Сирия: освобождение Саракиба и момент истины для Эрдогана

Выдержат ли российско-турецкие отношения «сирийский шторм»?

4 февраля состоялся телефонный разговор президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана, в ходе которого в очередной раз обсуждалась ситуация в Сирии. Помимо обеспокоенности «обострением обстановки в Идлибской зоне деэскалации», в ходе беседы была отмечена необходимость неукоснительного выполнения российско-турецких договоренностей, предусматривающих наращивание совместных усилий по нейтрализации экстремистов.

«Владимир Путин обратил внимание на резкую активизацию террористических группировок, атаки которых привели к многочисленным жертвам среди мирного населения»,

– говорится в сообщении пресс-службы Кремля, в связи с чем лидеры двух государств условились принять «безотлагательные меры, прежде всего по линии министерств обороны России и Турции, в целях дальнейшего повышения эффективности координации действий в Сирии». По мнению Эрдогана, оказывается, «недавнее нападение сирийского режима на турецкие войска в Идлибе» омрачило совместные усилия по достижению мира. Москва и Анкара имеют «свой набор озабоченностей» по ситуации в Идлибе, продолжая контакты, в том числе и на высшем уровне, подтвердил Дмитрий Песков:

«Пока последний контакт двух президентов, собственно, подтвердил, что каждая из сторон имеет свой набор озабоченностей по ситуации в Идлибе. Главная озабоченность Москвы заключается в том, что в Идлибе продолжается концентрация террористических группировок, собственно, в зоне ответственности турецкой республики, продолжается агрессивная деятельность этих террористических группировок, и эти агрессивные действия направлены против вооруженных сил Сирийской Арабской Республики (САР), а также российских военных объектов на территории Сирии. Контакты, в том числе и на высшем уровне, продолжаются».

В последнее время наблюдается опасный рост напряженности и всплеск насилия в Идлибе, отмечается в специальном комментарии Департамента печати и информации МИД России, где обеспокоены значительной активизацией боевиков террористических группировок. Так, если «в декабре 2019 г. было зафиксировано более 1400 атак боевиков с применением танков, пулеметов, боевых машин пехоты, минометных и артиллерийских обстрелов», то «только за две последние недели января отмечено свыше 1000 нападений. Счет погибшим и раненым среди сирийских военнослужащих и мирных жителей за пределами зоны деэскалации пошел на сотни. Трагически погибли российские и турецкие военные специалисты. Не прекращаются попытки атаковать российскую авиабазу «Хмеймим» с применением ударных беспилотников». Попутно заметим, что упоминание именно в ряду общих перечислений о гибели 1 февраля под Алеппо четырёх российских военнослужащих встретило резко негативную реакцию части экспертного сообщества. В заявлении российского внешнеполитического ведомства отмечается вынужденный характер действий сирийской армии, защищающей

«сотни и тысячи сирийцев от террористического произвола… Сирийская армия воюет на своей суверенной земле против террористов, признанных таковыми СБ ООН. И здесь не должно быть никаких разночтений. Речь идет о национальной территории САР и о боевиках, бороться с которыми является не только правом, но и обязанностью правительства страны».

Турецкий наблюдательный пункт в поселении Тель-Тоукан

Со своей стороны, турецкий лидер продолжает сыпать воинственно-ультимативными заявлениями, засылая на территорию соседней страны всё новые и новые колонны, предназначенные якобы для укрепления сети так называемых «наблюдательных пунктов». Возможно, дополнительной нервозности ему придёт аккуратная тактика действий сирийцев, не захватывающих турецкие укрепления, а обходящих их, оставляя анклавами в глубине освобождаемой территории. В частности, это привело к успеху в районе Саракиба, о чём речь пойдёт ниже. В случае дальнейших успехов поддерживаемых союзниками правительственных сил, существование этих пунктов, неспособных оказать помощь боевикам террористических группировок, становится бессмысленным. Соответственно, не обходится без провокаций и перестрелок, одна из которых привела в начале недели к гибели нескольких оккупантов. Стремясь не упустить столь «удачно» подвернувшийся повод, турецкий лидер закатил очередную истерику, возвестив о массированных ракетно-артиллерийских ударах по позициям «режима Асада», и даже вроде бы поднял в воздух самолёты. Если бы это оказалось правдой – это означало бы полномасштабную военную агрессию против соседней страны, которую турецкий президент демагогически именует «самообороной». Однако Министерство обороны Российской Федерации реализацию угроз Эрдогана не подтвердило. Если же верить отдельным сообщениям в социальных сетях, небо над северо-западом Сирии, мягко говоря, не благоприятствовало полётам враждебной авиации. Призывая российского коллегу оказать давление на «режим Асада», войска которого почему-то должны за февраль отойти от турецких «наблюдательных пунктов», в Анкаре, похоже, изначально и не собирались соблюдать взятые на себя в 2018 году и в последующем обязательства. Об этом, равно как и о нарушении турками «Анадских соглашений» 1998 года, говорится в заявлении сирийского внешнеполитического ведомства от 5 февраля: «…поведение Анкары свидетельствует о том, что она произвольно трактует подписанные документы и вводит в заблуждение международную общественность».

Тем временем боевики террористических группировок по-прежнему беспрепятственно проникают через границу, орудуя не только в Идлибе или к западу от Алеппо, но и в провинции Хомс. По словам министра энергетики САР Али Ганема, «террористические банды снова совершили нападения на объекты сирийского нефтегазового комплекса и нанесли материальный урон». Атакам на рассвете 4 февраля подверглись газоперерабатывающий завод “Эбла”, газовые станции в Райяне и на Центральном плато, а также нефтеперерабатывающий завод в городе Хомс. Пожарным службам удалось локализовать пожары, а ремонтные бригады приступили к оценке ущерба и восстановительным работам.

Согласно информации, поступившей из нескольких независимых источников в российский Центр примирения враждующих сторон, в поселении Зерба «зоны деэскалации» Идлиб пособниками боевиков из числа «Белых касок» совместно с террористами завершены съемки постановочного видео о якобы применении правительственными войсками «отравляющих веществ» против мирного населения. В видеоролике инсценированы так называемые «последствия» нанесения бомбового удара сирийскими ВВС неизвестным «химическим боеприпасом». На отснятых кадрах в густом желтом дыму зафиксированы постановочные «человеческие жертвы» с признаками «отравления». Очередная видеофальшивка подготовлена к распространению по социальным сетям для дальнейшего тиражирования в западных и арабских СМИ.

Между тем, 5 февраля появилась информация об успешных действиях сирийцев в направлении Саракиба, и уже на следующий день этот второй  город в провинции Идлиб был полностью окружён (вместе в выставленными вокруг него турецкими «наблюдательными пунктами»). «Сирийская армия дает боевикам последний шанс и предлагает им сложить оружие во имя сохранения жизни мирных жителей», – говорится в переданном агентством SANA заявлении армейского командования. Бандитам Саракиба и Телль-Тоукана было рекомендовано не удерживать мирных граждан, используя их «в качестве живого щита в расчете на военную помощь со стороны Турции». Кроме того, командование вооруженных сил считает незаконным нахождение турецких войск в Идлибе и выражает готовность сирийской армии на немедленный отпор любым враждебным действиям с их стороны.

Большая часть боевиков, судя по всему, предпочла отойти, дабы не оказаться в окружении. Расположенный на перекрестье шоссе Латакия – Алеппо и Дамаск – Алеппо, Саракиб прикрывает проход с востока к административному центру провинции Идлиб (основной оплот разномастной «вооружённой оппозиции»). Разваливающийся «фронт» боевиков в юго-западном Идлибе может быть сохранён разве что очередным внешним вмешательством. В случае объявления по итогам переговоров 8 февраля очередного «перемирия», как это неоднократно случалось ранее, террористы получат возможность отдышаться, перегруппироваться, подтянуть резервы и приготовиться к очередному весенне-летнему сезону боевых действий.

По информации с мест, только за 5-6 февраля в район поселений Кафр-Хая, Сармада, Маарет-Мисрин, Бниш и Тафтаназ переброшено около двухсот единиц турецкой военной техники, в том числе около пятидесяти бронеавтомобилей, несколько десятков единиц полевой артиллерии и минометов, сотни военнослужащих, преимущественно из состава сил спецназначения. Переброска войск продолжается, и общая численность турецкой группировки в районе Идлиба, де-факто нацеленной на удержание позиций террористов, может возрасти до 2500 тысяч человек. 7 февраля очередная «колонна из 150 грузовиков со спецназом, военной техникой и боеприпасами достигла приграничного района Рейханлы южной турецкой провинции Хатай, откуда проследует в Сирию». На освобожденных от боевиков территориях сирийцы находят всё новые запасы американского оружия.

В этой связи крайне показательна поддержка, действий турецких союзников в Сирии госсекретарём Майком Помпео и спецпредставителем по Сирии Дж. Джеффри, уверенном в том, что Дамаск «не проживет и недели без помощи России на поле боя». Адресованные Москве призывы «изменить свою политику» на Ближнем Востоке, сопровождающиеся издевательски-абсурдными «пожеланиями», свидетельствуют о неизменности курса на поддержку террористов. И вовсе не случайно в российском МИДе

«…обратили внимание на ряд заявлений западных стран, прежде всего США, в которых террористов «Хейат Тахрир аш-Шам» (запрещена в России) пытаются представить в качестве умеренной оппозиции и выгородить под предлогом установления режима прекращения боевых действий (РПБД). Никакого РПБД с террористами никогда не было и быть не может, как это недвусмысленно предусмотрено в параграфе 8 резолюции 2254 СБ ООН. Кроме того, замалчиваются факты захвата террористами гражданских объектов, которые они переоборудовали под огневые точки, склады с вооружением и боеприпасами, мастерские по производству оружия и взрывчатых веществ, казармы и тюрьмы…»

Кроме того, широко разрекламированное уничтожение главаря запрещённой в России группировки «ИГ» Абу Бакра аль-Багдади именно в Идлибе позволяет задать вопрос: «так кто же тогда, по мнению Вашингтона, контролирует Идлиб – террористы или умеренная оппозиция во главе с полевыми командирами «Аль-Каиды»?.. Верхом цинизма и двуличия выглядят заявления о солидарности с Турцией, в отношении которой Белый дом ввел санкции и требовал осуждения на фоне операции «Источник мира»…»

Думается, что здесь всё очевидно, и удивляться «цинизму и двуличию» не следует: «правильных» террористов будут поддерживать столько, сколько это будет необходимым, в том числе – при помощи турок, тактические разногласия американцев с которыми некоторые российские эксперты зачем-то сильно преувеличивают. Очередной российско-турецкий военный кризис способен обрушить как взаимодействие в рамках как «Астанинского» переговорного процесса, так и совместных мероприятий «на земле». Явный тому симптом – обозначившийся курс на саботирование турецкими военными совместного патрулирования на севере и северо-востоке Сирии. Дальнейшее «повышение ставок», чреватое гибелью турецких, сирийских и российских военнослужащих – сценарий крайне нежелательный, однако готовиться, с учётом имеющегося опыта, следует именно к нему. «Горючего материала» более чем достаточно: на территории Сирии и Ирака могут находиться до 27 тысяч иностранных террористов, продолжающих «представлять угрозу в кратко-, средне- и долгосрочной перспективе», заявил заместитель Генерального секретаря ООН, глава контртеррористического управления организации Владимир Воронков. Региональные ячейки террористических группировок следуют стратегии закрепления в зонах конфликтов, используя местные проблемы.

* * *

Очередной внезапный ночной израильский удар по Дамаску 6 февраля едва не привёл к очередной трагедии в воздухе, напоминающей потерю в сентябре 2018 года российского самолёта радиолокационной разведки. Заходивший на посадку лайнер со 172 пассажирами чуть не попал под огонь сирийской армии, когда она отражала израильскую атаку под Дамаском. В результате самолет увели на российскую авиабазу, сообщил официальный представитель Минобороны Игорь Конашенков. Четыре истребителя F-16 ВВС Израиля, атаковавшие восемью ракетами «воздух – земля» пригороды Дамаска, спровоцировали ответный огонь сирийских средств ПВО. В этот момент в районе международного аэропорта Дамаска на посадку заходил пассажирский лайнер Airbus-320. Увести лайнер из зоны поражения и благополучно посадить его на базе Хмеймим удалось только «благодаря оперативным действиям диспетчеров столичной воздушной гавани и эффективной работе автоматизированной системы управления воздушным движением». Во всем мире движение пассажирских рейсов осуществляется в известных высотных эшелонах, не являющихся секретом для радиолокационных средств Израиля, так что

«…проведение израильским Генштабом боевых операций в воздухе с использованием для прикрытия или блокирования ответных действий сирийских сил ПВО гражданских самолетов с пассажирами становится характерной чертой израильских ВВС».

– отметил Конашенков, сожалея о том, что «подобные операции израильских стратегов» «ни во что не ставят жизни сотен ни в чем не повинных гражданских людей». В Дамаске намерены укрепить системы противовоздушной обороны в связи с частыми авиаударами со стороны Израиля и его тактикой прикрываться другими самолетами, заявил РИА Новости посол Сирии в Китае, бывший посол Сирии в США Имад Мустафа. Впрочем, вряд ли это приведёт к прекращению израильских авиаударов, планировщики которых избегают неприемлемых для себя потерь.

На заглавном фото: освобождённый Саракиб

Одна мысль о “Сирия: освобождение Саракиба и момент истины для Эрдогана

Добавить комментарий