Казахстан: геополитические последствия января 2022 года

Фото: mk.ru

Западные СМИ настолько откровенно возбудились в связи с годовщиной кровавых беспорядков в Казахстане в январе 2022 г., что не остаётся сомнений в заинтересованности Запада в дестабилизации этой республики.

Американское издание The Diplomat, специализирующееся на азиатской политике и дипломатии, посвятила казахстанским событиям целый цикл материалов, расписывающих в хронологическом порядке чуть ли не день за днём события «кровавого января 2022» г. с упором на горе родственников погибших участников протестов и с явным желанием придать событиям годичной давности больший медийный размах. Подзаголовки статей говорят сами за себя: «Кровавый январь в Казахстане. День первый: от Жанаозена до Актау». Далее идут вариации: день второй, третий, четвёртый и т.д. «от Тараза до Шимкента», «от Усть-Каменогорска до Кокчетава», «от Уральска до Кызылорды».

Конечной целью публикаций является убедить читателя, что заявления казахстанских властей о существовании антиправительственного заговора в республике и насильственном характере протестов не подкреплены доказательствами и являются пропагандистской уловкой. При этом эмоциональная составляющая в публикациях явно превалирует над аналитической.

От воспоминаний о протестах перекидывается мостик к рассуждениям на тему «Есть ли в «новом Казахстане» место для новых политических партий?» с отсылкой к словам президента Касым-Жомарта Токаева о политическом и экономическом обновлении в связи с итогами референдума 5 июня 2022 г. о внесении поправок в Конституцию.

The Diplomat навязывает мнение, что для новых политических сил в Казахстане царит удушливая атмосфера, и приводя в качестве доказательства факт ареста оппозиционера Жанболата Мамая, принимавшего непосредственное участие в беспорядках. Мирных оппозиционеров западная пресса не чествует.

Обилие рассуждений ангажированных журналистов, экспертов и аналитиков на казахстанскую тематику (Human Rights Watch, Eurasianet, признанное в РФ иноагентом радио «Свобода», Международная кризисная группа и др.) указывает на досаду западных кукловодов от неудавшегося госпереворота. Сами протесты подаются как стихийные (без лидера) и спонтанные (leaderless and spontaneous). Миротворческая миссия ОДКБ изображается как применение грубой военной силы против демократических протестов, вызванных закостеневшей политической системой местной государственности. Заявления же властей о причастности иностранных спецслужб к событиям января 2022 г. подаются как ложь с целью добиться силовой поддержки от ОДКБ.

Радио «Свобода» содержится на средства Агентства США для глобальных СМИ (USAGM), оперирующего ведущими прозападными СМИ – Ближневосточной трансляционной сетью (Middle East Broadcasting Network), Отделом кубинских программ (Office of Cuba Broadcasting), радио «Свободная Азия» (Free Asia), Фондом открытых технологий (Open Technology Fund). Общая аудитория – около 410 млн. чел.

Международная кризисная группа связана с Фондом Рокфеллеров, Фондом Роберта Боша, фондом Джорджа Сороса «Открытое общество»*, с внешнеполитическими учреждениями Канады, Австралии, Австрии, Дании, Франции, Норвегии, британской нефтяной компанией ВР и французской Chevron. Eurasianet – с Институтом Гарримана по изучению России, Евразии и Восточной Европы, финансируется Национальным демократическим фондом, Институтом изучения войны и мира им. Зальцмана, тем же фондом «Открытое общество», корпорацией Google и структурами МИД Великобритании.

Национальный демократический фонд* известен своей русофобией. Также он плотно занимается уйгурским вопросом в Китае, за что Пекин ввёл против него санкции. Руководитель фонда – Деймон Вилсон (Damon Wilson), входивший ранее в руководство Атлантического совета* и Совет национальной безопасности США при президенте Буше-младшем. Атлантический совет, в свою очередь, входит в Ассоциацию Североатлантического договора (Atlantic Treaty Association) – зонтичную структуру, объединяющую неправительственные организации на службе НАТО.

Перечисленные учреждения никогда бескорыстной филантропией не страдали. Их внимание к Казахстану продиктовано вовсе не желанием за свои деньги и своим трудом обеспечить его гражданам светлое будущее и добиться справедливого расследования.

После прочтения таких публикаций, профинансированных понятно кем, получаем вполне определённую картину: разочарованный казахстанский народ воспользовался демократическим правом на публичный протест, но был раздавлен военным контингентом под руководством двух постсоветских «диктаторов» – Путина и Лукашенко. Ретроспективная информационная поддержка Западом казахстанских протестов продолжается, их постараются идеологически увязать с подобными беспорядками в будущем, если таковые произойдут.

В западном информационном пространстве роль России в процессе введения в Казахстан сил ОДКБ увязывается в комплексную проблему роста российского влияния на Ближнем Востоке и в Африке и действий Москвы на украинском направлении. Это свидетельствует о том, что для Запада протесты в Казахстане – лишь один из элементов масштабной геополитической мозаики по сохранению однополярного мироустройства с Соединёнными Штатами во главе.

Для Вашингтона это особенно важно с учётом охлаждения отношений с Турцией. Анкара вложила немало ресурсов в образовательные и иные проекты в Казахстане для подготовки будущей местной элиты, ориентированной на общетюркскую идентичность. Идеологические и политические контуры этой идентичности определяют, конечно же, в Анкаре, во многом по примеру Азербайджана, где молодёжь отказывается от собственной этнической идентичности в пользу турецкой.

Силами ОДКБ казахстанское направление турецкого проекта до некоторой степени выведено из-под влияния Анкары. Реакция Турции на это могла быть острее, если бы не необходимость обсуждения с российской стороной вопросов сирийского урегулирования. Турецкая пресса, не в пример западной, вспоминает годовщину январских событий в гораздо более сдержанных тонах, избегая прямо антироссийских оценок.

Действия казахстанских властей также освещаются турецкой прессой в нейтральном тоне. Анкара понимает, что в сложившейся ситуации ей придётся в любом случае взаимодействовать с нынешним президентом республики и его окружением.

Казахстан нужен Западу как плацдарм для агрессивного давления сразу на трёх геополитических оппонентов однополярного миропорядка – Россию, Китай и Иран. Конфигурация границ республики позволяет это делать, и отдельные алармисты предсказывают в наступившем году едва ли не вооружённые инциденты по линии самоё протяжённой границы в Евразии (и одной из самых протяжённых в мире). При этом пока не до конца понятно, до какой степени тюркский проект Турции на казахстанском направлении будет комплементарен проекту США по превращению республики в антироссийский плацдарм. Между Турцией и ЕС, Турцией и США накопилось немало противоречий, и нужно ждать хотя бы частичного их разрешения. Важной вехой в этом отношении будут результаты парламентских и президентских выборов, которые, не исключено, могут быть перенесены с июня на май в интересах правящей команды Реджепа Эрдогана. Иран же, скованный протестами последних нескольких месяцев, для Турции – несомненный конкурент в борьбе за лидерство в исламском мире, что западные игроки наверняка воспользуются.

«Иранский вопрос» – это не только про Турцию и Казахстан. Это ещё и про Украину, российско-иранское военно-техническое сотрудничество и интересы США и Израиля на Ближнем Востоке. Для Израиля Иран – экзистенциальный противник. «У меня нет сомнений в том, что Нетаньяху может быть эффективным посредником, поскольку он точно понимает, что такое современные войны и в чем суть посредничества в этих условиях», – заявила недавно «говорящая голова» Зеленского некто Подоляк. Военная помощь Израиля Киеву, о которой в последнее время разговоры идут всё чаще – это проявление недовольства Тель-Авива российско-иранским сближением. Израиль опасается, что от России иранцы получат технологии, ранее им недоступные. Но и рвать отношения с Москвой Израиль не намерен. Происходит запутанная дипломатическая игра, когда Тель-Авив помогает Киеву, чтобы ослабить ось Москва – Тегеран, но не намерен вступать с Москвой в принципиальную конфронтацию, хотя и остаётся верным союзником Вашингтона на Ближнем Востоке и готов совместно с ним противодействовать Тегерану.

Казахстанские события – фон для вышеупомянутого геополитического пасьянса. «Круги на воде» от января 2022 г. идут гораздо дальше, чем кажется на первый взгляд, и касаются более внушительных процессов на международной арене, как то спецоперация ВС РФ на Украине, ирано-израильское противостояние, ирано-турецкая конкуренция и желание США удержать западноцентничный мировой порядок от перехода к многополярности. «Кровавый январь» в Казахстане только касался самой этой постсоветской страны только до известного предела…* – организация признана нежелательной на территории РФ.

Владислав Гулевич

Добавить комментарий