Китай – Казахстан: Или-Балхашский водный вопрос и грядущий «мирный атом»

Фото: krot.info

Небезызвестная китайская инициатива «Один пояс – один путь» воплощается в разных формах, в том числе – по части прямой и завуалированной «экспроприации» водных ресурсов стран Центральной Азии. Реакция со стороны государств Центральной Азии – вполне прагматичная, обусловленная их (особенно Туркменистана, Кыргызстана и Таджикистана) высокой финансовой зависимостью от КНР. По-прежнему в ходу и их «многовекторное» балансирование между Россией, Западом, Китаем и Турцией.

Амбициозная инициатива КНР стала разрабатываться вскоре после 1985 года, когда развернувшиеся события в СССР предвещали его крушение в считанные предстоящие годы. Уже в тот период Пекин установил доверительные отношения с руководством тогда ещё бывших советских республик, оказывая им прямую финансово-экономическую помощь и политическую поддержку с 1988 года.

Экспроприаторская политика Пекина в отношении водных ресурсов Центральной Азии, помимо рассмотренных нами ранее сюжетов, предметно проявляется и в отношении трансграничной реки Или («Иле»), берущей начало в горах Тянь-Шаня и имеющей стратегическое значение для водообеспечения густозаселённого юго-восточного Казахстана и местного «Байкала» – озера Балхаш. По мере ускоренного экономического развития приграничного СУАР, территория которого немногим меньше территории всей Центральной Азии, её негативные последствия на экосистему региона становятся всё более негативными.

Казахские эксперты отмечают, что в последние годы – несмотря на климатически обусловленный рост естественного стока воды Или (рост температуры воздуха и увлажненности в приграничных горных районах водосбора реки, а также таяние ледников), фактический расход воды реки в её казахстанском секторе к началу 2020-х годов оказался на 50-139 куб. метров ниже, чем в 25 лет тому назад. Это объясняется более интенсивным изъятием вод этой реки на территории СУАР, в связи с изменением в 1980-х – начале 2000-х годов большей части китайского – т. е. верхнего и отчасти среднего течения этой реки (на территории Китая). Стоит ли напоминать, что все это не противоречит условиям китайско-казахстанского соглашения водно-трансграничного соглашения, подписанного в 2001 г.

Если в 1960-х годов во впадающей в Балхаш дельте р. Или насчитывалось не менее 9000 озёр и смежных природных водоёмов, то к началу текущего года их количество сократилось более чем на треть, а их общая площадь уменьшилась с 1200 до примерно 200 кв. км.

Поступление же воды в дельту Или уменьшилось на 2−4 куб. км/год, а приток реки в Балхаш сократился на 3,1 км куб. км в год. Одновременно с середины 1980-х годов площадь болотных почв в дельте уменьшилась к настоящему времени с 740 до 280 кв. км, а лугово-болотных – с 1230 до символических 70 кв. км. Эти почвы, как известно, играют весьма важную роль в поддержании экологического равновесия. Деструктивные тенденции приводят к росту масштабов опустынивания, засоления земель. Кроме того, как и на Ближнем Востоке, более частыми стали пыльно-песчаные бури; учащаются перепады наружных температур воздуха, ускоряется усыхание и без того редких лесных массивов в Или-Балхашском районе Казахстана. Всё это, в целом негативно влияет на примыкающую биосферу, наносит весомый ущерб сельскому хозяйству, рыбопромыслу, ухудшает качество воды и водоснабжения с сокращением его объёмов. Понимая проблемы, с которыми уже столкнулся Балхаш и которые ещё предстоят, в 2007 году в Астане предложили Пекину льготный контракт на десять лет на поставки продовольствия в обмен на сохранение объем стока рек в Балхаш. Однако предложение осталось без ответа…

Как отмечалось на всероссийской научно-практической конференции «Трансграничные водные объекты: управление, использование, охрана», состоявшейся 20-25 сентября 2021 г. в Сочи, растущий водозабор из р. Или на территории КНР может привести к росту на 3 куб. км в год дефицита водостока в казахстанской части бассейна реки, что ещё более сократит поступление илийской воды в Балхаш. Как отмечается, такой сценарий тем более возможен в связи с реализуемой с начала 2010-х годов в СУАР (и в целом на западе КНР) программой «Большое освоение Запада Китая». По данным Комитета по водным ресурсам СУАР, только за последние 5 лет площадь орошаемых земель выросла в этом регионе КНР с 1560 кв. км до 5700 кв. км, в т.ч. в примыкающем к Или китайском районе – почти на 60%.

Более того, как отмечалось в ходе того же форума, в китайской части бассейна Или планируется – и, разумеется, тоже без согласования с Казахстаном – строительство в ближайшие годы 140-175-километровых каналов для переброски 1,5-4 куб. км в год стока этой реки и/или её китайских притоков в озеро Эби-Нур и реку Тарим на северо-западе Китая. Казахстанские же эксперты, подведомственные минобразования и науки республики, высказывают озабоченность обмелением этих водообъектов на сопредельной стороне и его последствиями для экономики и природы примыкающего района КНР. Однако вопрос о последствиях для Или и Балхаша строительства и эксплуатации упомянутых каналовпока обходится стороной…

Таримский бассейн

В интервью «КазИнформ» член Комитета по вопросам экологии и природопользованию мажилиса, кандидат географических наук Айжан Скакова отмечает, что «причинами деградации экосистем Балхаша и реки Или является, в том числе, тот факт, что в Китае в бассейне реки Или построили около 40 водохранилищ, более 250 водозаборных сооружений, орошается более 500 тыс. га сельхозземель. А в Казахстане после распада СССР орошение и водозаборы пришли в упадок».

В целом, позиция Казахстана по китайской водно-трансграничной политике остаётся невозмутимой. А именно, «в 2001 году подписано соглашение с КНР о сотрудничестве в сфере использования и охраны трансграничных рек. По которому обе стороны не ограничивают друг друга в рациональном использовании и охране водных ресурсов с учетом взаимных интересов. Но в данный момент переговоры идут сложно», – уточняет А. Скакова.  С китайской же стороны работает 30 научных институтов и эксперты, «которые занимаются только этими проблемами. А со стороны РК ощущается недостаточность экспертного потенциала, научного обоснования. Казахстан должен больше уделять внимания водной дипломатии».

Не так дано власти Казахстана окончательно выбрали место для строительства первой в Центральной Азии атомной электростанции – посёлок Улкен у южной оконечности быстро мелеющего озера Балхаш, в которое, как было упомянуто выше, впадает река Или. Вопрос о стабильности работы станции в условиях снижения уровня воды в «казахстанском Байкале» неоднократно поднимался местными СМИ. Известно, что для охлаждения работы реакторов требуется много воды, так что, несмотря на современные технологии, едва ли в случае начала реализации грандиозного проекта перед экологической системой региона не встанут дополнительные вызовы.

Алексей Балиев

Добавить комментарий