Израиль играет с огнём, окружая Россию своим оружием

Соседи России по Финскому заливу получают из Израиля крылатые ракеты. Для чего еврейское государство наращивает их (и не только) военную мощь? Не работает ли Израиль в интересах США у российских границ? На 22 октября запланирована первая встреча премьер-министра Беннета с президентом Путиным. То, что для израильтян важно, чтобы в повестке встречи были Иран и Сирия, совершенно понятно. А не затронуть ли вопрос израильской политики усиления военной мощи российских соседей? Имеем право.

Визит Пашиняна в Россию – на фоне региональных вызовов и угроз

Едва ли лихорадочные поиски устраивающего всех многостороннего формата приведут в ближайшее время к успеху, и в этой ситуации на первый план выходит двусторонняя «повестка дня». Для Армении это, прежде всего нормализация транспортной связи с Ираном, а также реализация совместных проектов с Россией, способных хотя бы отчасти гарантировать экономическую и военную безопасность..

Тегеран ссорится с Баку и делает ставку на Армению

Военно-техническое сотрудничество ближайшего соседа с Израилем не может оставаться без внимания Тегерана, но раскол, лежащий в основе продолжающейся ирано-азербайджанской напряженности, больше связан с проблемами спорных территорий и транспортных маршрутов.

Иран – Азербайджан: придёт ли в движение граница по Араксу?

Уверенное поведение официального Баку, потеря внешнеполитической субъектности Ереваном при растущем влиянии на Кавказе Турции и Израиля означают новые вызовы для внешней и внутренней безопасности Ирана. Учения «Завоеватели Хайбара» и сопряжённые мероприятия стали отражением попытки администрации Эбрахима Реиси выработать некоторое подобие оборонной политики в приграничных районах и на кавказском направлении…

Иран – Азербайджан – Турция – Израиль: чем обернётся шторм по берегам Аракса?

Форсировать Аракс иранцы точно не будут, однако превращение региона (и Азербайджана в частности) в «проходной двор» для враждебных Тегерану субъектов деятельности требует своевременного реагирования. Укоренение в Азербайджане боевиков террористических группировок и дальнейшее сближение с Баку Израилем способствуют формированию в регионе очередного «долгоиграющего» очага напряжённости.

Нефть и газ Туркменистана: повлияет ли Турция на конфигурацию экспортных маршрутов?

За последнее время, особенно после «второй карабахской войны», у Турции, настойчиво позиционирующей себя в качестве макрорегионального энергетического распределительного «хаба», ощутимо возрос интерес к энергетическим ресурсам Каспия.

Российские миротворцы — фактор стабильности в Нагорном Карабахе

Обстановка в зоне армяно-азербайджанского конфликта далека от стабильной. Военные инциденты являются регулярными и, как правило, происходят на стратегических участках линии соприкосновения между Арменией и Азербайджаном. Юридический статус Нагорного Карабаха остается неурегулированным, и пока не выработан даже формат для обсуждения этой проблемы. Баку продолжает пользоваться своим полным военным преимуществом и поддержкой Турции, добиваясь от Армении новых уступок.

Кавказские транзитные коридоры: Турция начинает – и выигрывает?

Любые варианты восстановления железнодорожного сообщения между Арменией и Россией упираются в проблему неурегулированности армяно-азербайджанских отношений, решение которой в Баку увязывают с делимитацией и демаркацией границ с последующим подписанием «мирного договора». Возможно, очередная попытка решить закавказский военно-политический и транзитный ребус будет предпринята при активном посредничестве Москвы до конца текущего года.

Турция – Пакистан – Азербайджан: «горячее дыхание» Южной Азии на Кавказе

Состоявшийся в конце июля совместный визит в Азербайджан глав парламентов Турции и Пакистана ознаменовался громкими заявлениями о «дружбе и братстве», а также трёхсторонней «Бакинской декларацией», направленной на дальнейшее укрепление и качественное развитие трёхстороннего взаимодействия по различным направлениям.

Нагорный Карабах: зачем Азербайджан нагнетает истерию вокруг российских миротворцев?

Официальный Баку впервые после окончания войны в Карабахе предъявил дислоцированным в Карабахе российским миротворцам, откровенные претензии, обвинив их в пособничестве армянам. В тот же день министр обороны России Сергей Шойгу публично объявил о том, что Москва готова продолжать помогать в модернизации и реформировании армянской армии.