Состоялось ли гражданское общество в Казахстане?

Фото: mail.kz

Первое полугодие 2022 года прошло под знаком бурных процессов в политической жизни Казахстана, начиная от январских событий и заканчивая проведением республиканского референдума по внесению поправок в Конституцию РК. В этих условиях открываются новые перспективы дальнейшего развития гражданского общества, чье текущее состояние трудно оценить однозначно. 

С одной стороны, к настоящему времени в стране сформировался гражданский негосударственный сектор, в который входят политические партии, неправительственные организации (НПО), профессиональные союзы, этнокультурные и религиозные объединения, независимые СМИ и т.д. Он представляет собой совокупность достаточно активных общественных организаций, отражающих интересы различных социальных слоев и групп. На официальном уровне взаимодействие между государством и институтами гражданского общества признано одним из ключевых направлений официальной политики.

С другой стороны, есть ряд критических моментов, которые позволяют задать вопрос, вынесенный в заголовок настоящей статьи. При этом среди широкой общественности Казахстана однозначного ответа не него нет. Одни ее представители считают, что гражданское общество в стране существует; другие – процесс его формирования еще не завершен; третьи – оно есть, но ему не дают должным образом проявлять себя, в частности, из-за бюрократизации госаппарата и несовершенства действующего законодательства.

Такой спектр мнений относительно данного вопроса неудивителен. Тем более, что в современных социально-политических науках само понятие «гражданское общество» не имеет четкого определения и критериев своего измерения. В частности, есть мнение, что речь идет о высоком уровне развития общества, где главным действующим лицом и субъектом всех отношений и процессов выступает человек со всей системой его прав, потребностей, интересов и ценностей.

В таком случае максимальная ответственность за состояние и развитие рассматриваемого явления ложится на самих граждан того или иного государства. Однако в Казахстане наблюдается преобладание среди населения настроений инертности и патернализма. Первые сдерживают активное участие граждан в общественной жизни на разных уровнях, начиная с совместного решения различных вопросов на территории своего проживания и заканчивая вовлечением в процесс управления страной. Вторые ставят людей в зависимость от государства и его органов практически по всем вопросам их жизнедеятельности, ограничивая их самостоятельность.  

Рассматриваемую тенденцию подтверждают, например, результаты социологического исследования, которые легли в основу национального доклада «Молодежь Казахстана-2021». В иерархии ценностей молодых казахстанцев «Помощь людям» и «Общественное признание, репутация» занимают 13-ю (3,3%) и 16-ю (1,4%) позиции соответственно. Налицо преобладание личных и семейных интересов представителей молодежи над общественными. В свою очередь, это влияет на низкий уровень их участия в общественно-политических процессах. Так, молодые граждане в своем большинстве не участвуют в работе молодежных организаций (83,8%) и волонтерской деятельности (52,9%). Хотя речь идет о наиболее энергичной части населения республики.  

Гражданское общество также определяется, как совокупность политических, экономических, культурных, этнических, религиозных и иных отношений, реализуемых на основе самоорганизации и саморегулировании и без непосредственного контроля государства. Однако в силу объективных факторов приходится признать большую роль государства в разных сферах жизнедеятельности общества. Особенно это проявилось с начала распространения коронавирусной инфекции COVID-19, поскольку именно государство располагает необходимыми ресурсами для противодействия этому процессу и оказания необходимой помощи различным слоям населения и субъектам частного предпринимательства.

Что же касается самоорганизации и саморегулирования, то более-менее они работают в сельских населенных пунктах страны. Во многом этому способствуют преобладающие в сельской местности коллективистские начала в сознании и поведении людей и довольно тесные социальные связи местных жителей. Показательной в этом плане является деятельность различных общественных институтов типа сходов и собраний местных сообществ, советов старейшин и т.д.

В городах же, жители которых численно превосходят сельчан (более 11 млн. / более 7 млн. человек), наблюдаются высокий уровень атомизации населения и преобладание индивидуалистской ментальности. Данные факторы, в частности, влияют на слабые темпы проводимых с начала 2020 года преобразований в сфере жилищных отношений. Речь идет о создании жильцами многоквартирных домов новых форм управления в виде объединений собственников имущества (ОСИ) или простых товариществ (ПТ) вместо кооперативов собственников квартир (КСК). К примеру, в Алматы по состоянию на апрель т.г. таковые были созданы в 3908 из 8879 домов.

Наконец, гражданское общество рассматривается как совокупность общественных организаций и ассоциаций, представляющих и реализующих, как правило, неполитические интересы различных слоев и групп общества и действующих автономно от государства. Такой подход присущ практически всем постсоветским странам, где базовым элементом структуры гражданского общества и наиболее активной частью его институтов выступают НПО. Они представляют собой некоммерческие структуры, не ограниченные профессиональной спецификой и не стремящиеся к государственной власти. Как правило, к этой категории не относят политические партии, общественно-политические движения, профсоюзы и этнокультурные организации.

Казахстанские НПО выполняют достаточно широкие социально значимые функции, а деятельность большинства из них имеет максимально конкретную тематическую и адресную (относительно определенной целевой аудитории) направленность. В связи с этим своей работой они охватывают практически все общественно значимые сферы, внося серьезный вклад в решение различных актуальных проблем и вопросов развития казахстанского общества.

Вместе с тем неверно сводить гражданское общество только к сфере деятельности НПО. К тому же налицо расхождение количества последних с качественными показателями их деятельности. Показательно в связи с этим отражение в Базе данных НПО 22240 зарегистрированных организаций, с одной стороны, и 5856 из них, предоставивших ежегодные отчеты о своей деятельности в 2021 году, с другой стороны. В любом случае они в своем большинстве не являются объектами занятости и обращения граждан.

Судя по всему, гражданское общество охватывает все формы и виды активности и коммуникаций граждан и их объединений, не связанные непосредственно с государственной и коммерческой деятельностью. В том числе всевозможные неформальные объединения и временные гражданские инициативы. Усиление роли институтов гражданского общества в развитии своих стран уже давно является общемировой тенденцией. Преимущественно это отражают, во-первых, увеличение уровня самостоятельности и влиятельности данных институтов. Во-вторых, определенное сужение функциональной сферы современного государства за счет как передачи им некоторых своих функций неправительственному сектору, так и «перехвата» последним части элементов компетенции государства.

В Казахстане, как и в других постсоветских республиках, данная тенденция стала проявляться хотя и позднее, чем в ряде других стран мира, но достаточно активно. Важную роль в этом процессе играет государство, создавая и расширяя необходимые политические, правовые и иные условия. Соответствующие меры отражены в Концепции развития гражданского общества в Республике Казахстан, утвержденной Указом Президента РК 27 августа 2020 года. Она ориентирована на создание благоприятных условий для развития гражданского общества и его институтов, поддержку и развитие гражданской активности, повышение уровня участия граждан и общественных организаций в процессе принятия решений и управлении государственными делами.

Реализация данного документа будет проходить в течение 2020-2030 гг. в два этапа. Ожидается, что финальными итогами станут увеличение количества граждан, участвующих в работе институтов гражданского общества и в волонтерской деятельности, активно действующих НПО и других общественных структур, государственных функций, переданных в гражданский сектор, увеличение вклада соответствующих институтов в социально-экономическое развитие страны и т.д. Кроме того, разработан и проходит обсуждение проект закона «Об общественном контроле в Республике Казахстан». Также запланировано создание института онлайн-петиций для инициирования гражданами реформ и предложений.

В то же время при всех намерениях и действиях государства и его уполномоченных органов уровень развитости гражданского общества и активности его институтов во многом определяется фактором горизонтальных связей между населением, общественными организациями и бизнес-сообществом. В настоящее время развитию этих связей могут, в частности, способствовать социальные сети, чье количество и коммуникационный потенциал в последнее время заметно расширились. Основой же горизонтальных связей призваны выступать общие ценности, интересы и цели их участников.

Однако многосоставной характер казахстанского общества, обусловленный социальными, экономическими, демографическими, этническими, языковыми и религиозными факторами, с одной стороны, делает его уникальным в социокультурном отношении образованием. С другой стороны, в его рамках наблюдаются не только сосуществование и взаимообогащение, но и определенное противоречие и столкновение различных ценностей и их носителей. В частности, это касается поколенческого разрыва, а также разрыва между городским и сельским населением страны. Кроме того, у определенного количества казахстанцев прослеживается преобладание социальной, этнической или конфессиональной идентификации над гражданской. Как следствие, в своей жизнедеятельности эти люди руководствуются преимущественно узкогрупповыми, но не общегражданскими мотивами.

В стране также отсутствует практика полноценного сотрудничества и взаимной поддержки между институтами гражданского общества и бизнес-сообщества. Со стороны большинства казахстанских субъектов предпринимательства не прослеживается заинтересованности относительно внесения своего вклада в развитие неправительственного сектора и осуществления с его представителями каких-либо совместных проектов. Действующие же ассоциации предпринимателей хотя и являются по форме НПО, но ориентированы преимущественно на реализацию интересов своих участников и слабо выполняют функции связующего звена между бизнесом и гражданским обществом.

Вместе с тем позитивной тенденцией последнего времени является рост волонтерства, направленного на оказание всевозможной поддержки представителям социально уязвимых слоев населения и отдельных граждан, оказавшихся в чрезвычайно трудных жизненных ситуациях. Особенно это проявилось в Казахстане в пик пандемии COVID-19. Волонтеры проводили разъяснительную работу с населением, оказывали помощь медикам по уходу за больными, доставляли продукты питания и лекарств пенсионерам и инвалидам и т.д. По данным Министерства информации и общественного развития РК, в 2020 году количество членов волонтерских организаций увеличилось втрое, составив более 180 тыс. человек, а количество волонтерских проектов – до 1,5 тыс. Следует ожидать, что волонтерское движение будет развиваться поступательно, положительно влияя на активность граждан и горизонтальные связи в обществе.

С учетом всего этого можно сказать однозначно, что в Казахстане гражданское общество есть. Однако его развитие пока остается делом сравнительно небольшого, в общем составе населения страны, количества энтузиастов. Поэтому наблюдается медленное протекание этого процесса и сравнительно низкий уровень влияния институтов гражданского общества в общественной жизни Казахстана. Одних механизмов повышения гражданской активности и вовлечения представителей общественности в обсуждение наиболее актуальных задач и вопросов на разных уровнях недостаточно. Важно желание как можно большего количества людей воспользоваться ими и, причем, в общих интересах.

Андрей Чеботарёв, по материалам: Turanpress.kz

Добавить комментарий