Что нужно Турции на Кавказе?

Турция предлагает себя на роль регионального лидера для Ближнего Востока, Северной Африки, отчасти для Балкан и для Кавказа, преследуя при этом прежде всего собственные интересы, не в последнюю очередь – экономические. Внешнеполитическая активизация Турции, причём отнюдь не только на Южном Кавказе, вероятно, призвана создать дополнительную площадку для внешнеполитического торга с Москвой по интересующим Анкару вопросам.

Череда учений и военно-политическая обстановка в регионе Южного Кавказа (взгляд из Еревана)

Вооруженные силы Грузии были сосредоточены на локальной боевой учебе и содействии правительству в вопросе борьбы с пандемией COVID-19. Азербайджан наращивает свое военное и военно-политическое взаимодействие с Турцией. Вооружённые силы Армении и Нагорного Карабаха обязаны поддерживать высокие темпы боевой подготовки, отрабатывая новые вводные, о которых ранее не имелось сведений в открытых источниках.

Турция способна спровоцировать на Южном Кавказе новый военный конфликт

Хаотизация и военные стычки на границе Армении и Нахичевани по принципу «домино» вызовут социальную индукцию и дестабилизацию всего Кавказа, что позволит турецким стратегам «загрузить» Россию и Иран решением возникших проблем, способных уменьшить их активность по другим направлениям.

Коллективная безопасность в Кавказском регионе: Ереван и Москва укрепляют взаимодействие

4 сентября в подмосковном парке «Патриот» состоялась очередная, беспрецедентная в своём роде встреча глав военных ведомств государств – участников Шанхайской Организации сотрудничества, СНГ и ОДКБ. турецко-азербайджанская активность обуславливает активизацию военно-политических контактов между Ереваном и Москвой – как в рамках ОДКБ, так и в двустороннем формате.

Турция стремится к усилению позиций в бывшем советском Закавказье (взгляд из Еревана)

Анкара стремится к изменению военного баланса сил на Кавказе в свою пользу через расширение военного присутствия, прежде всего в Азербайджане. В том числе – под предлогом мифической «угрозы» со стороны Армении и Нагорного Карабаха транспортным и углеводородным коммуникациям.

Армения – Нагорный Карабах – Нахичеван: откроет ли Турция новый фронт на Кавказе?

Кавказское направление – столь же неотъемлемая часть османского великодержавия, как Ближний Восток и Восточное Средиземноморье. Турецко-азербайджанский тандем последовательно укрепляется, и есть все основания полагать, что, несмотря на активные посреднические усилия Москвы, относительное затишье на границах Армении и Нагорного Карабаха рано или поздно вновь будет нарушено.

О «летней войне» на армяно-азербайджанской границе (взгляд из Еревана)

В Армении в целом выучили уроки апрельской эскалации 2016 года. В то же время, «головокружение» от локальных успехов было бы наиболее опасным – как у военных, так и у политиков. Ведь имеются достаточные основания полагать, что затишье на северо-восточном участке армяно-азербайджанской границы носит сугубо временный характер.

Рискует ли Азербайджан превратиться в несостоявшееся государство?

Системный экономический кризис в Азербайджане на фоне боевых действий на границе с Арменией делает ситуацию в стране и в регионе в целом предельно непредсказуемой и взрывоопасной. Азербайджан рискует превратиться в Failed state, причём ответственность за это несёт правящая элита, оказавшаяся не в состоянии соразмерить свои аппетиты с реальными возможностями.

Кавказ – арена сосуществования и конкуренции ЕАЭС и ЕС

Перечень сфер возможного сотрудничества ЕС и ЕАЭС мог бы включать сближение таможенных процедур, технических регламентов и других стандартов; устранение нетарифных барьеров; постепенное открытие рынков, упрощение процедур торговли, а также упрощение визовых процедур.

Военно-политическая ситуация в регионе Южного Кавказа на фоне эпидемии COVID-19

Несмотря на распространение коронавирусной инфекции, мероприятия военного характера в Грузии, Армении и Азербайджане не прекращались. С 18 по 22 мая в приграничных районах Азербайджана проводились очередные широкомасштабные учения, не оставшиеся без внимания в Армении. Министр обороны этой страны Давид Тоноян представил новое видение развития Вооружённых сил страны на ближайшие два года, предполагающее некоторый пересмотр стратегии оборонного планирования.