«Талибан»* vs ИГИЛ*: «Хищник» против «Чужого»

Уже более сорока лет Афганистан ассоциируется с войной. Вначале вызванной революционными боевыми действиями 1970-х, потом – вводом на территорию ДРА советских войск. Затем, после их вывода, были «разборки» между политическими группировками, завершившиеся приходом к власти движения «Талибан»* и вводом в страну уже американского военного контингента.

Боевые действия продолжались и те двадцать лет, пока США и их союзники оккупировали страну, воюя с талибами. В конце концов, год назад и американцы вывели свои войска, но война так и не закончилась: вывести-то они вывели, но успели заложить бомбу замедленного действия в виде боевиков ИГИЛ*, которым помогли перебраться в Афганистан из Ирака и Сирии. И теперь противостояние талибов разворачивается не только с мятежными провинциями, не признавшими их власть, но и с ИГИЛ – этой международной террористической исламистской организацией.

Сходства и различия

Для людей, далёких от понимания тонкостей в течениях ислама, сложно понять, в чём разница между игиловцами и талибами. И те и другие – радикально настроенные мусульмане, избравшие правовой моделью устройства общества государство, в котором действуют законы шариата. И те и другие, мягко говоря, не приветствуют представителей иных религий. И те и другие не брезгуют откровенно террористическими методами установления и поддержания собственной власти. А в России и ряде других стран как «Талибан», так и «Исламское государство» официально запрещены как террористические организации.

Разница между ними тем не менее очень существенная. Во-первых, ваххабизм, которого придерживаются боевики ИГИЛ, является одним из наиболее радикальных течений ислама, предполагающих не просто ущемление прав «иноверцев», но и их физическое уничтожение. Даже единоверцы, не разделяющие воззрений ваххабитов, подлежат «перековке». По аналогии с политической терминологией, это – нацизм, но религиозный. Талибы тоже не ангелы, но их религиозные убеждения куда более умеренные. По крайней мере, они не настаивают на уничтожении тех, кто поклоняется другим богам и пророкам.

Единственным средством установления своей власти игиловцы избрали джихад. То есть священную войну против всех «неверных» за торжество их религии. При этом полностью отвергается установка на то, что само понятие джихада изначально трактовалось как война в первую очередь с собственными сомнениями, духовная война с самим с собой, путь к собственному духовному самосовершенствованию. Как показывают шаги хотя бы последнего года, «Талибан» не чужд налаживанию мирного сосуществования не только с исламскими странами, но и с теми, официальной или преобладающей религией которых ислам не является. А то и вовсе провозгласивших атеизм (например, Китай).

Ну и, пожалуй, главное отличие двух исламистских движений. Целью ИГИЛ является создание единого Всемирного исламского халифата. Как минимум с поглощением территории всех стран и народов, исповедующих ислам. «Талибан» претендует лишь на контроль над территорией Афганистана и ни о каких территориальных претензиях к соседним странам, пусть даже в них живут народы, родственные афганским народам, не заявляет. Никакого экспансионизма, их власть – лишь в пределах государственных границ Исламского эмирата Афганистан, как талибы называют свою страну.

Политика Запада – создать проблему и требовать её решения от других

Следует отметить, что «в наследство» талибам, занявшим год назад Кабул и объявившим о создании нового правительства, досталась страна, разорённая десятилетиями гражданской войны. По словам рядовых афганцев, Советский Союз уделял много внимания гражданскому строительству и развитию промышленности в их стране. При американской же оккупации бурно развивалось лишь выращивание опиумного мака и производство на его основе героина. К этому «промыслу», ставшему основным источником дохода для очень многих афганцев, «Талибан» относится очень негативно. Вплоть до объявления на прошедшей недавно в Ташкенте международной конференции «Афганистан: безопасность и экономическое развитие» «нулевой терпимости» к наркотикам и коррупции. Правда, очень сложно заставить десятки тысяч крестьян отказаться от того, что многие годы приносило им неплохую прибыль, в пользу посадки обычных сельскохозяйственных культур.

К этому следует добавить замораживание на зарубежных счетах Соединёнными Штатами Америки колоссальной для небольшой страны суммы в 7 млрд долларов, принадлежащих Афганистану. Эти деньги, крайне необходимые для восстановления экономики страны, американцы решили потратить на выплату компенсаций жертв теракта «911», произошедшего более двадцати лет назад и приписываемого террористической группировке «Аль-Каида»*, взращённой самими же США. При этом на той же конференции в Ташкенте представители Штатов совместно с коллегами из Евросоюза высказывали «Талибану» претензии в отсутствии в правительстве представителей этнических и религиозных меньшинств, ущемлении прав женщин, невозможности девочкам учиться и возобновлении производства наркотиков. На что и. о. министра иностранных дел правительства в Кабуле Амирхан Муттаки привёл очень страстную метафору: «У нас украли наши деньги и требуют от нас показать результаты нашего правления. Скажите, если вы отключите воду для полива в нашем саду, а потом потребуете от нас показать плоды, выращенные в саду, что мы вам ответим? Мы афганцы – часть большого мира, отдайте нам наши деньги».

Но главное беспокойство в складывающейся ситуации вызывает наметившееся в последние месяцы усиление группировок ИГИЛ, проникающих в Афганистан. До прихода «Талибана» к власти их численность составляла около 10 тысяч человек. К моменту смены власти талибам удалось сократить это количество до 2 тысяч, но за прошедший год игиловцы снова накопили силы и теперь их насчитывается около 6 тысяч.

«В результате санкций у талибов не хватает финансовых ресурсов, чтобы на должном уровне поддерживать боеспособность и материальное состояние даже полторы тысячи сил. Естественно, сложно эффективно биться с игиловцами. Здесь возникает вопрос: это намеренная линия Запада, чтобы дать игиловцам окрепнуть? Вывод напрашивается абсолютно однозначный. Поэтому, чтобы предъявлять талибам претензии, сначала надо понимать, в какой ситуации это происходит», – считает директор второго департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов.

Клубок противоречий

Если говорить об игиловцах, то они имеют весьма неплохую кадровую базу в объявленном ими Вилайете Хорасан Исламского государства. И не только за счёт переправлявшихся из Ирака и Сирии на «неопознанных вертолётах» боевиков. Учитывая то, что в этих странах немало было представителей исламских народов СНГ, с переброской этих кадров к новым местам базирования ситуация даже улучшилась. Особенно если учитывать то, что «Исламскому государству» присягнул ряд лидеров радикальных группировок, выдавленных из республик Средней Азии (например, «Исламское движение Узбекистана»*).

Идеологически близка ИГИЛ другая радикальная международная исламистская организация – «Аль-Каида», имеющая неплохие связи с представителями некоторых крыльев «Талибана», и переход из одной организации в другую – вовсе нередок. Ещё год назад наблюдатели отмечали вступление в ИГИЛ некоторых полевых командиров и подразделений «Талибана», по тем или иным причинам разошедшихся с талибами. В частности, речь идёт о восставших против руководства узбекских подразделений талибов в провинции Фарьяб. Постоянно ведётся вербовка джихадистов, сбежавших в Афганистан из соседних государств. Им обещают поддержку в борьбе с правительствами этих стран.

И не просто обещают. Начиная с 18 апреля этого года, игиловцы провели серию террористических атак против Узбекистана и Таджикистана. С февраля резко возросла активность публикаций подконтрольных ИГИЛ СМИ на узбекском, киргизском и таджикском языках. В мае началась подрывная деятельность по дискредитации талибского правительства по радио на английском языке. Цель – вызвать недоверие международного сообщества к шагам нынешней власти страны в области безопасности. Провокации в виде серии террористических актов (только в апреле, в самый пик террористической активности, их в Афганистане произошло 37), за многие из которых никто не взял ответственность, против национальных и религиозных меньшинств также призваны вызвать недоверие к власти талибов. И всё это – несмотря на заявления официальных властей о том, что «ИГИЛ-Хорасан» «ликвидирована на 98%», прозвучавшее 28 апреля сего года. При этом не следует забывать, что, помимо игиловцев, у талибов есть и другие враги. Например, «Фронт национального сопротивления» во главе с Ахмадом Масудом, против которого нынешнее правительство Афганистана было вынуждено мобилизовать 3-4 тысячи человек.

Ситуация осложняется тем, что афганские талибы больше не могут рассчитывать на поддержку Пакистана, ополчившегося на пакистанское отделение «Талибана». Условие для возобновления этой поддержки – отказ от сотрудничества с «братьями» из «Движения талибов Пакистана», что неприемлемо для них. Особенно в свете того, что основу «Талибана» составляют пуштуны, проживающие в обеих странах. С другой стороны, международное сообщество оказывает давление на Кабул с требованием «откреститься» от поддержки «Аль-Каиды», с которой у талибов давние тесные связи. И, несмотря на ожидаемые заявления талибов, 4 августа американским ударным беспилотником в Кабуле был уничтожен лидер «Аль-Каиды», в наводке на дом которого его соратники вполне могут обвинить именно талибскую власть.

«Резиденция лидера «Аль-Каиды» в самой безопасной части столицы Афганистана является явным признаком того, что наша дорогая Родина вновь стала местом концентрации экстремистских группировок и убежищем для террористов, и каждый день наш народ несёт жертвы. Это угрожает странам региона и мира», – говорится в заявлении «Фронта национального сопротивления» Масуда по этому поводу.

***

Судя по действиям талибской власти, она пока концентрирует внимание на деятельности организаций, не входящих в ИГИЛ, тем самым позволяя этой террористической сетевой организации усиливаться. Скорее всего, имеет место не «смычка» «Талибана» с «Вилайетом Хорасан», а банальное почивание на лаврах после серьёзных побед над игиловцами в конце прошлого года. Но ситуация в стране, как политическая, так и экономическая, осложняется, и выполнять завет Ленина «главное – не взять власть, а удержать её» талибам придётся уже в сражениях с куда более радикальными, чем они сами, исламистами-игиловцами.

Потому-то они и ищут поддержки на международных конференциях, вроде проводившейся Узбекистаном 26 июля. И совсем не безуспешно. По крайней мере, с неё они привезли предложения о целом ряде инфраструктурных проектов с участием Узбекистана, России и Китая. Главное – чтобы реализация этих проектов приблизила наступление мира в исстрадавшейся от войны стране.

Фёдор Колосков, по материалам: Ритм Евразии
* группировка запрещена в РФ

Добавить комментарий