Предусматривается модернизация 88-километрового участка Аштарак – Гюмри, а также 18,4 километра дороги между Ереваном и Аштараком и модернизация пограничной и таможенной инфраструктуры. Заместитель министра транспорта Ирана уже побывал на рекогносцировке в Армении и уверен, что проект может быть завершен к концу 2022 г.

К этой трехсторонней войне транспортных коридоров проявляют интерес Китай и Индия. Пекин заинтересован в транзите из Персидского залива через Иран, Армению и Грузию к Чёрному морю в рамках проекта «Один пояс, один путь». Индия также поддерживает этот путь как способ увеличения своей торговли и реализации своих инвестиций в размере 630 млн. долларов в расширение иранского порта Чабахар в Оманском заливе. Проигрывают при этом Азербайджан и Турция, ирано-армянский транспортный коридор исключает их участие в масштабном транспортном проекте «Персидский залив – Чёрное море».

Казалось бы, суть спора понятна, но в иранском МИД продолжают говорить о том, что «Иран не потерпит присутствия израильского режима возле своих границ, даже если оно носит церемониальный характер».

Есть основания для такой тревоги по поводу израильского влияния?

Действительно, Азербайджан давно поддерживает тёплые отношения с Израилем, является одним из основных торговых партнеров Израиля, покупая системы вооружений и поставляя еврейскому государству львиную долю своей нефти. По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), закупки у Израиля составили 69% импорта оружия Азербайджаном в 2016-2020 гг. В период с 2014 по 2018 год Азербайджан был вторым по величине покупателем израильского оружия после Индии.

Власти Азербайджана подтвердили использование израильских боевых беспилотников в прошлогодней войне с Арменией. Есть утверждения и о том, что Армения запустила баллистические ракеты «Искандер» российского производства по столице Азербайджана Баку в последние дни боевых действий в ноябре 2020 г., но азербайджанские силы перехватили ракету с помощью системы ПВО «Барак-8», закупленной у Израиля. Израиль называют «удалённым бенефициаром конфликта».

Победа Азербайджана в войне активизировала оборонное сотрудничество между Баку и Тель-Авивом. Одним из примеров этого стало объявление в марте 2021 г. о создании нового совместного предприятия между израильской оборонной компанией Meteor Aerospace и азербайджанской Caspian Ship Building Company. В августовских сообщениях израильских СМИ утверждалось, что Баку и Тель-Авив ведут переговоры о заключении нового оборонного соглашения на 2 млрд долларов, которое повлечет за собой дополнительное приобретение оружия израильского производства. К тому же благодаря своей географической близости к Ирану Азербайджан является удобным союзником для сбора разведданных об иранских вооруженных силах и оборонной промышленности.

Понятно, что военно-техническое сотрудничество ближайшего соседа с Израилем не может оставаться без внимания Тегерана, но раскол, лежащий в основе продолжающейся ирано-азербайджанской напряженности, больше связан с проблемами спорных территорий и транспортных маршрутов.

Николай Бобкин, по материалам: Фонд стратегической культуры

Добавить комментарий