Азербайджан – Украина: от «транспортных коридоров» – до призрака ГУАМ и распродажи земель

14 января по приглашению Зеленского с рабочим визитом в Киеве, первым после «майданного» государственного переворота, побывал президент Азербайджана. Ранее президент-комик предложил провести в Киеве в феврале 2022 года саммит с участием лидеров Азербайджана и Турции. Ильхам Алиев полностью подтвердил позицию Эрдогана относительно территориально-государственной принадлежности Крыма. Намечается и аренда украинских сельхозземель под нужды Баку.

Безопасность, Карабах, «турецкий фактор»: внешнеполитические итоги 2021 года в Армении

В 2021 году состоялись две трехсторонние встречи между лидерами Азербайджана, Армении и России. Вопрос Нагорного Карабаха пока де-факто вынесен «за скобки» переговорного процесса. Одним из главных разочарований года для значительной части армянского общества стало членство страны в ОДКБ (в отличие от ЕАЭС). Наметившемуся армяно-турецкому переговорному процессу готовы содействовать и Вашингтон, и Москва.

США седлают проект Транскаспийского интерконнектора

Американская компания Trans Caspian Resources (TCR), основанная в апреле 2021 года, заявила о намерении начать строительство подводного трубопровода, чтобы «обеспечить транспортировку природного газа из огромных запасов Туркменистана через Каспийское море в Азербайджан и, возможно, дальше в Европу».

«Пятьдесят оттенков серого»: пантюркизм вчера и сегодня

Едва ли не впервые геополитический конструкт Turan перекочевал из публицистических статей, идеологических и прочих доктринальных трудов в официальный документ. В исторической ретроспективе, пантюркистские умонастроения проявили изрядную приспособляемость к разнонаправленным идеологическим веяниям – от советского большевизма до американского империализма, распространяясь через интеллектуальную среду некоторых советских республик.

Саммит в Ашхабаде: получит ли «второе дыхание» Организация экономического сотрудничества?

Едва ли заявленные планы и намерения удастся реализовать в полной мере – хотя бы потому, что куда в большей степени многие члены ОЭС связаны с государствами, в неё не входящими, и прежде всего – с Китаем. Никуда не исчезнут и политические противоречия, а также обостряющиеся вызовы безопасности, и прежде всего «афганскую проблему».

Стамбульский саммит: от Тюркского совета – к Организации тюркских государств

12 ноября на Острове демократии и свободы в Мраморном море (городская черта Стамбула) под звуки османского военного оркестра прошёл восьмой саммит учреждённого в 2009 году Совета сотрудничества тюркоязычных государств, или Тюркского совета. Теперь Совет переименован в Организацию тюркских государств. Если в начале 1990-х годов Турция не обладала достаточными возможностями к полноценному взаимодействию с бывшими советскими республиками, то теперь всё иначе.

Нагорный Карабах: первая годовщина окончания боевых действий

На словах все выступают за мир, однако каждый понимает его по-своему. Российской дипломатии (как гражданской, так и военной) по-прежнему предстоит решать нелёгкую каждодневную задачу поиска взаимоприемлемых балансов, в том числе – в кооперации с Турцией и Ираном, которые всё более настойчиво заявляют о своём участии в кавказских делах.

«Тюркский мир» Реджепа Эрдогана в Стамбуле пытается «расширить горизонты»

12 ноября 2021 года в Стамбуле состоялся восьмой Саммит глав государств учреждённого в 2009 году Совета сотрудничества тюркоязычных государств, переименованного в Организацию тюркоязычных государств. Ключевым игроком на поле «тюркской интеграции» остаётся президент Турции Эрдоган. Реализация проекта «От Тюркского совета – к Тюркскому союзу» предполагает формирование единого алфавита, языка и в конечном итоге – государственного объединения.

От «Кавказской платформы» – до формата «три плюс три»: декларации и реальность

По итогам саммита G20 в Риме президент Турции Реджеп Эрдоган вновь обратился к теме «кавказского» переговорного формата, включающего Турцию, Россию, Иран, а также Азербайджан, Армению и Грузию. Интересам России новоявленная турецкая «платформа» отвечает в наименьшей степени, несмотря на попытки представить Москву едва ли не в качестве «локомотива» этой неоднозначной инициативы.

Об основных направлениях политики Великобритании в регионе бывшего Советского Закавказья

Важным элементом британской политики на Кавказе является прямой, либо опосредованный, с помощью Турции, эффективный контроль над коммуникациями энергоносителей из восточных регионов их добычи в страны Запада, т.е. линии Баку – Батуми, которая отделяет Россию от Армении. Немаловажной задачей является и отсечение России от её традиционных союзников на Среднем и Ближнем Востоке, с целью недопущения её развития к новой роли в Евразии.