Сирия: что кроется за «перегруппировкой» террористов в занятых Турцией районах?

Сокращение российского присутствия в Сирии может привести к активизации сотрудничества Израиля с киевским режимом

На фоне событий вокруг бывшей Украины события на территории Сирийской Арабской Республики по большей части остаются за кадром, а между тем, там происходят примечательные события. Так, 13 октября отряды (при тяжёлом вооружении) правящей много лет в Идлибе запрещённой в России группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ) захватили северо-западный регион Африн в провинции Алеппо, оккупированный в 2018 году Турцией. Некогда преимущественно курдский анклав удерживался силами протурецких группировок под «зонтиком» «Сирийской национальной армии», включая «бригады Султана Сулеймана Шаха», «Дивизии Хамзы» и «Ахрар аш-Шам», также плотно опекаемыми турецкими спецслужбами.

Вопрос о том, какое место занимает Турция в этой «перегруппировке» представляет немаловажное значение с точки зрения баланса сил на севере Сирии, полагает AlMonitor. «ХТШ» признана террористической группировкой в Турции и в США, что не мешает тесному сотрудничеству группировки с Турцией на местах. В частности, в Идлибе боевики «ХТШ» содействовали развёртыванию турецких войск в соответствии с Астанинским соглашением, ныне во многом де-факто утратившим силу.

Как предполагают некоторые источники, Турции пришлось вмешаться с целью пресечения столкновений, спровоцированных убийством 7 октября оппозиционного активиста и его жены. К 15 октября силы «ХТШ» из Африна были частично выведены. Кроме того, якобы турецкие кураторы убедили террористов не переходить на Азаз – важный логистический узел на границе с Турцией. Впрочем, ситуация здесь остаётся нестабильной. Влияние Турции на севере Сирии велико, северная граница – единственный источник помощи и коммерческих поставок в регион, особенно в Идлиб и т.д. Тем же путём прибывают и зарубежные репортёры для интервью с главарём «ХТШ» Абу Мухаммедом аль-Джуляни и благожелательных репортажей о «счастливой жизни» на «свободных землях», так что маловероятно, что боевики могли бы действовать полностью самостоятельно. Как утверждает научный сотрудник американского Института Ближнего Востока Чарльз Листер, в июне 2022 года кратковременную вылазку «ХТШ» в юго-западную сельскую местность Африна удалось остановить телефонным звонком высокопоставленного лица в Национальной разведывательной организации Турции (MIT). Но на этот раз такого турецкого приказа, похоже, не последовало, и наступление на регион продолжалось «практически беспрепятственно».

Что изменилось? У Турции имеется немало мотивов для того, чтобы позволить людям аль-Джуляни укрепить свою власть на северо-западе Сирии. Прежде всего, боевики «ХТШ» – единственная сила, способная бросить вызов проамериканским «Сирийским демократическим силам» («СДС»), контролирующим многие районы северо-восточной Сирии. Протурецкие боевики и турецкая армия неоднократно атаковали позиции «СДС» всеми имеющимися у них силами и средствами, а Реджеп Эрдоган неоднократно заявлял о планах формирования сплошного 30-километрового пояса безопасности по линии южной границы, призванного «сдержать» якобы связанные с «Рабочей Партией Курдистана» курдские отряды.

Сопредседатель одной представленной в органах власти северо-востока Сирии «Партии демократического единства» Салих Муслим располагает информацией о встречах эмиссаров MIT с аль-Джуляни в течение последних четырех месяцев для обсуждения вопросов передачи «оппозиционных» групп «ХТШ» и «уничтожение» тех, кто отказался сдаться. «В ХТШ много жестоких бойцов, будь то из [запрещённых в России] «Аль-Каиды», «Исламского государства» и им подобных, и мы считаем, что [турки] готовят их к битве и планируют избавиться от недисциплинированных, чтобы создать более эффективную силу для борьбы с нами», – рассказал он в беседе с AlMonitor, добавив, что план Турции может состоять в том, чтобы развернуть отряды «ХТШ» в зоне операции «Щит Евфрата» с целью последующего  захвата Манбаджа.

В соответствии с Астанинскими соглашениями России, Ирана и Турции основной задачей последней была перевербовка боевиков из рядов «ХТШ» в стан так называемых «умеренных», что теоретически должно было ослабить влияние радикальных джихадистов. Не менее важная задача – обеспечение стабильности в контролируемых районах, однако на фоне тотального хаоса и вала преступности в Африне, Азазе, Джераблусе и т.д., «Большой Идлиб» с его «Правительством национального спасения» (люди аль-Джуляни) сумели навести некое подобие порядка – разумеется – террористическими методами.

Стабильность на оккупированных Турцией северных и северо-западных сирийских землях теоретически способствовала бы дальнейшему процессу расселения здесь миллионов сирийских беженцев, которых Эрдоган пообещал репатриировать на «историческую родину». Антисирийские настроения в Турции усугубляются разгоном инфляции и прочими неурядицами, в то время как действующему президенту и его «Партии справедливости и развития» в июне 2023 года предстоит пройти непростой экзамен в виде всеобщих выборов.

Признание «ХТШ» террористической организацией по-разному воспринимается в государственном аппарате Турции, полагает Листер. К примеру, разведслужба MIT отстаивает «простую и очень трудную истину», заключающуюся в том, что группировка аль-Джуляни «сыграла важную роль в поддержании стабильности в Идлибе в течение двух лет». Влияние «ХТШ» на северо-западе Сирии возрастает, чего не могут не учитывать в Турции. Укрепление позиций этой группировки – достаточно действенный рычаг воздействия на власти Дамаска, причём не только на случай гипотетических переговоров между Асадом и Эрдоганом, о чём ходили разговоры минувшим летом. Если бы сирийский лидер задумался о тактическом союзе с курдами, подобным тому, который заключил в своё время его отец Хафез Асад против Турции, та могла бы «выложить на стол» «козырную карту» в виде «ХТШ».

Ссылаясь на неназванные источники, AlMonitor выдвигает версию, которая, по крайней мере, пока, кажется фантастической: дескать, (переодетый в гражданский костюм) аль-Джуляни был бы не прочь присоединиться к гипотетическому разговору турецкого и сирийского лидеров. Помимо выхода таким образом на региональную (а возможно, и на международную) авансцену, он опасается, что турецкие «братья» могут потерять к нему интерес в случае, если Эрдоган и Асад найдут общий язык против курдов. Разумеется, как пишет обозреватель издания Амберин Заман, «трудно представить какие-либо обстоятельства, при которых Асад вступал бы в контакт с джихадистами. Он уже заявил, что не сядет за стол переговоров с турками, пока они не уйдут из его страны. Асад и его российские союзники стремятся вернуть Идлиб силой», что, безусловно, соответствует характеру сирийского лидера. В то же время, «катастрофическое вмешательство Кремля в Украине [стилистика сохранена – Прим. авт.] всё же может повлиять на Сирию непредсказуемым образом. На данный момент самым непосредственным результатом стало расширение влияния Ирана, что, в свою очередь, может заставить переосмыслить западное мышление в отношении “ХТШ”, по крайней мере, так надеется Джуляни».

«Прагматичный» главарь «ХТШ» решительно стремится дистанцироваться от своего «аль-каидовского» прошлого, переодевшись, как было упомянуто выше, в цивильный костюм, привечая оставшихся в Идлибе немногочисленных христиан (по неофициальной статистике до 2012 г. в провинции их насчитывалось около 10 тыс., сейчас гораздо меньше). Изображая из себя ответственного государственного деятеля, Джуляни раздаёт подарки детишкам, завоёвывает доверие различных местных групп, гоняет более неудачливые бывших подельников, но ныне – оппонентов.

Недавний аналитический доклад The Washington Institute for Near East Policy с достаточно глубоким анализом идеологических воззрений и политической практики «ХТШ», её взаимоотношений с другими группировками (не исключая попыток поддержания неформальных контактов с американцами) свидетельствует о серьёзном и долговременном интересе к политической мозаике региона с целью манипулирования ею. Пока в администрации Байдена не идут на исключение «ХТШ» из списка террористических группировок. Впрочем, когда это останавливало, в случае возникновения серьёзного интереса? То же самое касается и Турции: лейбл «террористов» даёт дополнительные рычаги влияния на группировку и позволяет, в случае необходимости, более эффективно манипулировать её главарями и «средним командным составом».

В любом случае, как полагает Листер, любые дальнейшие успехи «ХТШ» будут означать «абсолютную катастрофу» для сирийской оппозиции, что способно «повлиять на траекторию всего сирийского кризиса. Ставки здесь огромны, и, откровенно говоря, исход, скорее всего, будет определяться решениями Турции». Разумеется, в определённой степени это так, однако от позиции, прежде всего, Ирана, прилагающего для поддержания хрупкого военно-политического и этноконфессионального баланса в Сирии значительные усилия. Россия же, как утверждает The New York Times, «…недавно передислоцировала критически важную военную технику и войска из Сирии. Её неуверенное вторжение в Украину подорвало влияние Москвы в других странах, и устранило одно из нескольких препятствий на пути израильской поддержки Украины… нынешние изменения могут предвещать более масштабные сдвиги в балансе сил в одной из самых сложных зон конфликта в мире, и позволить Израилю, врагу Сирии и южному соседу, переосмыслить свой подход как к Сирии, так и к Украине».

Москва недавно перебросила часть войск и российскую систему ПВО из Сирии, сняв одно из основных ограничений для действий израильских военных, продолжает издание. Официальные лица (по-видимому, израильские) приводят «разные оценки того, сколько войск было выведено: двое из них сказали, что это два батальона от 1200 до 1600 солдат, а другие сказали, что это намного больше. Но все они согласились с тем, что количество боевых частей было сокращено. Израильский чиновник также сообщил, что несколько российских командиров были передислоцированы из Сирии на Украину, а… военное руководство в Москве стало меньше участвовать в повседневном управлении операциями в Сирии, в том числе в военной координации с Израилем… По словам трёх официальных лиц, Россия в настоящее время вывела систему С-300 из Сирии, чтобы поддержать свое вторжение в Украину. И таким образом уменьшила влияние на действия Израиля в Сирии. И хотя Россия вывела боевые части из Сирии, их заменили офицеры военной полиции, заявил высокопоставленный представитель Минобороны Израиля. Израильские официальные лица выразили обеспокоенность тем, что дальнейшее сокращение численности российских войск в Сирии может позволить Ирану расширить там своё влияние».

Как следует из опубликованных в августе спутниковых снимков израильской фирмой ImageSat International, батарея ЗРК С-300 перемещена из Масьяфа (провинция Хама) в порт Тартус, а затем в Новороссийск. Сокращение российского присутствия в Сирии открывает дорогу более широкой поддержке Западным Иерусалимом режима Зеленского, так как оное присутствие было важным сдерживающим фактором для израильтян.

Андрей Арешев

Добавить комментарий