Сирия: российские военные – на линии огня между курдами и протурецкими боевиками

Тактическое отступление турок в Идлибе – не признак слабости, а «превентивные меры»

7 декабря российские военнослужащие установили новый военный пост возле поселения Аль-Джадида в сельской местности на западной окраине Айн-Иссы, расположенной на шоссе М4 примерно в 30 километрах от турецкой границы (ранее – административный центр курдской  автономной администрации на северо-востоке Сирии). Кроме того, в начале недели было совершено очередное российско-турецкое совместное патрулирование. Бронетранспортёры и бронемашины российской военной полиции и турецкие MRAP Kirpi проследовали по трассе Дербасия – Амуда в провинции Хасеке мимо ряда поселений близ границы с Турцией, проверив соблюдение сторонами мирных соглашений. С воздуха бронетехнику сопровождали многоцелевые вертолёты Ми-35 и Ми-8:

«Миротворческая миссия в приграничных районах провинций Хасека и Алеппо продолжается… Согласно Сочинскому меморандуму, наши военные являются надёжным гарантом невозобновления боевых действий и наши военные следят за отсутствием сил враждующих сторон в демилитаризованной зоне безопасности».

Как мы отмечали ранее, возможное турецкое наступление на курдские позиции в районе Айн-Исса грозит серьёзно дестабилизировать ситуацию на северо-востоке Сирии и в стране в целом. Из районов, контролируемых боевиками «сирийской национальной армии» при поддержке турецких военных, ведутся спорадические обстрелы поселений, контролируемых курдами и сирийскими военными. 

По информации «Военкоров Русской Весны», ссылающихся на сирийские источники, опасаясь протурецких боевиков и их покровителей, курдское руководство обратилось за защитой на авиабазу Хмеймим. В ответ российские офицеры «выдвинули справедливые условия: находящиеся под угрозой населённые пункты должны вернуться под юрисдикцию официального Дамаска, тогда они окажутся под защитой сирийской армии и её союзников».

Вечером 8 декабря курдское агентство ANHA сообщило о достаточно успешном ходе переговоров:

«На последней встрече в городе Айн-Исса в провинции Ракка между командованием СДС и военными представителями России и Дамаска была достигнута предварительная договоренность о создании трех совместных наблюдательных пунктов в окрестностях и внутри Айн-Иссы для наблюдения за соблюдением режима прекращения огня и нарушениями турецких оккупационных сил».

Рияд Аль-Халяфа, лидер военного совета округа Таль-Абьяд (в провинции Ракка) заявил, что российские войска установят три позиции на востоке, западе и на севере от Айн-Иссы. Воздушное пространство будут контролировать вертолеты ВКС России. Основная цель присутствия российских войск – контроль над режимом прекращения огня, а также предотвращение атак со стороны протурецких боевиков. В то же время, по утверждению Asharq Al-Awsat, лидеры «СДС» отклонили предложение российских военных полностью уйти из Айн-Исса, передав район под контроль «режима Асада».

Представитель гражданской администрации Айн-Исса сообщил о запросе россиян на создание «военной базы» и о размещении сил в спорных районах, подвергшихся обстрелам, при условии эвакуации военных сил «СДС». Также курдам неоднократно предлагалось поднять сирийский флаг, вновь открыть государственные учреждения и военный пост.

После того, как Турция потребовала передать район поселения Таль-Саман на севере провинции Ракка подконтрольным её группировкам, туда прибыли российские подкрепления.  Как заявил бывший спецпосланник по Сирии Джеймс Джеффри, Россия не стремится к расширению турецкого военного присутствия на северо-востоке Сирии. При этом давление с севера на курдов даёт Москве возможность играть роль миротворца, перемещаясь на контролируемую «СДС» территорию. Ранее переговоры о прекращении огня велись высокопоставленные американскими чиновниками и представителями «коалиции», однако провал попыток остановить турецкое вторжение в октябре 2019 года не внушают на этот счёт особого оптимизма.

Глава исполнительного комитета связанного с «СДС» «Сирийского демократического совета» Ильхам Ахмед отмечает «беспрецедентную эскалацию» со стороны турок в районах Тель-Тамер и Айн-Исса, призвав «страны-гаранты обязать Турцию соблюдать соглашение о прекращении огня». Как представляется, если здесь содержится намёк на западных партнёров, то подобного рода заклинания бессмысленны, подобно тому, как это было ранее и с теми же сирийскими курдами, и в случае с Карабахом. Турция последовательно поддерживает своих союзников, будь то междурнародно-признанное государство, либо же отторгнутая у соседнего государства территория с сомнительным «статусом» (Северный Кипр, где недавно побывал турецкий президент, или террористический анклав на севере Сирии). Экспансионистская политика на сопредельных территориях сопровождается грабежом и контрабандным вывозом природных ресурсов – от нефти до оливок Африна.

Непростое положение, в котором оказались курды, толкает их на диверсионно-террористические акции против протурецких боевиков и их покровителей. Так, на контрольно-пропускном пункте у города Рас Аль-Айн, отбитого в ходе операции «Источник мира», 10 декабря неизвестные взорвали заминированный автомобиль.

«Есть жертвы среди протурецких террористических групп, а также раненые, в результате взрыва бомбы в заминированном автомобиле на въезде в город Рас Аль-Айн на севере провинции Хасака»,

передал источник «Красной Весны». По данным МВД Турции, в результате взрыва погибло 2 сотрудника так называемой «турецкой жандармерии», ещё несколько наемников получили ранения.

Тем временем Соединенные Штаты намерены удерживать свои позиции в Сирии, где около 900 (или по факту больше?) военнослужащих контролируют основные дороги и помогают не без выгоды для себя охранять нефтяные месторождения на восточном берегу Евфрата. Преемник Дж. Джеффри, Дж. Рейберн сообщил, что правительство США, вероятно, в рамках усилий по изоляции и давлению на «режим Асада», распространит пресловутый  «Акт Цезаря» на несирийцев. Относительно роли Москвы, Рейберн продолжил деструктивную линию предшественника, заступившись за так называемую «вооружённую оппозицию».

«В Идлибе ведутся бомбардировки и артобстрелы отношении гражданского населения, инфраструктуры и вооруженных групп, а не террористов»,

— бездоказательно заявляет американский дипломат. Пока не вполне ясно, в каких объемах будет оказываться ей «гуманитарная помощь» администрацией Джо Байдена, однако её очевидная преемственность линии «Обамы – Клинтон» предполагает новые деятельные попытки подбросить дровишек в костёр вооруженного противостояния.

* * *

10 декабря «турецкая армия возобновила вывод наблюдательных пунктов, заблокированных в районах, подконтрольных сирийскому государству»,сообщил источник «Красной Весны» в Сирии. Речь идет о базе Ас-Сарман на востоке Идлиба, базе Хан-Туман на юге Алеппо и базе Ар-Рашидин на западе Алеппо, которые передислоцируются в горный район Джабаль Аз-Завия на юге Идлиба. Как сообщает мониторинговый центр SOHR, Турция располагает в «зоне деэскалации» (северные районы провинции Идлиб и западные районы провинции Алеппо) 71 наблюдательным пунктом. Также турецкие военнослужащие начали покидать наблюдательный пост в городе Аз-Зурба в юго-западной части провинции Идлиб, окруженном частями сирийской армии. Как пишет Al Masdar, пост в Аз-Зурбе расположен близ стратегического шоссе Алеппо-Дамаск, безопасное перемещение по которому сирийские власти стремятся обеспечить с самого начала войны. Один из знакомых с ситуацией турецких источников предупреждает, что отступление – не признак военной слабости, но «превентивные меры». В случае новых столкновений в ближайшие дни покидаемые турками военные позиции «не смогут быть использованы сирийским режимом в качестве рычага давления». 

Мы же в заключение отметим, что российские и сирийские военнослужащие ведут совместное патрулирование с целью мониторинга обстановки на линии разграничения (линия «Браво») на линии разграничения сирийской и израильской армий на Голанских высотах в провинция Кунейтра. По словам представителя российского военного командования, бойцы ВС РФ следят за соблюдением режима прекращения огня между сторонами, а также  «предотвращают нападения и провокации». Пока оборудовано пять хорошо укрепленных постов вдоль буферной зоны.

Не будем забывать и о сопредельных провинциях юга Сирии – Дера`а и Эс-Сувейда – создаётся впечатление, что таких зон, требующих деятельного посреднического участия россиян, будет только возрастать.

Андрей Арешев

Добавить комментарий