Каким будет Казахстан после референдума?

Фото: NewTimes.kz

Деолигархизация республики по-прежнему остаётся недостижимой мечтой

В Казахстане прошёл общенациональный референдум по поправкам в Конституцию республики. 7 июня ЦИК РК 7 признал голосование состоявшимся, явка избирателей составила 68,05% (около 8 млн. человек из 11,7 млн имевших право голоса). Поправки поддержали 77,18% (6,15 млн), против – 18,66% (1,5 млн). Наиболее высокая явка – в Туркестанской области – 80%, в Алма-Ате – менее 33 %, за поправки в бывшей столице проголосовало 65% из пришедших – самый низкий результат по стране.

Все международные наблюдатели признали итоги референдума. Миссия же БДИПЧ/ОБСЕ узрела-таки ряд «недочётов» в проведении голосования, но в заявлении официального представителя ЕС в Казахстане, несмотря на это, сообщается, что «Евросоюз принимает к сведению итоги проведённого референдума и считает, что народ Казахстана поддержал важные конституционные поправки, направленные на укрепление демократии в стране».

Всего на голосование было выставлено 55 поправок в 33 статьи Конституции.

Как представляется, наиболее важными были те, которые юридически разрушают «назарбаевскую» вертикаль власти. Первый президент Казахстана, который ранее уже лишился должности председателя Совета безопасности, по итогам референдума будет лишён еще и особого статуса и большинства привилегий, которыми наделила его прежняя Конституция, в том числе – и титула «Елбасы» («Лидер нации»).

Теоретически, появление в будущем в Казахстане второго елбасы, вслух говоря, диктатора отныне менее вероятно. Теперь один политик не сможет быть президентом более двух сроков подряд, его родственники не могут занимать должности «политических госслужащих и руководителей субъектов квазигосударственного сектора». Кроме того, действующий президент не имеет права состоять в какой-либо политической партии.

Восстановлен Конституционный суд, который в свое время был серьёзным препятствием начинавшему подгребать под себя властные полномочия и структуры Нурсултану Назарбаеву. Ликвидирован Конституционный суд – хоть плачь, хоть смейся – был также на референдуме, что и дало возможность Елбасы утверждать, хоть и не так громко, как Людовик XIV – «Государство – это я!»

Чисто теоретически восстановление Конституционного суда даёт возможность для устранения нарушений основополагающих прав граждан республики. Например, закон о языках в республике уже много лет противоречит Конституции, но власти этого, как говорится, в упор не видят. Мало прописать в Основном законе страны правильные нормы – нужно ещё и создать институт их имплементации, чего в Казахстане пока не наблюдается и вряд ли будет реализовано в будущем.

Об\о всём этом в своём обращении к нации по итогам референдума заявил Касым-Жомарт Токаев, отметив, что «необходимо внедрить механизм оперативного реагирования на его [Конституционного суда] постановления, чтобы граждане ощутили пользу от деятельности данного очень важного института».

Возьмем на себя смелость утверждать, что второму президенту Казахстана будет крайне сложно такой механизм внедрить, о чём мы скажем ниже. «Изменения в Судебном совете, механизмах перераспределения полномочий от президента к парламенту, процедуре избрания акимов областей и городов республиканского значения, системе парламентских выборов – на бумаге всё это рисует несомненно позитивные изменения, однако, как в реальности они повлияют на становление Нового Казахстана, пока ответить невозможно»,отмечает политолог Илья Намовир.

Поправка к 3-му пункту 6-й статьи Конституции имеет важное значение для формализации отношений собственности в стране, причём собственности самой важной – на землю, её недра и прочие природные ресурсы.

«Назабаевская» Конституция постулировала, что землей и природными богатствами владеет государство. Токаевская провозгласила хозяином земли казахстанской народ.

Между тем, «дьявол», как известно кроется в деталях!

В Конституции «по-токаевски» «от имени народа право собственности на всё вышеперечисленное осуществляет государство».

Здесь, как говорится, «что в лоб, что по лбу». Это тот случай, когда маленькая «деталь» рождает большое недоверие в отношении перспектив деолигархизации Казахстана, а также намерений президента Токаева (о которых он заявлял публично) «пересмотреть законодательство, которое способствовало концентрации экономических ресурсов страны в руках узкой группы лиц и предоставило им излишние преференции».

Еще большие сомнения в успешной деолигархизации республики вселяет то обстоятельство факт, что вдохновлять и окормлять ее, похоже, будет выступать Народная партия Казахстана (бывшая коммунистическая), председателем которой недавно был избран Ермухамет Ертысбаев, широко известный как «назарбаевский соловей». Теперь же он провозглашает, что «ключевой задачей, стоящей перед казахстанцами после референдума, является законодательная и практическая реализация принятой нормы Конституции. По его словам, «в текущем и следующем годах планируется выставить на приватизацию порядка 40 предприятий фонда «Самрук-Қазына», включая «КазМунайГаз», Air Astana, QazaqGaz и др. В текущих условиях они будут проданы по дешевой цене, что принесет народу лишь убытки. Народные активы не должны снова уйти олигархам. Кроме того, до конца года нужно вернуть в страну незаконно вывезенные за рубеж финансовые средства, которые также должны стать собственностью народа. Это порядка 140 млрд долларов США».

Продолжим эту мысль с опорой на вышеупомянутую конституционную норму: «народа» имени которого фондом будет управлять государство, представлять которое, как нетрудно догадаться, будут группы лиц, близких к Ертысбаеву, либо же – он лично. Если этот негативный прогноз сбудется, то может оказаться, что уход Елбасы от власти оказался не более чем мифом. И это будет не первый и не последний случай в истории. Ведь кто владеет природными богатствами страны, то владеет и страной. Не так ли?

Кстати, кто персонально будет стоять за кулисами внешнего управления природными богатствами Казахстана – не столь уж и важно. Имеет значение лишь то, что механизм владения важнейшей собственностью республики пока не прописан, и определять его будут под чутким руководством того самого «назарбаевского соловья». И даже если он в корне «перековался» и заливает нынче трели в пользу нового президента («мы довольны результатами референдума и считаем это проявлением абсолютного доверия народа к проводимой политике Главы государства») – принципиально сути дела это не меняет.

Е. Ертысбаев. Фото: tengrinews.kz

Господин Ертысбаев уже анонсировал публичную разработку Народной партией закона о реализации новой конституционной нормы, что, по его мнению, позволит каждому казахстанцу получать доходы от «народно-государственной» собственности, то есть дивиденды от государственных компаний. Ключевым же в данном случае является пояснение Ертысбаева, что новый закон «должен предусмотреть механизм пересмотра итогов несправедливой приватизации и возврат активов из рук олигархов в общенародную собственность».

Вспомним, что точно так же тридцать лет назад агитировал граждан Российской Федерации поддержать либеральную приватизацию Анатолий Чубайс, обещая высокие дивиденды каждому, кто приобретёт заветный ваучер и вложит его туда, куда нужно. Чем это кончилось, хорошо известно.

Кадры решают если не всё, то очень многое. Доподлинно известно, что значение имеет не формально прописанный закон, а персоналии тех, кто отвечает за его реализацию. А если и за эту задачу отвечают те же самые «тени из прошлого», которых иначе как перевертышами не назовёшь, то можно утверждать, что провозглашённая главой государства деолигархизация Казахстана имеет настолько малые шансы на реализацию, что ими можно запросто пренебречь.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

Добавить комментарий