Беспорядки в Казахстане – «социалистическая революция» или «байские» разборки?

Фото: Казахстан после погромов, 9111.ru

Миротворческая миссия ОДКБ покинула Казахстана, в республике подсчитывают ущерб, выявляют зачинщиков и активных участников беспорядков. Но ещё не скоро закончится обсуждение и осмысление произошедших событий. И потому необходимо оценить информационную атаку, которую в связи с обращением президента Казахстана в ОДКБ предприняли различные деструктивные силы.

Ожидаемо возникло возмущение в либеральных прозападных кругах. Нам сулили «второй Афганистан», намекали на так называемый «тайный план Путина по восстановлению СССР», называли миротворцев «оккупантами» и вещали о «преступлениях против прав человека и демократии». Не стеснялись в выражениях телеграм-каналы соответствующей направленности. Это вполне логично – ведь усиление влияния России где бы то ни было Западом оценивается как абсолютное зло.

Столь же закономерно и возмущение идейных пантюркистов. Например, главный советник президента Турции Эрдогана Ихсан Шенер обвинил Россию, ни много ни мало, в «оккупации» Казахстана, назвал ввод сил ОДКБ провокацией против Организации тюркских государств, и даже заявил, что «государство, освободившееся от 30-летнего советского ига, обратившееся к своему богатству, культуре и ценностям, хотят снова поместить под этот тягостный, бессмысленный пресс». Здесь тоже всё ясно. Турция стремится распространить свое влияние на все тюркские государства, и конкуренты ей ни к чему.

Но почему-то к этому шумному протесту подключились и некоторые российские «левые». Так, 6 января, в разгар кровавого мятежа в Алматы, в центре Москве на пикет вышли несколько человек протестовать против ввода миротворцев в Казахстан с лозунгами «Движению рабочих Казахстана быть!» и даже «Рабочие Казахстана и России! Вместе возродим СССР!»

Пикетом дело не ограничилось. В Сети появились воззвания и обращения в поддержку «восставших рабочих».

Вечером того же дня, когда центр Алматы уже был разгромлен, а ещё в нескольких городах Казахстана сожжены и разграблены отдельные здания, в Сети появилось «совместное заявление социалистических организаций России» под лозунгом «За демократический и социалистический Казахстан! Остановить военную интервенцию и освободить задержанных!» Авторы воззвания требовали «прекратить военную интервенцию стран-участниц ОДКБ», призвав местных левых «участвовать в протестах и обороне Казахстана от военного вторжения». Про смехотворность инвектив о «военной интервенции» и неувязках с «восставшим народом Казахстана» мы уже писали.

С явным одобрением констатировалось, что «на данный момент протестующие формируют свои органы самоуправления, в некоторых городах взяты штурмом административные здания и офисы силовых структур». При этом авторы опуса забыли добавить, что здания не просто взяты штурмом, но, как правило, разграблены и/или сожжены. Что касается органов самоуправления, то о них мало что известно. В Жанаозене заявили о создании «курылтая аксакалов», но что он предпринял с точки зрения самоуправления – неясно. В Алматы органы самоуправления – если таковые и были – занимались разве что координацией бесчинств и грабежа.

По словам «социалистов», «авангардом протеста является рабочий класс, и мы убеждены, что только он сможет довести до конца демократические преобразования, без которых невозможна борьба за свободу, демократию и социализм». Но, во-первых, людям, называющим себя социалистами, стоило бы знать, что авангардом протеста не может стать рабочий или любой другой класс как таковой. Возглавить и направлять протест может только организованная группа (к примеру, в начале XX века в России таковой оказалась партия большевиков). Во-вторых, все мы можем воочию увидеть на сотнях фотографий и видеороликов реальный «авангард протеста», заполонивший с 5 января улицы Алматы. 6 января материалов было уже достаточно, чтобы понять: эти люди – то ли мутные личности из подворотни, то ли специально обученные боевики, но уж никак не рабочие.

Каким образом этот «авангард» осуществлял «демократические преобразования» и боролся «за свободу, демократию и социализм», всем известно: они громили и сжигали административные здания, пожарные машины и машины скорой помощи, грабили, терроризировали население. Едва ли этого не видели доморощенные якобы «левые». Но отчего-то они пишут нечто, не имеющее отношения к действительности? Или они понимают «социализм» именно так?..

«Только трудящиеся и все прогрессивные силы Казахстана смогут довести революцию до конца, не оглядываясь на убаюкивающие речи правительства и не отдавая судьбу протеста в руки «демократических» оппозиционных политиканов», – утверждается далее в заявлении. Однако трудящиеся в Жанаозене выдвинули свои требования – снизить необоснованно выросшие цены на сжиженный газ, заморозить тарифы ЖКХ, отправить в отставку правительство. Уже утром 5 января эти требования были по большей части удовлетворены и те, кто вышел из-за роста цен на газ, в основном разошлись. И на момент написания «левого» опуса протест проявлялся уже в совершенно других формах и явно находился в руках людей с совершенно другими целями. Что это за люди?

Во-первых, речь идёт о «профессиональных протестующих» с поддержкой из-за рубежа (такие как ДВК беглого проворовавшегося банкира Аблязова). Это «глобики», поразительно напоминающие наших отечественных навальнистов и своих братьев по разуму из самых разных стран и очень далекие от коммунистических идей.

Во-вторых, это некие неизвестные лица, направившие в Алматы толпы погромщиков и их руками устроившие там кровавый хаос. Только по официальным данным, в ходе беспорядков было убито 225 человек.

Конечно, в этой истории еще очень много неясного. Управлялись ли «глобики» и бандиты из единого центра, или же хозяева вторых перехватили поднятую первыми волну? Был ли столь резкий рост цен на газ намеренной провокацией? Кто в действительности стоял за разгромами и поджогами?

Если организаторы погромов остались за кулисами, то увидеть непосредственных исполнителей мы могли. Эксперты по ряду признаков указывают, что эти боевые ребята в удобной одежде – частично исламисты, частично члены преступных группировок. Сидящие в Москве доброжелатели, предлагающие «казахстанским левым» «вносить социалистическую повестку в программу восставшего народа Казахстана» представляют себе, что бы сделали эти молодчики с человеком, попытавшимся в разгар грабежа заговорить с ними о марксизме?

Очень показательно, что слова поддержки и призывы «строить свою независимую политическую организацию» адресуются «казахстанским левым» в целом: ни одно конкретное лицо или организация не упомянуты. Почему? Всё очень просто: левых организаций в Казахстане либо вовсе нет, либо они настолько мизерны, что в России о них ничего не известно. И, разумеется, возглавить какой-то общенациональный протест они просто не в состоянии.

Так зачем написано это заявление? Чтобы поддержать абстрактных «левых», участие которых в протестах не доказано? Или всё-таки чтобы в очередной раз обвинить Россию во «внешней агрессии»? Учитывая, что некоторые подписанты топили за майдан на Украине, а потом осуждали «аннексию» Крыма и «оккупацию» Донбасса, позволим себе предположить второе. И обратим внимание, как согласованно они выступили вместе с «либералами-западниками» и пантюркистами.

Ещё более оторванное от реалий заявление выпустила 7 января незарегистрированная «Объединенная Коммунистическая партия». Разумеется, в нем также осуждается «интервенция против восставшего народа Казахстана». Кроме этого «рабочему классу Республики» пожелали «проявить стойкость и выдержку в борьбе – с тем, чтобы разрешить кризис, назревший из-за преступных антинародных действий режима, в пользу людей труда, в интересах тех, чьими руками создаются все богатства». «Необходимо помнить, что корень решения всех социальных проблем – в восстановлении власти трудящихся, в возвращении заводов, фабрик, месторождений, земельных угодий в общественную собственность», продолжают авторы этого послания.

Призывы, что и говорить, красивые. Но задумаемся: действительно ли без силового подавления кризис в Казахстане мог хотя бы теоретически разрешиться в пользу «людей труда»?

Как показывает опыт множества переворотов и революций в человеческой истории, в случае широких народных волнений к власти приходит наиболее сильная и организованная группа из существующих на тот момент. Если ни одна из таковых групп не оказывается сильнее действующей власти – у неё есть все шансы устоять, а бунт – подавить, причём результат очень мало зависит от того, что именно стало спусковым крючком для начала волнений.

Так было и в Древнем Риме, и во Франции… В 1917 году именно так было в России: после свержения самодержавия буржуазные партии показали свою несостоятельность в управлении страной (достаточно вспомнить метания небезызвестного Керенского), и в конечном итоге власть перешла к сумевшим выдвинуть популярные лозунги большевикам. В случае со всевозможными «цветными переворотами» можно наблюдать аналогичную картину. Приведём несколько примеров.

Так, в Египте в 2011 году протесты против режима Хосни Мубарака начинались под либеральными лозунгами, звучало имя бывшего директора МАГАТЭ эль-Барадеи, но к власти на этой волне сперва пришли военные, которых сменили исламисты, провальному правлению которых положили конец опять-таки военные во главе с Абдель-Фаттахом ас-Сиси в 2013 году.

В Ливии, где всё также началось в 2011 году с требований демократизации, правительство Муаммара Каддафи сперва устояло. Но после «гуманитарных бомбардировок», устроенных западными «миротворцами» (кстати, сравните с действиями ОДКБ в Казахстане по конечному результату!), и последующего убийства лидера Джамахирии страна на долгие годы погрузилась в кровавую гражданскую войну. Сильного централизованного правительства, способного прекратить междоусобицы, в Ливии нет до сих пор, и для подавляющей части населения актуальна сейчас не «демократия», а элементарное выживание.

В Сирии с того же 2011 года бушует гражданская война. Опять же, начиналось всё с требования гражданских свобод, а вылилось в противостояние между центральной властью и поддержанными извне группировками радикальных исламистов. Какие-либо либерально-демократические движения никакой реальной силы в этой стране собою не представляют (не считать же такими парижских болтунов-эмигрантов?). И хотя правительственные войска смогли вернуть большую часть территории, о мире говорить пока явно рано.

На Украине майдан в 2014 году начинали под лозунгами «евроинтеграции» и демократизации. И некоторые «левые», в том числе российские, как мы упоминали выше, его достаточно активно поддержали. При этом основной ударной силой «революции гидности» оказались радикальные националисты-бандеровцы под «крышей» СБУ. В итоге к власти вместо одного олигархического клана пришел другой, договорившийся с теми самыми радикалами-националистами (нечто подобное мы видим и все последующие годы). В результате граждане получили сперва небывалый расцвет бандеровской пропаганды, затем – гражданскую войну с тысячами жертв и прогрессирующее обнищание. Олигархический передел собственности продолжается, с трудящимися делиться никто из них не торопится, а коммунистическая символика уже давно запрещена.

Все эти примеры и множество других подобных учат тому, что дестабилизацией в любой стране могут воспользоваться только достаточно многочисленные сплочённые группы – не важно, идеологические, религиозные, финансовые или криминальные. И любые неорганизованные народные массы, вышедшие на площади по призыву анонимных доброхотов в соцсетях или соответствующих телеграм-каналов, на самом деле действуют в интересах именно этих групп. Как мы упоминали выше, каких-либо эффективных организаций казахстанских трудящихся в реальности сегодня не существует, и никаких шансов захватить власть у них не было и нет. Так под чьи знамена их зовут?

Нельзя не упомянуть и еще один очень важный момент. То, что происходило в Казахстане, не похоже даже на большинство переворотов. Не будем сейчас касаться «дворцовых переворотов». Рассмотрим ситуацию, когда смена власти происходит в результате массовых выступлений. Коль скоро мы обсуждаем воззвания «левых», логично будет сравнить казахстанские события с Великой Октябрьской Социалистической революцией (или Октябрьским переворотом, как его именовали в первые годы сами же победители).

Первое. Любой, кто намерен действительно править страной, больше всего стремится захватить власть быстро и малой кровью, максимально сохранив в целости имущество и инфраструктуру. В Казахстане (как и в государствах, ставших жертвами так называемой «арабской весны» – Прим. ред.) же все захваченные объекты были разгромлены, разграблены и часто сожжены. Не только в Алматы, но и во многих других городах, жители оказались практически на осадном положении. Что парадоксально (или как раз нет?) – в столице Нур-Султане никаких заметных попыток захватить правительственные здания не было.

Второе. Любой лидер, замысливший переворот с опорой на народную поддержку, должен явно заявить о себе, обратиться с воззваниями, призвать народ к борьбе, пообещать как-то улучшить жизнь людей и т.д. Именно так поступил 25 октября Ленин, выпустивший сразу же после захвата основных стратегических объектов воззвание «К гражданам России» с кратким изложением своей программы. В случае Казахстана нечто подобное пытался изобразить, сидя за границей, вышеупомянутый беглый олигарх Аблязов, но сделал это до того двусмысленно и невнятно, что всерьёз воспринимать его попытки невозможно. Больше никаких «народных вождей» не объявлялось.

Третье. Группы, берущие власть в свои руки, стремятся захватить СМИ, чтобы через них снова и снова обращаться к народу. Большевики, если закрывали редакции враждебно настроенных к новой власти газет, старались сохранять и использовать их типографии, а не жечь и громить. В Алматы мы видим обратное – редакции телеканалов просто разгромили, даже не попытавшись использовать.

О чем всё это свидетельствует? Вовсе не о «стихийности» протестов, как пытаются нас уверить «демократические» СМИ и прочие «поборники свободы». Напротив, очень многое говорит о достаточно высоком уровне организации процесса. И почти одновременный захват и поджог акиматов в разных городах. И то, как «протестующие» одновременно вошли в Алматы (буквально за пару часов). И захват аэропорта «южной столицы», расположенного очень далеко от центра, и заблаговременное снятие охраны с этого стратегического объекта. И отсутствие значимого сопротивления силовиков на волне нарастающего хаоса…

Организовать всё это анонимно не проще, а сложнее, чем явно и открыто. Почему же организаторы не открыли ни своих лиц, ни своих истинных целей? И какими могут быть эти цели? Поскольку точно эти цели пока неизвестны, выскажем несколько предположений.

Произошедшее очень похоже на «войну кланов», на попытку таким перераспределить собственность и власть, хоть это и противоречит заявлению экс-президента Назарбаева от 18 января. Какой-то свет на ситуацию проливают последующие кадровые перестановки.

Нельзя исключать и возможность иностранного влияния. Казахстанские события начались аккурат перед переговорами Россия – НАТО, и если бы к моменту их начала ситуация не была бы в целом урегулирована – позиции Москвы оказались бы гораздо слабее. У большинства казахстанских богачей имеются счета и собственность за границей, так что при желании подтолкнуть их оттуда в нужный момент к определенным действиям вполне реально.

Также вероятным сценарием в случае нарастания хаоса мог быть захват власти исламистами – если не над всей страной, то над ее частью, то есть некий «сирийский» (а может быть, даже «сомалийский»?) вариант…

Во всяком случае, одно можно сказать совершенно определённо. То, что нам пытаются представить как стихийный народный протест, как чуть ли не «пролетарскую революцию», представляет собой на деле часть какой-то мутной и грязной игры. И игра эта ведется вовсе не в интересах многонационального народа Казахстана.

Так что же, простым гражданам нужно терпеть любой произвол и вообще нельзя протестовать? Вовсе нет. Но любая деятельность, в том числе протестная, не может не носить осмысленного характера. Когда граждане организованно выходят на улицы с чётко обозначенными целями и добиваются реальных позитивных изменений – это можно только приветствовать. Но бросаясь, очертя голову, в сомнительные авантюры, доверяя анонимным призывам, выходя на улицы под непонятными лозунгами люди вредят, прежде всего, самим себе. И поддерживать такие действия, искажая реальную картину и выдавая желаемое за действительное – нечестно и безнравственно.

Ольга Самченко, Наталья Кузнецова

Читайте также:

Добавить комментарий