PsyOps и события на Украине

Методологический каркас американо-украинской пропаганды

О приёмах и методах украинской пропаганды мне рассказал полковник в отставке житель Петербурга Борис Подопригора, который в 1996-98 гг. служил офицером по общественным связям (Public Affairs Officer) в американской зоне международной миротворческой операции в Боснии (СФОР).

Российские миротворцы (бригада ВДВ) присоединились к СФОР после того, как Москва стала одним из гарантов выполнения Дейтонских мирных соглашений 1995 г. Подопригору и его коллег из 24 иностранных контингентов СФОР пригласили в главный штаб миротворцев в Сараево на инструктаж «Что такое информационная работа». Выступали американские офицеры, специалисты по PsyOps – психологической борьбе. Общими формулами этой работы являются: РОРАТ (Planning, Ops, Public, Analysis, Tech. support), «Не встречно реагировать, а планировать» (Not re-reacting, but planning), «От лидерства к управлению» (From Lead to Direct).

При этом InfoOps = PsyOpsинформационные и психологические операции тождественны. Особо запомнился Подопригоре тезис американцев о том, что «разработка мероприятий психборьбы должна осуществляться на основе национальной задачи (national issue) и «должна предшествовать боевому планированию, а не дополнять его».

Интерпретация любого факта должна опираться на национальную задачу». Отсюда четыре принципа (big4):

1. «Реальность не имеет отношения к поставленной задаче». Сама постановка задачи есть «исправление не устраивающей действительности». Необходимо убедить стороны в том, что «обновляемая реальность выгодна всем», а кто с этим не согласен, «несёт угрозу миру» и должен быть обезоружен. И главное: «у противника не может быть никаких успехов, может быть только отсроченное поражение»;

2. Обращение к объекту влияния и расшифровка обращения должны быть одинаковыми для «своих и чужих». «Чужим» «не положено» чувствовать себя «жертвами пропаганды». Проблема состоит в создании «общей ауры понимания» – cross-understanding;

3. Полный запрет (total banning) альтернативных интерпретаций и контрпропаганды. «Их» источник подлежит заблаговременному «разоблачению и жёсткой дискредитации, невзирая на приводимые им внешние соответствия (external coherence)»;

4. «Внешние правила» (technical essentials). Объекту влияния «адресовать побуждающий толчок лучше в сенсационной подаче», а не в виде информации к размышлению. «Сначала придумывай поводы (сreate events first». Отдельная задача – превзойти противника по числу ярких поводов. «Отсутствие повода, тем более банальность обессмысливают любые побуждения».

В рамках «внешних правил» необходимо:

во-первых, вооружить объект влияния «активной мотивацией», обеспечить его такой информацией, которая важна для него и его окружения. В том числе с подспудной «подсказкой»: «…то, что ты узнал сегодня, другим известно уже давно»;

во-вторых, пропаганду следует базировать на «общих тревогах, верованиях и общекультурной морали». Объект влияния не должен чувствовать себя униженным. А стоящие за ним силы не должны быть преувеличены («с монстром трудно справиться»);

в-третьих, каждое утверждение должно быть неоднократно дублировано: 3 pieces (of news) are better than a good one. Требуется максимально разнообразить источники этих утверждений. Это ещё раз убедит объект влияния в том, что «так думают все». Необходим баланс между сиюминутной убедительностью и перспективой наращивания усилий. Органичным должен быть переход от «говорят не начальники, а такие же люди, как вы» до «завтра мы убедим вас больше, чем сегодня»…

Таков методологический каркас, на котором американцы строят свою пропаганду. И при внимательном взгляде на события видно, что украинские власти детально исполняют американские инструкции по психборьбе (PsyOps). Например, идут постоянные вбросы сенсационных (вымышленных) пропагандистских поводов: «Резня в Буче», «Русская ракета в Краматорске», «Русские украли украинское зерно», «Москва несет чудовищные потери»… Все в точном соответствии с принципом PsyOps: «Реальность не имеет никакого отношения к поставленной задаче».

Украинские офицеры и американские инструкторы

Украинские офицеры и американские инструкторы

Здесь вспоминается геббельсовское, говорит Подопригора. Пропаганды должно быть много, очень много. Её нужно вываливать в массы непрерывно, днём и ночью, всюду одновременно. Любые послания должны быть предельно просты. Чем больше людей примут что-либо, тем проще будет справиться с остальными: даже самое продвинутое меньшинство вынужденно последует за большинством. Необходимо однообразие ясных, кратких, хлёстких посланий. Пропаганда не должна позволять сомневаться, колебаться, рассматривать различные варианты и возможности. У людей не должно быть выбора, он уже сделан за них, им следует лишь принять информацию, чтобы потом воспринимать навязанные идеи как собственные. Воздействовать в основном на чувства и лишь в самой малой степени апеллировать к мозгу. Пропаганда не наука, она помогает вывести на эмоции многомиллионную массу. Наконец, если людей подводить к той или иной мысли постепенно, результата не будет. Информация должна огорошивать, только шокирующие послания передаются из уст в уста, остальное проходит незамеченными.

Борис Подопригора считает, что с нашей стороны в ходе СВО требуется конкретизация понятия «оружие правды». Оно не должно быть чрезмерно историчным и искусственно пафосным, необходима жёсткая инструментальность. Первостепенного внимания заслуживает работа с населением на контролируемых нами территориях. Во всяком случае, административные органы на этих территориях должны учитывать информационно-психологическую сторону дела, даже занимаясь текучкой. И голос лояльных России украинцев должен звучать отчётливее, чем сейчас.

Очень актуальна работа с украинскими беженцами. Их в России более 1 миллиона. Большинство находится в непрерывном контакте с родственниками, часто через «посредников» в Европе, где сейчас более 5.5 миллиона граждан Украины.

«Может, и вправду регламентация PsyOps может быть нам полезна? По крайней мере, в части создания “общей ауры понимания”», – говорит Борис Подопригора.

Владимир Малышев, по материалам: Фонд стратегической культуры

Добавить комментарий