Турция «на разбеге» перед выборами: кто бросит вызов хозяину Ак-Сарая?

Президент Эрдоган и его оппоненты готовятся к бескомпромиссной схватке

Парламентские и президентские выборы в Турецкой Республике должны пройти ещё только в июне 2023 года, однако нешуточные страсти вокруг них кипят уже сейчас. «Обмен любезностями» между президентом Реджепом Эрдоганом и его оппонентами активизировался на фоне галопирующей инфляции и обостряющихся социально-экономических сложностей, негативно сказывающихся на рейтинге правящей «Партии Справедливости и Развития» и её лидера. Так, 14 октября, после увольнения им трех членов комитета Центрального Банка по денежно-кредитной политике, национальная валюта обвалилась до очередного, рекордно низкого по отношению к доллару уровня (9,19 к 1). Помимо нестабильного состояния лиры и высокой инфляции, негативно влияют на состояние дел в экономике недавние неблагоприятные климатические явления (пожары и наводнения), а также накрывшая страну очередная волна коронавируса.

Президент Турции с тележкой пытается контролировать цены. Фото: Reuters

Стремясь упредить неуспех на выборах, власти инициируют конституционные изменения, предполагающие снижение избирательного порога на выборах в Великое Национальное Собрание с 10 до 7 процентов. Предполагается, что увеличение количества партий ещё более обострит конкуренцию между ними, и сегодня являющуюся «ахиллесовой пятой» разношёрстного спектра противников правящего режима. Его «несущей конструкцией» можно считать «Альянс Нации» между «Народной Республиканской Партией» («кемалисты», остающиеся вне власти с 1999 года) и «Хорошей Партией» Мераль Акшенер, забирающей голоса у союзников Эрдогана из «Партии националистического движения» Девлета Бахчели. В одном из интервью Акшенер заявила, что, не претендуя на пост главы государства, она согласна на должность премьер-министра. Напомним, по результатам конституционной реформы 2017 года пост главы правительства был ликвидирован, и можно предположить, что, по крайней мере, некоторые лидеры оппозиции будет настаивать на возврате к прежней, парламентско-президентской форме правления.

Динамика поддержки правящей партии, сентябрь 2019 – октябрь 2021 гг.

По данным опроса социологического агентства MetroPoll, более половины граждан уверены в утрате правящей партией по главе с президентом лидирующей роли по результатам всеобщих выборов 2023 года (циркулируют слухи, что голосование может состояться и ранее). Противоположного мнения придерживаются более трети респондентов, и почти две трети сторонников «ПСР» не сомневаются в её успехе. Это свидетельствует о достаточно широких возможностях к массовой мобилизации, подкреплённых практикой предвыборных «подношений» и широким административным ресурсом. Вместе с тем, только 11,4 процента турок 1997-2005 годов рождения заявили, что будут голосовать за «ПСР», в то время как сторонников «НРП» оказалось среди молодёжи, если верить социологам, почти в три раза больше.

Уровень поддержки ведущих политиков по данным MetroPoll, сентябрь 2021 г. (поддерживаю / не поддерживаю / не определился / не в курсе или нет ответа)

Как упоминалось выше, основная слабость оппозиции кроется в её разобщённости и амбициях отдельных предводителей, чему активно способствует и правящий режим. Считается, шансы лидера «НРП» Кемаля Кылачдароглу в борьбе против Эрдогана невелики, не в последнюю очередь – по причине алевитского происхождения 72-летнего уроженца провинции Тунджели. Как отмечают некоторые наблюдатели, реалии таковы, что националистическое большинство Турции с гораздо большей вероятностью проголосовало бы скорее даже за курда-суннита, нежели за последователя «еретической алевитской секты».  Правда, в последнее время Кылачдароглу значительно усилил градус риторики, обвиняя действующего президента в стремлении удержать власть любой ценой и в целенаправленной работе на раскол общества.

Кемаль Кылычдароглу

По состоянию на текущий момент, наиболее реальными кандидатами на пост президента от «кемалистов» и их союзников можно следует считать мэров Стамбула Экрема Имамоглу и Анкары Мансура Яваша, имеющего репутацию жёсткого националиста. В пользу Имамоглу – успешная бизнес-карьера и происхождение: он суннит, уроженец Трабзона (напомним, действующий президент – выходец из «лазского» района Ризе, управлявший крупнейшей городской агломерацией в 1994-1998 гг.). Опираясь на широкую коалицию, в 2019 году Имамоглу одолел на муниципальных выборах ближайшего соратника Эрдогана, бывшего премьер-министра Бинали Йылдырыма, причём сделал это дважды – признавать итоги выборов в «ПСР» отказались, но повторное голосование сделало её поражение ещё более чувствительным.

Экрем Имамоглу

Несколько дней назад стамбульский градоначальник дал интервью изданию «Коммерсант», где позитивно высказался о перспективах взаимоотношений с Россией, которые, по его мнению, «не могут быть ограничены только президентами этих стран». Кроме того, Имамоглу рассказал о сложностях взаимодействия с главой государства и посетовал на волюнтаристский подход центральных властей в вопросе приёма и размещения беженцев из Сирии, решение повседневных вопросов которых переваливается на местные муниципалитеты. Речь идёт о весьма серьёзной и потенциально взрывоопасной проблеме, обусловленной «неоосманским» внешнеполитическим курсом действующего президента. Ранее формула Ахмета Давутоглу (одного из многочисленных бывших соратников президента, перешедших в стан его противников) «ноль проблем с соседями» видоизменилась в свою полную противоположность, а попытки навязать турецкий «умеренный» исламизм в качестве модели для арабских стран привели к частичной политико-дипломатической изоляции Анкары в регионе. Стремясь выправить ситуацию, турецкая дипломатия ведёт активные переговоры с Саудовской Аравией, Объединёнными Арабскими Эмиратами и Египтом, имеющие заметную торгово-экономическую и инвестиционную подоплёку. Одновременно Ак-Сарай продвигает свои интересы на африканском континенте южнее Сахары, о чём свидетельствует и недавний визит Эрдогана в Анголу, Нигерию и Того. Стремясь заполучить как можно больше союзников, турецкий лидер часто рассуждает о «мире больше пяти» и примеряет на себя тогу борца с глобальной несправедливостью, однако выглядит всё это не слишком убедительно.

Парламентские и президентские выборы в Турецкой Республике должны пройти ещё только в июне 2023 года, однако нешуточные страсти вокруг них кипят уже сейчас. Внешнеполитический «ревизионизм» Эрдогана может принести немало сюрпризов, непосредственно влияя на положение дел внутри страны. При всей важности парламентских выборов, при нынешней «унитарной» модели государственно-политического устройства Турецкой Республики решающее значение будет иметь схватка за президентское кресло.
Мераль Акшенер

Воинственный настрой во внешней политике сопровождается «закручиванием гаек» внутри страны, вплоть до актов индивидуального террора. Через пару недель после попытки нападения на М. Акшенер в северо-восточном городе Ризе, предполагаемый сторонник националистов напал на офис «прокурдской» Партии демократии народов («ПДН») в Измире, убив одного из активистов. Похожий инцидент, по счастью без человеческих жертв, имел место и в другом «оппозиционном» регионе – Мугла. Резкую реакцию властей спровоцировал совместный демарш послов десяти западных стран, потребовавших освобождения бизнесмена и филантропа Османа Кавала, отбывающего тюремный срок по ряду тяжких обвинений, включая финансирование протестов «Гези» в 2013 и причастность к попытке переворота в 2016 году, с которой явно не всё так просто. «Дело Кавала» стало очередным яблоком раздора между режимом Эрдогана с одной стороны, и трансграничными правозащитными и судебными инстанциями – с другой. К требованиям освободить Османа Кавала и томящегося с 2016 года в тюрьме лидера «ПДН» Селяхеддина Демирташа присоединился и Кылычдароглу, опасающийся за жизнь всех тех, кто рискует навлечь на себя гнев нынешнего хозяина Ак-Сарая. Ещё одним резонансным случаем является отказ от освобождения Айсе Оздоган, отбывающей вместе с мужем наказание по обвинению в членстве в «террористической организации Фетхуллаха Гюлена» и страдающей острой формой рака в последней степени.

Накапливаются и противоречия и с укрывающими Гюлена американцами, против которых Анкара периодически пытается использовать «русскую карту» (как и наоборот, чему ярким свидетельством – постоянные «антикрымские» эскапады турецких лидеров). Надо признать, имеющиеся «окна возможностей» располагающие многовековым опытом наследники «Блистательной Порты» пытаются распахнуть в своих интересах как можно шире, но делать это до бесконечности едва ли возможно. «Кто потерял Соединённые Штаты?»задаётся вопросом авторитетный журналист, автор нескольких книг Чингиз Чандар, утверждающий, что Турция «находится на грани потери своего ключевого союзника». По его мнению, «изящная» игра Эрдогана по натравливанию друг на друга Вашингтона и Москвы, мягко говоря, не привела к желаемым результатам – ни в Восточном Средиземноморье, ни в Сирии. Кроме того, предполагаемая сделка по приобретению Анкарой 40 новых истребителей F-16 должна получить одобрение в Конгрессе, что весьма маловероятно. Внешнеполитический «ревизионизм» Эрдогана может принести немало сюрпризов, непосредственно влияя на положение дел внутри страны. При всей важности парламентских выборов, при нынешней «унитарной» модели государственно-политического устройства Турецкой Республики решающее значение будет иметь схватка за президентское кресло. Согласно данным социологов, пока почти половина избирателей (46 процентов) готова поддержать «ПСР» либо выступающих в связке с ней националистов. Скорее всего, это максимум для действующего главы государства, слухи о неважном здоровье которого, похоже, не в состоянии развеять даже президентский офис по связям с общественностью, занимающий 27-этажное здание в Анкаре. При этом 22% имеющих право голоса избирателей не определились в предпочтениях, и теоретически у разношёрстной оппозиции имеется шанс завоевать симпатии колеблющихся граждан. Однако для того, чтобы не упустить свою главную цель, ей будет необходимо, отринув самодовольство соперничающих политиков и групп, действовать максимально адекватно и сообразно меняющейся обстановке.

Андрей Арешев, по материалам: Фонд стратегической культуры

Добавить комментарий