Китай подбирает ключи к афганской кладовой

В первых числах января в истории перманентно нестабильного современного Афганистана произошло примечательное событие. Правительство талибов (движение «Талибан» запрещено в России) подписало в Кабуле с китайской нефтегазовой компанией Xinjiang Central Asia Petroleum and Gas Co 25-летний контракт на добычу нефти на севере страны, в бассейне Амударьи. Для переработки «чёрного золота» в районе административного центра провинции Балх города Мазари-Шариф предполагается построить нефтеперерабатывающий завод, проект которого разработан в КНР. Таким образом, речь идёт о комплексном проекте, в котором афганские власти будут первоначально располагать 20-процентной долей с перспективой её увеличения до 75% через 6-7 лет. Если не произойдёт ничего экстраординарного, работы начнутся уже весной.

«Нефтяной контракт по Амударье – это важный проект между Китаем и Афганистаном», – заявил на пресс-конференции посол Китая в Кабуле Ван Юй. Согласно его условиям, китайская компания инвестирует 150 млн. долл. в первый год, а в течение следующих трёх лет объём вложений составит 540-560 млн. долл. Министр горнодобывающей промышленности и нефти «Исламского Эмирата Афганистан» Шахабуддин Делавар пояснил, что площадь разработок составит 4500 кв. км, а извлекаемые запасы оцениваются в 87-89 млн. баррелей сырой нефти в провинциях Сары-Пуль, Джаузджан и Фарьяб. Предполагается, что ежедневная добыча нефти начнется с 1 тыс. тонн и постепенно увеличится до 20 тыс. тонн. Реализация контракта «укрепит экономику Афганистана и повысит уровень его нефтяной независимости», отметил на церемонии подписания вице-премьер «ИЭА» по экономическим вопросам мулла Абдула Гани Барадар.

 Ранее, в октябре, в беседе с китайским послом он обозначил готовность Кабула подключиться к амбициозной инициативе Поднебесной «Один пояс – один путь». Согласно официальной информации, стороны обсудили свыше десяти совместных экономических проектов и, хотя конкретики не последовало, по итогам переговоров афганский представитель выглядел воодушевлённым: «…Китай и Афганистан связывают исторические отношения. Исламский эмират Афганистан хочет продолжать развивать эти отношения, он заинтересован в китайских капиталовложениях». В свою очередь, Ван Юй заявил о «намерении Китая приступить к практической работе по проектам, которые были начаты Китаем, а также по другим крупным проектам, которые финансировались Всемирным банком или Азиатским банком развития, но остались незавершёнными».

Напомним, месторождения нефти на севере Афганистана между Гератом и Мазари-Шарифом были разведаны ещё советскими геологами в относительно благополучные времена короля Захир-Шаха, однако тогда вопрос о комплексном развитии нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей отрасли в стране решить так и не удалось. Соответствующие переговоры велись также между Кабулом и шахским правительством в Тегеране, однако череда переворотов и последующая затяжная смута отодвинули реализацию проекта в долгий ящик. Интересно, что первоначально китайцы заинтересовались афганской нефтью ещё в середине 1970-х годов при сменившем Захир-Шаха режиме М. Дауда, и вот теперь они претендуют на принципиально иную роль в процессе освоения ресурсных богатств Афганистана, совокупная стоимость которых может составлять несколько триллионов долларов.

По оценке западных наблюдателей, заключив контракт на разработку месторождения нефти, Пекин может рассчитывать и также и на победу в тендере на добычу газа примерно в этом же районе. Кроме того, с Кабулом якобы уже ведутся переговоры по месторождениям меди и лития стоимостью более чем в 1 трлн. долл. Вероятно, на очереди и разработки редкоземельных металлов (кобальт, бокситы, ртуть, уран и хром), запасы которых ещё предстоит доразведать, но они точно есть.

Речь может идти также и о помощи КНР в восстановлении разрушенной многолетними военными действиями ирригационной сети, и строительстве новых каналов в северных, западных и центральных районах Афганистана (бассейны рек Инд, Гильменд, Мургаб, Теджен). Не первый год обсуждается строительство железной дороги Герат – Кандагар – Кабул – Джелалабад с выходами на приграничные районы Пакистана, Узбекистана и Ирана, а также продолжение застопорившегося строительства газопровода TAPI пропускной способностью в 33 млрд. кубометров в год, поучаствовать в котором пригласили недавно и Россию.

 Будучи заинтересованным в комплексном хозяйственном освоении Афганистана и территорий сопредельных государств, находящихся в орбите «Пояса и пути», Китай мог бы сказать здесь своё веское слово. Строительство двух крупных водохранилищ на ирано-афганской границе умерило бы водные споры между двумя соседними странами, приобретающие порой весьма острый характер. Производящая электрооборудование китайская компания Tebian Electric Apparatus заинтересовалась проектом коммуникационного коридора (как гражданского, так и военного назначения) через высокогорный Ваханский проход, что заметно сократило бы время доставки грузов из Китая в Афганистан и обратно.

Имеются сведения об использовании талибами китайских разведывательных и ударных беспилотников, причём ещё с 2016 года, то есть за пять лет до падения проамериканского режима Ашрафа Гани под натиском «выпускников медресе», показавших весьма высокий вровень владения передовыми военными технологиями. Объективно интересы нынешних кабульских властей и Пекина совпадают. Если переживающий непростые времена Китай стремится поставить под контроль ресурсы т.н. «Большой Центральной Азии» и пути их транспортировки, то правительство талибов силится реанимировать хотя бы отдельные отрасли экономики разорённой страны. Как известно, основные активы Центрального Банка Афганистана «заморожены» в Америке без особых перспектив их возвращения кабульским властям, остро нуждающимся в хотя бы частичной международной легитимации. И здесь экономические контракты с Китаем, как и с другими незападными игроками – весьма кстати.

Разумеется, китайские инвестиции в такую страну, как Афганистан, потребуют повышенных мер безопасности. Несмотря на вывод американского оккупационного контингента, страна, наводнённая западной агентурой, остаётся источником региональной напряжённости. Так, согласно имеющимся у МИД РФ данным, США пытаются установить контакты с противниками нынешних кабульских властей и тайно спонсируют запрещённую в России группировку «ИГИЛ» (очевидно, речь идёт о её местном филиале – т. н. запрещенном в России «вилайяте Хорасан», боевики которого напали в декабре на один из «китайских» отелей в Кабуле).

Содействуя экономической стабилизации Афганистана, Пекин действует исходя как из собственных интересов, так и объективно – из интересов партнёров по ШОС, заинтересованных в укреплении региональной стабильности, безопасности и развитии трансграничного сотрудничества. Высказываются предположения, что и Россия, оказывающая кабульским властям экономическую помощь в рамках обсуждаемого на разных уровнях «разворота на Восток», могла бы поучаствовать в разработке природных богатств Афганистана.

Как отмечает эксперт Института стран СНГ Андрей Грозин, «…расширение [российской] газопроводной сети, как бы сейчас это фантастически ни звучало, в Афганистан, Пакистан, Индию, Китай скоро станет реальностью. Поэтому необходимо уже сегодня продвигать свое сырье на южные рынки». Однако путь этот явно не будет усеян розами. Оставаясь «горячей зоной», наводнённое американской агентурой «сердце Азии» до сих пор является источником региональной напряжённости. Поэтому можно уверенно предположить, что «Большая игра» в регионе с явной диверсионно-террористической составляющей, в том числе вокруг нежелательных для Запада ресурсных и коммуникационных проектов, наверняка обретёт новые грани.

Андрей Арешев, по материалам: ИнфоШОС

Добавить комментарий