Сирия: Россия и Турция – в безуспешных поисках тактического компромисса в Идлибе

17 сентября официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила о затягивании турецкими партнёрами своих обязательств по Идлибу. «Несмотря на успехи, достигнутые в борьбе с международным терроризмом на многострадальной сирийской земле», ситуация всё еще далека от стабильности. Запрещённые в России террористические группировки, такие, как «Хайят Тахрир аш-Шам» «Хуррас-эд-Дин» и другие,

«окопались в провинции Идлиб. Активность этих структур частично сдерживается присутствием в идлибской зоне турецких военных и совместными российско-турецкими патрулями на трассе М-4 на участке от Саракиба до Джиср-эш-Шугура. Однако выполнение Анкарой своих обязательств по российско-турецкому меморандуму, который был подписан 5 марта текущего года, затягивается».

В то же время «остатки игиловских (запрещённая в России террористическая группировка) банд» «регулярно напоминают о себе на обоих берегах Евфрата», в полной мере используя «наличие анклавов радиусом 55 км вокруг незаконной американской военной базы Эт-Танф, а также в зоне так называемых нефтяных интересов Вашингтона на землях арабских племен в Заевфратье. Легитимные власти Сирии до сих пор лишены какого-либо доступа в эти районы страны и соответственно возможности навести там просто элементарный порядок».

До порядка, впрочем, далеко и на северо-западе Сирии, как бы оккупационные власти и их марионетки не пытались доказать обратное. Как следует из доклада группы следователей ООН по военным преступлениям, в Африне, Рас-уль-Айне и в смежных районах протурецкая «сирийская национальная армия», возможно, совершала военные преступления, в том числе захваты заложников, жестокое обращение, пытки, изнасилования, грабежи имущества гражданских лиц и т.д. Передачу этой самозваной «армией» задержанных ею лиц на турецкую территорию для судебного преследования следует рассматривать как незаконную депортацию (один из видов военных преступлений).

Надо также полагать, что слова М. Захаровой содержат в себе косвенную оценку результативности прошедших накануне, 15-16 сентября консультаций по линии министерств обороны РФ и Турции в Анкаре, обсуждавших возможное «сокращение численности турецких военнослужащих в провинции Идлиб на севере Сирии». Как утверждает один из собеседников РИА Новости, 16 сентября «техническая делегация России представила предложение о сокращении количества турецких наблюдательных пунктов в сирийской провинции Идлиб, но соглашение по этому поводу не было достигнуто». А по сведениям Asharq Al-Awsat, в Анкаре были удивлены новыми требованиями России демонтировать наблюдательные пункты, расположенные в удерживаемых Дамаском районах между Хамой, Алеппо и Идлибом, а также вывести тяжелое вооружение из пунктов на юге дороги Алеппо – Латакия. На это турки напомнили о необходимости выполнения устного соглашения между, включавшего  «передачу» Манбиджа и Таль-Рифаата на севере Алеппо, что означало вытеснение российской армией курдских отрядов восточнее Евфрата.

Всё это отражает, мягко говоря, непростой ход переговоров, сопровождающийся ростом напряжённости вокруг турецких наблюдательных пунктов, часть которых уже несколько месяцев находится в глубине контролируемой сирийцами территории (безопасность путей их снабжения, как и ранее, обеспечивает российская сторона). Ситуация вокруг этих объектов с непонятным и нелегальным статусом в последние дни резко обострилась: проводятся пикеты и иные шумные акции как против, так и в поддержку турецкого пребывания на сирийской земле. Так, 17 сентября турецкие военнослужащие застрелили женщину, пытавшуюся приблизиться к блокпосту в районе Мастума на юге Идлиба, предположительно – с «поясом смертника». Около недели назад здесь проходил митинг, участники которого требовали от турок выполнить свои обещания и помощь жителям вернуться в свои дома, оставшиеся на освобождённых Дамаском территориях. Помимо Идлиба, антитурецкие акции прошли в провинциях Хама и Алеппо, в районе поселения Эс-Сурман турецкие военные применили для разгона демонстрантов гранаты со слезоточивым газом. В свою очередь, демонстрантам удалось повесить на ворота турецкого блокпоста портрет президента Башара Асада.

15 сентября одиночный турецкий патруль прокатился по трассе М4, после чего, по сообщениям ряда местных источников, авиация ВКС России нанесла серию мощных авиаударов по местности севернее Идлиба, в районе поселения Маарет-Мысрин, уничтожив ряд заранее разведанных объектов боевиков террористических группировок (в том числе и тех, где боевиков готовили сотрудники зарубежных ЧВК). В течение нескольких суток воздушной атаке подвергаются якобы также цели и в горном массиве Джебель аз-Завия и долине Эль-Габ: воздушная и артиллерийская подготовка продолжается третьи сутки подряд.

Фото: Telegram-канал «Военкоры Русской весны»

Несмотря на отсутствие официальных подтверждений со стороны Минобороны РФ, как пишет интернет-издание ВЗГЛЯД, рассказавший об ударе около Маарет-Мисрина Telegram-канал «считают близким к Минобороны РФ, ранее там неоднократно выходили эксклюзивные фото- и видеоматериалы о деятельности военного ведомства». Сообщается также о работе по указанному району оперативно-тактического комплекса «Искандер-М», появившегося в Сирии несколько лет назад.

Вопрос о том, можно ли считать всё это преддверием очередного наступления сирийцев при поддержке ВКС России в Идлибе, остаётся открытым. Очевидно, прикрывающиеся гражданским населением боевики «вооружённой оппозиции» рассчитывали на то, что совместные российско-турецкие патрулирования в Идлибе приостановит наступление со стороны «режима Асада». Сами же они в это время, будь то в Маарет-Мысрин или в других местностях, спокойно накапливали бы силы, готовясь к очередным провокациям (или даже к полномасштабному наступлению) под прикрытием турецкого военного «зонтика». Однако мощный удар по безе террористов к северу от административного центра Идлиба (едва ли последний) в полной мере продемонстрировал зыбкость подобного рода ожиданий.

Некоторое время назад в Турции объявили о скором заключении с Россией о прекращении огня в Ливии (при этом неясна позиция других участников конфликта), однако, как следует из публикации в лондонской арабской газете, прекращение огня в Сирии и «астанинский» мирный процесс находятся под угрозой.

* * *

По информации РИА Новости, один из легализовавшихся бывших боевиков, некто Абдурахман Джиср, рассказал журналистам о трансграничных операциях американцев с прицелом на юг Сирии:

«Нас сначала отослали на обучение в Иорданию, потом сюда. Деньги платили американцы, говорили, надо воевать против государства. Когда сирийская армия начала освобождать район за районом, наш отряд ушел в Иорданию, раненых увезли в Израиль. Тогда я понял, что не хочу никуда уходить, что ввязался совсем не в то, чем оно казалось в самом начале. Я чувствую себя обманутым».

В противоположность этому. специалисты российского ЦПВС помогают бывшим противникам восстанавливать разрушенные поселения в провинции Дера`а, и налаживают механизмы мирного сосуществования после почти десятилетия военных действий. Как рассказал доктор Ахмад аль-Амери, жители провинции надеются, что российская помощь ускорит этот процесс. Однако на этом пути предстоит преодолеть немало проблем, так как сирийская пустыня («Бадия») в центральной Сирии остаётся очагом активность запрещённой в России террористической группировки «ИГ». Один из бывших лидеров джихадистов, некто Абд ар-Рахман Аль-Асеф полагает ключевым фактором, способствующим устойчивости группировки, её организационную структуру. Кроме того, операции проводятся якобы исходя их «хорошо продуманной стратегии», о которой России в полной мере неизвестно.

Зато, должно быть, она хорошо известна участникам «международной коалиции» во главе с Вашингтоном, где объявили о развёртывании в провинции Хесеке дополнительного контингента (6 боевых машин Бредли и около сотни солдат) после августовских опасных сближений с российскими военными патрулями. На фоне объявленных масштабных сокращений в Афганистане (с 8600 человек до 4500 человек) и в Ираке (с 5200 человек в Ираке до 3000) присутствие в Сирии, так или иначе, растёт, способствуя дальнейшему росту напряжённости.

В заключение упомянем об усугубляющемся транспортном кризисе в Сирии, ставшем следствием как американских санкций, так и оккупации основных нефтегазоносных районов на восточном берегу Евфрата. На заправках – огромные очереди, стоимость 20 литров бензина доходит 25 000 сирийских фунтов (11 долл.) на черном рынке. Предполагается, что после окончания ремонта НПЗ выработка топлива увеличится примерно на четверть. По словам министра энергетики САР, война еще не закончилась, а её экономическая составляющая сейчас наиболее интенсивна.

Андрей Арешев

Добавить комментарий