Нагорный Карабах: первая годовщина окончания боевых действий

9 ноября 2021 года исполнился год со дня подписания президентами России, Азербайджана и премьер-министром Армении Заявления о прекращении огня и всех военных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта. Данный шаг позволил положить конец кровопролитию и запустить процесс налаживания мирной жизни в регионе, отмечается в заявлении МИД России, приуроченном к годовщине прекращения активных военных действий в Закавказье. Баку и Ереван сохраняют приверженность дальнейшей реализации и неукоснительному соблюдению всех его положений. Развёрнутый в соответствии с Заявлением от 9 ноября 2020 года российский миротворческий контингент вносит существенный вклад в стабилизацию обстановки и обеспечение безопасности в регионе, что высоко ценится обеими сторонами. Российские военнослужащие доставляют в регион гуманитарную помощь, участвуют в восстановлении объектов гражданской инфраструктуры, проводят гуманитарное разминирование. 

В более широком контексте, Москва намерена и далее работать над разблокированием «всех экономических и транспортных связей на Южном Кавказе», выступает за «скорейший запуск основанных на балансе интересов конкретных проектов», что будет способствовать раскрытию экономического и транспортного потенциала региона. Снижению напряжённости на армяно-азербайджанской границе способствовало бы начало её скорейшей делимитации с последующей демаркацией. Упоминается в заявлении российского внешнеполитического ведомства и деятельность Минской группы ОБСЕ, а также международных организаций, вклад которых (добавим от себя) в усилия по постконфликтному восстановлению едва ли достаточен. Российская сторона также готова «содействовать диалогу между представителями общественности Азербайджанской Республики и Республики Армения… в целях формирования атмосферы доверия между азербайджанским и армянским народами».

О том, что путь к миру в регионе будет долгим и тернистым, в полной мере свидетельствует интрига вокруг вброшенной одним из пропашиняновских журналистов информации относительно намеченной на 9 ноября встречи лидеров трёх стран с целью подписания неких документов, включая соглашение о делимитации и демаркации границ. О том, что мероприятие готовилась (и готовится), можно было судить с достаточной степенью уверенности – в том числе и по сообщению Дмитрия Пескова 7 ноября о том, что общение Владимира Путина, Ильхама Алиева и Никола Пашиняна планируется в формате видеоконференции. На момент подготовки данного материала о встрече ничего не известно, а следовательно – разногласия сохраняются. В Баку обвиняют Ереван в стремлении затянуть открытие так называемого «Зангезурского коридора», начав в одностороннем порядке осуществлять таможенный и пограничный контроль на отошедшем де-факто Азербайджану ещё в декабре 2020 года участке автодороги между Горисом и Капаном в Сюникской области Армении. Это спровоцировало очередную волну протестов в Ереване и не вполне адекватные показания лидеров победившей «бархатной революции», упорно демонстрирующих тотальную некомпетентность во всём, вопросов удержания личной власти. Так, премьер-министр Пашинян вновь демонстративно использовал азербайджанские топонимы, а секретарь Совета Безопасности, видный «соросовец» Армен Григорян пообещал поставить таможенный пост и с армянской стороны, что повлекло закономерные вопросы о том, кого, собственно, он собрался там проверять. Указанной дорогой пользуются в основном армянские и иранские водители, которым теперь, дабы избежать дополнительных поборов и прочих проблем, придётся пользоваться альтернативной дорогой через Татевское ущелье, отличающееся сложным рельефом местности. Пытаясь хотя бы отчасти решить проблему, в Ереване объявили об открытии с января 2022 года авиасообщения с Капаном, взлётно-посадочная полоса которого находится в прямой видимости азербайджанских военных…

Можно не сомневаться, что следующим требованием Баку станет водворение пограничных и таможенных постов Азербайджана в «Лачинском коридоре», связывающем Армению с охраняемой российскими миротворцами «армянской» частью Нагорного Карабаха. К слову, несмотря на первоначальные обещания сделать это, мандат миротворческой миссии до сих пор не прописан. Несмотря на частичное возвращение беженцев и активные строительные работы для граждан, покинувших занятые азербайджанской армией районы (впрочем, не менее интенсивно они ведутся на противоположной стороне, где 26 октября при участии Алиева и Эрдогана был открыт Физулинский аэропорт), спокойной ситуацию назвать сложно. Так, по результатам осенних военных действий и последующей «ползучей» корректировки границ азербайджанцы получили и оперативно-тактическое, и стратегическое преимущество, чем они и пользуются в полной мере. Убийство снайпером 9 сентября тракториста под Мардакертом и расстрел месяц спустя четырёх рабочих степанакертского водоканала под «шушинской» скалой – лишь некоторые, наиболее резонансные инциденты, призванные запугать армянское население, усилить ощущение безысходности и перманентного страха, стимулировать миграционные настроения… По словам министра иностранных дел непризнанной Нагорно-Карабахской Республики Давида Бабаяна, убитый и раненые граждане прокладывали водопровод для миротворческих постов, когда к ним подошёл азербайджанский военнослужащий и внезапно открыл стрельбу. По случайному ли совпадению или нет, но аккурат в этот день, 8 ноября, в Шуше отмечали первую годовщину «победы» в компании Ильхама и Мехрибан Алиевых, а также министра обороны Турции, известного своим жёстким нравом Хулуси Акара…

В то время как в Азербайджане неизменно напоминают о временном характере пребывания в кране российских военных, заметно активизировавшиеся в Ереване русофобы-крикуны пытаются дискредитировать деятельность российских миротворцев с учётом своеобразия восприятия региональных процессов частью армянского общества. Одна из целей теракта у Шуши – именно ухудшение армяно-российских отношений, уверен Бабаян – после каждого подобного случая определённые группы в Армении используют это как повод для разжигания антироссийской пропаганды. При этом непонятно, почему те же силы и структуры никак не комментируют, к примеру, посещение послами западных стран в Баку занятых Азербайджаном территорий Нагорного Карабаха. Должно быть – не имеют отмашки из западных посольств.

И хотя сборища пресловутого «Национально-Демократического Полюса» набирают не более нескольких сотен человек, медийную и организационную поддержку, оказываемую им воспитанниками западных фондов из окружения Пашиняна, не стоит совсем уж сбрасывать со счетов. Думается, не так уж и не правы те армянские наблюдатели, которые полагают, что конечной целью организаторов «договорной» войны осенью 2020 года было «окончательное решение карабахского вопроса» с захватом столицы края Степанакерта (в Азербайджане этот город называют Ханкенди). Однако реализация подобного сценария, с учётом массированного вовлечения в конфликт Турции, сирийских наёмников, а также (через поставки Азербайджану высокоточного оружия) ближайшего союзника Америки Израиля, едва ли соответствовала бы долгосрочным целям России на Кавказе. В частности, экономическое значение вышеупомянутого «Зангезурского коридора» между «материковым» Азербайджаном, Нахичеванской Автономной Республикой и Турцией явно чрезмерно раздуто, а вот военно-стратегическое (особенно для Анкары) – не вызывает сомнений.

Развёртывание в Нагорном Карабахе по итогам военных действий 2020 года российской миротворческой миссии некоторые наблюдатели поспешили объявить победой Москвы. Вместе с тем, директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов справедливо, на наш взгляд, отмечает «условность российского миротворческого присутствия в Карабахе… фактически временный статус ещё остающейся в руках карабахских армян территории как протектората России, допускает его продление, но такое продление, если оно произойдет, не будет лёгким, тем более автоматическим. Вместе со своей союзницей Анкарой Баку уже пытается оказывать давление на Москву в пользу полного возврата региона под азербайджанский контроль». Таким образом, за четыре года до окончания первого пятилетнего срока пребывания российских миротворцев в Карабахе, перспективы за горизонтом 2025 года кроются в тумане неопределённости. Как часто бывает в истории и политической практике урегулирования региональных конфликтов, подобных карабахскому – на словах все выступают за мир, однако каждый понимает его по-своему. В этой непростой ситуации российской дипломатии (как гражданской, так и военной) по-прежнему предстоит решать нелёгкую каждодневную задачу поиска взаимоприемлемых балансов, в том числе – в кооперации с Турцией и Ираном, которые всё более настойчиво заявляют о своём участии в кавказских делах.

Андрей Арешев, по материалам: ИнфоШОС

Добавить комментарий